Атлас
Войти  

Также по теме 3+

3+: Наталья Мотева

«В последнее время я перестала делать вид, что у меня все отлично. Если я устала или у меня что-то случилось, я всем так и говорю: «Слушайте, у меня проблемы»

  • 31589
Наталья Мотева

Наталья Мотева, актриса 

Аглая — 7 лет
Фома — 5 лет
Пелагея — 2,5 года
Дуня — 9 месяцев


— Как у вас организована жизнь? У вас есть няня?

— Няня работает шесть раз в неделю по 10 часов, и мы с ней сумели так наладить расписание, что все успеваем, при том что старшая дочь в первом классе, средние дети не ходят в сад, а младшей — девять месяцев.


— Очень устаете?

— Бывает. Но в последнее время я перестала выворачиваться наизнанку и делать вид, что у меня все отлично. Если я устала или у меня что-то случилось, я всем так и говорю: «Слушайте, у меня проблемы». Недавно я потеряла права. Пришла домой и сказала: «Я потеряла права, это очень плохо, и я буду сейчас грустить. Оставьте меня сейчас все в покое». И вдруг выяснилось, что мои дети относятся к этому нормально. Сын вдруг одернул сестру: «Пелагеша, ты что, не понимаешь? Не кричи. Мама права потеряла, а это очень плохо».


— Вы стали по-другому к себе относиться с появлением детей?

— Когда родился третий ребенок, я поняла, что не нужно на себя брать больше, чем ты можешь вынести. Невозможно при трех маленьких детях все время быть белой и пушистой, улыбаться и все успевать: готовить завтрак, обед и ужин, дважды в день гулять и еще все время быть в хорошем настроении. Живой человек не в состоянии все это провернуть и не устать, а я живая.


— Вы только к третьему ребенку смирились с тем, что неидеальны?

— Да. Когда родился Фома, Аглае было 2,5 года. Было нелегко, няню мы себе позволить не могли, но я смотрела на женщин с шестью детьми, которые сидят с ними сами, и очень старалась им соответствовать.


— Получалось?

— Нет. И тогда Коля решил, что мы все-таки берем няню — просто чтоб я могла спокойно пойти в магазин, а дети при этом не орали бы и не хватали все с полок. Понятно, что все это происходило не потому, что они плохие или я их плохо воспитывала, а просто потому, что они дети. О других я только слышала — о тех, которые спят по ночам, убирают за собой вещи, хорошо едят, говорят «мамочка, извини», не дерутся и далее по списку. Из моих четырех детей такого нет ни одного.


— Наташа, а вы не думали с появлением очередного ребенка, что надо быть дома и заниматься только детьми?

— У меня есть такая мысль. Но пока она на уровне теории. Понимаете, я дома сидеть вообще не могу. Муж, может, хотел бы, чтобы я все время была дома, готовила и занималась детьми, чтобы я была как жена нашего батюшки, у которой только дом, хозяйство и дети. Но он понимает, что я человек другого склада. Меня сложно назвать покладистой домохозяйкой. Я люблю заниматься домашними делами — только не каждый день, а хотя бы через день.


«Меня сложно назвать покладистой домохозяйкой. Я люблю заниматься домашними делами — только не каждый день, а хотя бы через день»

— Потому что скучно с детьми?

— С детьми? Нет, с детьми бывает как угодно: громко, тяжело, шумно, быстро, — но точно не скучно. Я дома устаю от того, что все одно и то же каждый день, вот это мне тяжело.


— Сейчас, когда детей четверо, вам легче или тяжелее, чем когда был один ребенок?

— Сейчас легче. С одним ребенком было скучно. Я не могла этот темп выносить. Ходишь с Аглаей за ручку по двору и только и делаешь, что говоришь: «Вот это же-е-елтый листик, а это — кра-а-асный, вот — же-е-елтый, вот — кра-а-асный». Очень медленно и однообразно для меня. То ли дело сейчас. Одного на качелях качаешь, другую — в коляске и еще кричишь: «Не трогай мальчика лопаткой, Фома! Аглая, ты куда пошла?» Вот это по мне.


— А бывает, что вы не справляетесь с детьми?

— Бывает, конечно. Этим летом так получилось, что сначала в Москву из Калининграда, где мы все отдыхали у моих родителей, вернулись только я с дочками, а средние дети остались у мамы. Мы с Аглаей, старшей, быстро наладили быт. Ее не нужно никуда тянуть, можно просто сказать «пора чистить зубы», «убери, пожалуйста, кровать» и так далее. И я ужасно переживала, что же будет, когда вернутся остальные; что каждый вечер мне придется укладывать четверых детей, а это просто невозможно, ведь все хотят разные сказки, а младшую надо покачать в тишине, чтобы она уснула. Я умирала от страха, что у меня ничего не получится. Но все постепенно наладилось, хотя один раз я даже плакала и кричала: «Дети, я вас боюсь». Как-то само собой разрешилось. Дети не монстры, и с ними можно договориться, если самому при этом оставаться спокойным и уверенным.

Наталья Мотева


— А вам удается оставаться спокойной и радостной?

— С переменным успехом.


— Дети часто выводят вас из себя?

— Бывает. Особенно часто я впадаю в это состояние из-за сына, потому что он вообще другой. Он мужчина, и я не всегда понимаю, по каким внутренним законам он существует. Так что бывает, я не знаю, что с ним делать. Он не закатывает истерик в магазине, не бросается на пол. Просто с завидным постоянством делает то, что я прошу его не делать. Если на пути лужа, Фома обязательно в нее влезет. И ему все равно, что придется всем идти домой и ждать, когда он переоденется. Просто он хочет влезть в лужу, и он это сделает. Еще он дерется. Бьет сестер, даже меня бьет, бывает.


— Вы учите девочек обороняться, если брат их бьет?

— Я прочла, что детей лет до шести нельзя учить обороняться. Наоборот, их надо учить жалеть тех, кто дерется. Например, если ребенок дерется в песочнице, нужно сказать ему, что тебе больно, но не бить в ответ, потому что это породит еще большую агрессию.


— Вам никогда не было страшно, что на детей не хватит денег? Вернее, что качество вашей жизни настолько ухудшится, что все уже будет не в радость?

— Моя бабушка, у которой в семье было восемь детей, всегда говорила: «Бог даст ребеночка, даст на ребеночка, еще и дорогу покажет». Так и есть на самом деле. Главное, не запариваться на этот счет. Нет у тебя коляски — позвони подруге, спроси, может, уже освободилась ее коляска. И не надо забивать себе голову устаревшими фразами типа, сами плохо живем, что нищету-то плодить. Потому что тогда все обрастает какими-то совершенно ненужными комплексами, проблемами. А все проще. Тебе надо — попроси, и оно у тебя появится. Это же только вещи. Надо проще к ним относиться.


«Моя бабушка, у которой в семье было восемь детей, всегда говорила: «Бог даст ребеночка, даст на ребеночка, еще и дорогу покажет». Так и есть на самом деле»

Наталья Мотева

— Ваши отношения с мужем менялись с появлением детей?

— За семь лет у нас родилось четверо детей. Все получилось ровно по словам одного старца, который сказал: «С первым ребенком мужчина и женщина понимают, насколько они разные. Со вторым — что чужие. С третьим осознают, что между ними пропасть, которую не перепрыгнуть, а с четвертым видят, что созданы друг для друга». Мы с мужем живое доказательство тому, что все так и есть.


— Как вам удалось сделать так, что с появлением детей папа не оказался на вторых ролях? Ведь бывает, что, даже когда один ребенок, женщина начинает уделять мужу меньше внимания, и он чувствует себя забытым.

— Папа всегда должен быть на первом месте. Это закон. И для семей с одним ребенком, и для семей с десятью ребятишками.


— Как это?

— Чуть проще, конечно, тем, у кого один-два ребенка. У нас так: «Папа, прости, пожалуйста, мы не успели приготовить тебе на завтрак твое любимое блюдо. Но мы очень хотели и в следующий раз обязательно успеем». И в следующий раз мы это блюдо действительно приготовим. Папа будет доволен, будет чувствовать себя самым главным и самым важным. А это — главный залог того, что в доме будет мир.

 






Система Orphus

Ошибка в тексте?
Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter