Атлас
Войти  

Также по теме

Врачи большого города. Нарколог

Наркоманов теперь будут лечить по решению суда — такой законопроект приняла Госдума, сегодня 12 ноября. Кто такие наркоманы и как их надо лечить, почему никотин опаснее героина, о роли сладостей в массовой наркомании и о том, чем полезен финансовый кризис — в архивном интервью Якова Маршака

  • 45804

Я. Маршак

Возраст: 65 лет.

Образование: окончил механико-математический факультет МГУ, окончил медико-биологический факультет 2-го Московского медицинского института, в США получил образование и был сертифицирован как профессионал по лечению патологических пристрастий, стажировался в реабилитационном центре 3HO Super Health, Туссон, Аризона.

Работа: основатель «Клиники Маршака» в Апрелевке; основатель наркологического реабилитационного центра в Малибу, Калифорния; основатель и руководитель реабилитационного центра в составе Европейского медицинского центра.

Про «Клинику Маршака»

Первую клинику в подмосковной Апрелевке мы организовали в 1996 году, официально открыли в 1997-м. Туда приезжали лечиться даже из Америки и Австралии, бывали моменты, когда там лежало по 40 человек вместо 24. А через десять лет, в 2007 году, мне пришлось оставить клинику и уехать в США. Просто от опасности. Не хочу драматизировать, но история отвратительная. Коротко это можно описать словами «Песни шута» из «Короля Лира», которую перевел мой дедушка: «Вскормил кукушку воробей, бездомного птенца, А тот возьми да и убей приемного отца». У меня был очень тяжелый пациент, злоупотреблявший разными наркотиками. Я помог ему встать на ноги, он стал трезвым, и мы вместе организовали «Клинику Маршака». Он занимался хозяйством, я — программой. Но потом деньги вскружили ему голову, он вернулся к наркотикам, связался с одним бандитом, и они у меня просто забрали клинику. В один день они заперли меня и мою жену в разных комнатах, начали орать, положили передо мной бумаги и говорят: «Подписывай. Или вы отсюда не выйдете живыми». Я подписал. И вскоре мы улетели в Америку. И хотя «Клиника Маршака» работает и сейчас, я не знаю, что там происходит, и мне обидно и стыдно, что она работает под моим именем. После моего отъезда там не осталось почти никого из моей команды.

Про самый тяжелый наркотик

Есть серьезные американские исследования, согласно которым самый аддиктивный наркотик — это никотин. На втором месте — героин, на третьем — алкоголь.

Про природу зависимости

Наркоман — это человек с дефицитом удовлетворенности, страдающий человек. Он постоянно в поиске метода или веществ, которые приносят утешение его боли или депрессии. И вот если он находит алкоголь или другие психоактивные вещества, то он заболевает. Поэтому одни пьют и не становятся алкоголиками, а другие становятся.
Депрессия может быть обусловлена внешними и внутренними причинами. Внешние — это, например, война или любое тяжелое событие, с которым человек не смог справиться. В Америке это называется PTSD — posttraumatic stress disorder. Внутренняя причина — это наследственный дефицит удовлетворенности, врожденная склонность к депрессии. Великий немецкий поэт Генрих Гейне говорил, что он родился с зубной болью в сердце. То же можно сказать про многих наркоманов. В то же время есть масса людей, которые принимают алкоголь и даже наркотики и не становятся зависимыми.

В 1954 году в среднем мозге, то есть в эволюционно более древней части мозга, была открыта область под названием nucleus Accumbens, или «прилежащее ядро». Она отвечает за формирование ощущения удовлетворенности, которое может простираться от адских мучений до райского блаженства.
Каждый инстинкт связан с этой областью, каждая наша потребность. Еда, секс, дыхание связаны с удовлетворением, которое формируется в прилежащем ядре. Также устроены и страдания по героину, потому что патологические пристрастия являются продолжением естественных.

Про йогу

Когда мне было 25 лет, я уже был алкоголиком. Однажды со мной из-за пьянства случился ужасный конфуз на работе. Я договорился помочь одной исследовательской группе, в которой к тому же работала самая красивая сотрудница института. И я подвел их — вместо того чтобы сделать обещанное, я сильно напился с друзьями с химфака чистым спиртом. И вот после этого я дал себе зарок — никогда больше! Но от стыда и расстройства мне больше всего хотелось только одного — снова выпить. К тому времени я занимался в подпольном кружке йоги. Это был 1971 год, и все подобные практики были запрещены. Я заметил, что от йоги я получал больше удовольствия, чем другие. Так вот, я вернулся с работы после этого позора с необоримым желанием выпить, сел на коврик и час прозанимался йогой. И после почувствовал, что тяга к алкоголю на этот момент прошла. Я понял: ага, это мой метод. С того момента я не пью уже больше 40 лет. Первые шесть лет я занимался каждое утро минимум по часу.


В 1991 году я попал на стажировку в Аризону, в реабилитационный центр 3HO Super Health, где наркоманию лечат кундалини-йогой. Вернувшись в Россию, я завел кружок для наркоманов, мы снимали физкультурный зал в складчину и занимались. Потом они стали звать других, а те — других, и ко мне стало набиваться по 100 человек. Недавно я видел своего первого ученика, он кандидат химических наук, замечательный человек. Все ребята, с которыми мы начинали, сейчас абсолютно трезвые. Сейчас в Москве много клубов кундалини-йоги — это все ученики или ученики учеников. Сережа Литау был моим учеником и работал у нас в клинике (Сергей Литау — основатель сети йога-клубов «Федерация йоги». — БГ). И Леша Меркулов (известный йога-инструктор. — БГ) тоже. Это все очень любимые мною люди.

Про метод 

Суть метода состоит том, чтобы восстановить нормальное самоощущение, нарушенное у наркоманов. Здоровый человек испытывает негу в покое, восторг и энергичность при активности и не испытывает тревожность без особой причины. Мы можем натренировать мозг, как бодибилдеры тренируют мышцы, с помощью занятий йогой и специальных биологически активных добавок. Но не трав каких-нибудь, а определенных аминокислот, которые являются предшественниками нейромедиаторов, обслуживающих процесс регуляции настроения в мозге. Мы абсолютно точно понимаем нейрохимические процессы, которые нам нужно стимулировать. Например, аминокислота тирозин — это предшественник всех катехоламинов, которые еще называют «гормонами счастья». Сочетание упражнений и нейрохимического сопровождения и дает эффект brainbuilding (англ. «построение мозга». — БГ).

Вторая часть реабилитации — это mind reconstruction, то есть психологическое восстановление. Если наркоман делает какую-то подлость, ему наплевать, как он выглядит. А для здорового счастливого человека это невыносимо. Как в монологе царя Бориса из «Бориса Годунова» Пушкина: «...едино разве совесть, Так здравая она восторжествует над злобою, Над черной клеветою. Но если в ней единое пятно, Единое однажды завелося, Тогда — беда! как язвой моровой Душа сгорит, нальётся сердце ядом. Как молотком, стучит в ушах упрек, И все тошнит, и голова кружится, И мальчики кровавые в глазах... И рад бежать, да некуда... ужасно! Да жалок тот, в ком совесть нечиста». Реабилитация наркомана — это переход пациента из одного состояния в другое, и он очень хрупок. Человек начинает оттаивать, появляется ощущение стыда, раскаяния, которое приводит к депрессии, а как депрессия — опять наркотик. Поэтому для реабилитации обязательно нужны психологи-консультанты. Здесь мы используем программу «Двенадцать шагов». Это совершенно потрясающая система анонимных групп алкоголиков, наркоманов, гемблеров и так далее, которая помогает переиначить человека, научить его получать удовольствие от жизни без наркотика. И люди, которые ходят на 12-шаговые группы, очень любят это дело, потому что им становится хорошо. А когда человеку хорошо, влечение к наркотику для него уже не актуально.

Еще в реабилитации очень важна диета, потому что наркоманам нужна особая пища. Люди сейчас стараются есть то, что приносит сладко-нежное удовольствие. Неминуемо после приема такой пищи со временем наступает период упадка сил и неприятных ощущений. Вот наркоманам это совершенно нельзя, потому что во втором, дисфорическом после сладкой еды периоде их мысли обращаются к наркотику. Поэтому у нас специально разработано меню, которое дает стимуляторное удовлетворение. Принцип этой пищи — белок, пищевые волокна и специи, и искусство повара, конечно.

На практике это выглядит так: наркоман попадает в клинику, его помещают в бокс, где ему проводят быструю детоксикацию. То есть снимают острое состояние и очищают кровь от того, что не нужно. И на следующий день человек уже готов пойти в реабилитационную программу. Программа его подхватывает, и дальше он уже очень быстро начинает чувствовать эйфорию. Эта программа рассчитана на 28 дней.

Про Чукотку 

Пять лет назад ко мне обратилась Ида Лейбовна Ручина, сестра Романа Аркадьевича Абрамовича. Она заведует Красным Крестом Чукотки. А на Чукотке беда — вымирание народов Севера, повальный алкоголизм, от которого они вымирают со страшной скоростью. Мы приехали туда, чтобы научить их нашей технологии, как превозмочь эту депрессию и стать трезвыми и счастливыми. Теперь там уже есть свои ученики-инструкторы, которые продолжают вести группы. Губернатор сейчас ассигнует большую сумму денег, там начинают строительство реабилитационного центра.

Про замещение

Безусловно, можно воспринимать йогу как зависимость, но это зависимость полезная. Наркотик ведет в могилу, а йога — в сторону от могилы. А есть люди, которые прозанимались и не стали зависимыми, и я знаю крупных бизнесменов, с которыми я потом встречался: они два года позанимались йогой, как было предложено, перестали — и прекрасно себе живут. И занимаются каким-то своим делом, к которому они очень привязаны.

Про то, как уберечь от наркотиков ребенка

Самое главное — не давать детям сладкого. Вообще! Не давать пищу с высоким гликемическим индексом. Причина героиновой эпидемии начала 90-х годов — это пищевая революция, которая произошла. Появилось много сладкой газировки и шоколадных батончиков, а сладкое действует как опиат. Сладкое создает перепады настроения. Причем у людей, не достигших 18–20-летнего возраста, это особенно опасно. Не зря американцы разрешают употреблять алкоголь только после 21 года. Взрослые не так ярко чувствуют счастье и не в такое глубокое несчастье проваливаются, как дети.

Про возвращение 

Я вернулся по многим причинам. Во-первых, экономический кризис. В России и Америке он по-разному откликается. Там люди стараются сохранить деньги, а здесь начинают их вкладывать, в том числе и в здоровье. Как ни странно, и в предыдущий кризис 1998 года у нас в Апрелевке был такой наплыв пациентов! Во-вторых, мне предложили сделать новую клинику. Меня познакомили с Леонидом Михайловичем Печатниковым, главным врачом Европейского медицинского центра. Я ему рассказал о методике, и он предложил мне сделать новый реабилитационный центр на базе EMC.

Читайте также:

«Охота на нарка»: поэт Александр Дельфинов описал один день своей работы с наркозависимыми в Москве.

«Наркотические обезболивающие и этика»Британская медсестра Джиллиан Берн, которая помогает в неблагополучных странах организовывать помощь неизлечимым больным, рассказала, что ждет российских пациентов. 

«О чем молчат наркоманы: могут ли зависимые говорить?» Есть ли права у наркозависимых?

«Булка с повинной»Светлана Рейтер — о том, как кондитерский мак оказался вне закона.

 






Система Orphus

Ошибка в тексте?
Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter