Атлас
Войти  

Также по теме Врачи большого города

Врачи большого города. Судмедэксперт

Судмедэксперт Артем Манухин — о самом неприятном в работе, романтике, «подснежниках» и о том, как преступники заметают следы

  • 39545
Артем Манухин

Возраст: 32 года.

Образование: окончил Смоленскую государственную медицинскую академию.

Работа: судебно-медицинский эксперт Бюро судебно-медицинской экспертизы Департамента здравоохранения города Москвы.



О сути работы

Я раньше работал только в морге: там на планерке тебе дают труп или два, идешь в секционный зал, исследуешь тело, выписываешь родственникам справку для свидетельства о смерти, заканчиваешь акт и сдаешь прокуратуре. Но в последнее время я только дежурю и не исследую трупы в секционном зале. В Москве вместе с органами дознания организована служба, которая выезжает и осматривает труп на месте происшествия. Вот кого-то убили, и туда направляется следователь, опер, криминалист, который «снимает» пальцы, ищет гильзы, и судмедэксперт, чтобы определить примерное время и причину наступления смерти: чем ударили, что нужно искать — камень, бутылку, молоток. То есть надо на месте сориентировать следственно-оперативную группу. Я сейчас занимаюсь именно этим. В сутки бывает один-два выезда.

Как все проходит? Вот ты лежишь спишь, никого не трогаешь, забегает милиционер: «Поехали!» На место происшествия сначала заходят следователи и криминалисты. Они все бегло осматривают: ищут отпечатки пальцев, следы ног. Если нужно найти кого-то по горячим следам, заходит собака. Следователь описывает место происшествия, и когда дело доходит до трупа, вызывают меня.


О времени смерти

Как понять, в какое время произошло убийство? Когда человек умирает, появляется трупное окоченение, трупные пятна: у живого человека кровь циркулирует, у мертвого — оседает в нижние отделы тела. Эти пятна чаще всего такого синюшно-фиолетового цвета. Когда надавливаешь пальцем на это пятно, оно исчезает. Важно, на какое время. Или, может, оно просто бледнеет. В течение трех часов трупное окоченение развивается везде более-менее нормально. Еще есть такое понятие — проба на идеомускулярную опухоль. При ударе ребром руки или пластины (тонким цилиндрическим предметом) по двуглавой мышце образуется валик мышечного сокращения. По его высоте тоже можно судить о времени наступления смерти. И последнее — температура в прямой кишке. Есть специальная таблица, которая помогает разобраться в ситуации. Померить температуру нужно вне зависимости от того, где ты находишься, на улице или в квартире. И даже если свидетели говорят, что человек умер несколько минут назад, они могут путать или врать. А чтобы ни у кого не вызвать шок, территория огораживается и зевак разгоняют. 


недавно одна машина сбила человека, другая — переехала. И нужно было определить, кто виноват, кто убил​

О задачах

Вопросов, поставленных следствием, очень много: время, причины наступления смерти, тяжесть нанесенных повреждений, механизм образования повреждений: чем ударили, с какой скоростью, под каким углом, с какой силой, какая форма предмета и т.д. Если выстрелил — с какой дистанции. Если нож — сличить нож. Что убитый ел перед смертью, когда — чтобы знать, в какое время человек был, предположим, в ресторане. Например, подозреваемый с убитым сидели в кафе. Свидетели рассказывают, что потерпевший заказывал баранину. А убийца говорит: «Я не с ним сидел, вам показалось». Но мы по содержимому желудка можем определить, что это была баранина. Определяется все визуально — никакой лаборатории. Чаще всего, когда еда «упала» ниже двенадцатиперстной кишки, уже не определишь, что это было. Если только это не грибы, которые не перевариваются. То есть все кишки приходится разрезать. Но делается это еще и для другого: многие забывают об одной важной функции судмедэкспертов — мы фильтры безопасности в отношении особо опасных инфекций. Допустим, приехал человек из-за границы с холерой и благополучно скончался у нас. Если бы это тело не вскрывали, захоронили бы около грунтовых вод — и все, эпидемия. А мы вскрываем все трупы, у которых неясна причина смерти, и определяем ее.


О несовершенстве

Вся наша работа — достаточно интересная работа следопыта. До конца научиться ей невозможно. Я вскрыл где-то 4 500 трупов и многих случаев вообще не видел. Например, очень нечасто попадается отравление дихлорэтаном. Сейчас им уже никто не травится, а раньше люди, больные алкоголизмом, путали его с самогоном и травились через одного. По запаху он напоминает сушеные грибы, а по телу ничего не определишь. Такое отравление можно пропустить, и придется указать, что причина смерти не установлена. Еще пример: один мой однокурсник уехал в Якутию, где нет многоэтажных зданий. И этот судмедэксперт не видит падений с высот, поэтому он может спутать такой случай с тем, когда человека сбила машина. В Москве сложности у судмедэксперта возникают, если, например, человека загрызли собаки: тут такого практически нет — мы же не в лесу живем.

В любом случае главное — сначала понять механизм смерти. А уже нюансы — было ли кручение стопы, шел ли человек, когда его сбили, сидел ли, когда его били, — это ты уже определяешь потом. У тебя есть протокол осмотра трупа на месте происшествия и протокол осмотра трупа, когда ты его вскрывал. Ты спокойно сидишь, все это сличаешь и делаешь выводы. Если чего-то не знаешь, спокойно достаешь талмуд, допустим, по автотравме или отравлениям и читаешь. Мы жизни не спасаем, нам торопиться некуда. Какие-то распространенные случаи (отравление алкоголем, переохлаждения, инфаркты, падения) мы не смотрим. Хотя и тут бывают интересные ситуации. Например, недавно одна машина сбила человека, другая — переехала. И нужно было определить, кто виноват, кто убил. Выяснили, что тот, кто переехал. Мне принесли свидетельские показания, и по повреждениям я понял, что сначала его сбили, он перевернулся в воздухе, упал, а потом по нему проехали, и это стало причиной смерти. Я это узнал, потому что там, где проехала вторая машина, были кровоизлияния, то есть если бы человек умер, кровь бы уже не текла.


​Иногда, если человека сбивает машина, его могут оттащить к какой-то высотке — якобы сам спрыгнул. Но на вскрытии все определяется элементарно​

О падениях, авариях и «хитрых» водителях

Иногда, если человека сбивает машина, его могут оттащить к какой-то высотке — якобы сам спрыгнул. Но на вскрытии все определяется элементарно. Это можно понять по механизму переломов. Механизмов падения тысячи, однако часто, когда человек падает с высоты, кость ломается на мелкие куски, они оказываются вколочены друг в друга. А если его сбивает машина, будет кровоизлияние в мягкие ткани, их размозжение — тут сразу видно, где и как ломалась кость. То есть в первом случае кровоизлияние будет в стопе, а во втором сбоку, допустим на голени.

Например, был такой случай с «подснежниками». «Подснежники» — это в основном те, кто заблудился в лесу зимой, перепил, кого сбили и отвезли подальше от места аварии. Когда снег сходит, их и обнаруживают. И однажды мужчину и женщину сбила «газель», их отвезли в лесополосу. Весной нашли, вроде бомжи. Начинаю вскрывать — все переломано. Значит, точно сбили. На удивление, нашли водителя: обнаружились какие-то свидетели, разыскали машину, а в ее деталях — кровь.


О сухом и влажном клинке

Судмедэксперт может определить, был клинок, которым ударили человека, сухой или влажный. Как это помогает в расследовании? Допустим, одним ножом били несколько человек. Кто нанес первый удар? Кто спровоцировал? У кого был нож. Ты не можешь знать у кого, однако можешь сказать, какая рана была первой. А следователь, например, на допросе выяснил, кто как стоял во время нападения и кто мог ударить в эту область, а кто нет. Как мы определяем, были клинок сухим или влажным? Если он сухой, кожа будет загибаться внутрь раны и можно увидеть так называемый тонкий поясок осаднения — небольшую ссадину. Ее проще разглядеть под лупой или в микроскоп. Или можно отправить ткань тем судмедэкспертам, которые специализируются на ранах и могут дать заключение со стопроцентной гарантией. Если клинок был влажный, пояска осаднения не будет.


Об ударе тупым предметом

При ударе бутылкой или молотком форма кровоизлияния и раны будут разными. Важно понять, это ограниченная ударная поверхность или преобладающая. Удар от бутылки оставит в мягких тканях след полоской. У молотка это будут четкие границы, округлые либо квадратные. Но, конечно, мы не говорим, что это молоток: «Данное повреждение было причинено тупым твердым предметом с ограниченной поверхностью, предположительно имеющей форму круга, в данную поверхность головы». Мягкие ткани головы состоят из кожи, апоневроза (прослойка, грубо говоря, сухожилий), жировой прослойки, мягких тканей, которые непосредственно крепятся к черепу. Если по слоям разрезать их вдоль, то форма травмирующего предмета станет лучше видна: между апоневрозом и кожей кровоизлияние сильно не распространяется, кровью все сразу не заплывает. 

Артем Манухин


​Студентом ты думаешь, что это романтика, что это круто, ксива, уважение от милиции​

О России и Европе

Сейчас в судебно-медицинской экспертизе в России все примерно так же, как 50 лет назад. В любой другой медицинской области человеку спасают жизнь — это выгодно государству, сами люди готовы за это платить. На спрос рождаются предложения — придумываются какие-то новые методы исследований, вмешательств. А какая корпорация финансово заинтересована в судебно-медицинской экспертизе? Прокуратура сама бюджетная организация, как и милиция. Мой знакомый работает судмедэкспертом в Европе — там и рентгены стоят, и операционная готова к любым манипуляциям. Теоретически там вообще можно не вскрывать, а определять произошедшие с телом изменения так же, как делают это с живым человеком. В России разрезают ткань, чтобы посмотреть, как раздроблена кость, в то время как можно сделать рентген. Иногда эффективной будет компьютерная томография. Тесты ДНК в России практически не делают: зачастую судебке это не по карману. Исключения составляют случаи, когда невозможно опознать человека. Но иногда обходимся тестом на биологическую принадлежность. Так что, по большому счету, у нас есть только один нож и две руки. Ну а если в Москве все так, то можно представить, как обстоят дела по всей России.


О неприятном в работе

Студентом ты думаешь, что это романтика, что это круто, ксива, уважение от милиции. Сначала такие вещи тебя греют, но потом работа надоедает: она долгая и кропотливая, в ней очень много рутины. Не как в кино показывают. И неправда, что судмедэксперты алкаши.

Больше всего я не люблю работать с детьми. Хорошо, что в Москве организовали специальных судмедэкспертов, которые занимаются только несовершеннолетними. Ощущение, что работать с трупами неприятно, у меня исчезло на второй раз. Даже к несвежим привыкаешь быстро. Однако ужаснее всего в работе другое. Бывает, бабушка умерла, а родственники начинают грызться из-за квартиры прямо при теле. Вот эта грязь неприятнее.

Вообще, судмедэксперты большие циники, ты близко к сердцу никогда в жизни ничего не принимаешь. Но иногда бывают случаи: молодой пацан умер, девочка по глупости. И тогда жалко, но не их, а скорее родителей.


​На самом деле скрыть можно многое, если знаешь как​

О родственниках

Мы стараемся полностью изолировать себя от родственников убитых, потому что они могут быть заинтересованными лицами. Статью 310 УК («Разглашение данных предварительного расследования») никто не отменял. За нее в некоторых случаях грозит срок. Родственники могут постараться всунуть какие-то деньги: «Спасибо», «Помогите». Это 307-я статья УК: дача заведомо ложных показаний. Поэтому мы просто шарахаемся от этих людей: «Все вопросы к следователю». Когда в морге работаешь и просто выходишь на улицу, кто-то из родственников может подойти (мало ли откуда просочилась информация, что ты судмедэксперт). И ты всегда пытаешься уйти от ответа, сказать, что они ошиблись. Родственникам мы никогда не представляемся. Кто представляется — молодой и глупый. Ведь, может, родственники человека и убили.

Однажды я вскрыл мусульманина, и его родственник грозился мне отомстить. Но даже если сюда привезут весь аул — морг оцепят кольцом ОМОНа, и все. Потому что у нас вскрывают почти всех. Не исследуются только люди с хроническими заболеваниями, онкологические больные. Их могут исследовать, но по желанию родственников. А всех остальных обязательно.


Как хитрят и заметают следы

Когда труп лежит и кровь у него стекает в низлежащие отделы тела, она пропитывает мягкие ткани и при изменении положения тела так и остается. Допустим, если труп пролежал двое суток и его перевернули, трупные пятна останутся наверху. Когда ты видишь трупные пятна не внизу, а наверху, значит, тело переворачивали. Или его могли откуда-то принести. Это становится ясно, если есть следы волочения на одежде, коленках, пятках — у человека может не быть обуви.

На самом деле скрыть можно многое, если знаешь как. Был такой случай: очень грамотный хирург в пьяном состоянии убил свою жену — ударил в сердце ножом. Она умерла. Наутро он начал думать, что делать с телом. Это прозвучит цинично, но, с точки зрения судмедэксперта, он принял грамотное решение: полностью вырезал рану, ребра, в которые было кровоизлияние, сердце — выкинул все это и труп привез в морг. Cказал, что был невменяем, жена умерла от сердечного приступа, а он съел ее сердце. Налицо была явная кровопотеря, однако ни одного поврежденного органа нет — только посмертный дефект тканей. Как доказать, что он ее убил? Он два месяца отсидел в психбольнице, и его отпустили. 


Чаще всего самоубийцы вешаются. И в основном это мужчины и бабушки​

Когда душат, а потом на три дня оставляют тело на жаре, уже сложно понять, что произошло. Но все-таки реально: тут нужно, чтобы судмедэксперт сработал грамотно. Во-первых, во рту могут быть перья — смотришь сам и отдаешь часть ткани из полости рта гистологам. Есть еще общие асфиктические признаки: мелкоточечные кровоизлияния в конъюнктивах. Это бывает при асфиксии (удушье. — БГ) и отравлении. Но есть дифференциальные признаки: при отравлении что-то не то будет в желудке, нужно обратить внимание на вены (вдруг это наркоман). При удушении легкие будут без отека, переполнены воздухом, везде жидкая кровь. Когда человек быстро умирает, сгустки крови у него не образуются. Когда медленно — кровь в сердце превращается будто бы в желе. Если есть какие-то подозрения на удушение, можно воспользоваться одним очень неплохим способом: взять на биохимию кровь из синусов твердой мозговой оболочки и из бедренной вены. От нехватки кислорода первым умирает мозг, он к этому моменту полностью расходует всю глюкозу, поэтому ее будет очень мало в крови, которая находится вокруг головы. Мышцам столько глюкозы и кислорода не надо. Соответственно, если ты берешь кровь из бедра и из головы, будут абсолютно разные две величины глюкозы. Это один из достоверных признаков того, что было удушение, даже если не будет борозды на шее.


О нелепых смертях и самоубийствах

Столько видишь нелепых смертей! Человек боялся, что его на производстве придавит станок, шел по дороге — из-под КамАЗа выскочил камень и размозжил ему голову. Или девушку бросил парень — она наелась таблеток. Или вышла из окна. Или прыгуны: в прошлом году три пары с крыши прыгнули. Мне кажется, они все в последний момент передумывают. Но определить это можно отчасти только у висельников: если шея окажется расцарапана, значит, он пытался вылезти из петли. И то если он сразу не потерял сознание. Чаще всего самоубийцы вешаются. И в основном это мужчины (большинство — пьющие и наркоманы) и бабушки. Бросаются с крыши преимущественно молодые: несчастная любовь либо наркотики.

 






Система Orphus

Ошибка в тексте?
Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter