Атлас
Войти  

Также по теме 3+

3+: Вероника Гирба

«После детей муж стал чаще видеть меня в маске на лице дома. Но без бигуди пока»

  • 24503
Вероника Гирба

Вероника Гирба, владелица модельного агентства
Дети
Владимир — 13 лет
Николь — 1 год и 4 месяца
Александр — 4,5 месяца


— Жесткая у вас разница между младшими детьми.

— Год и пять дней.


— Вопрос, который напрашивается в вашем случае сразу: третий ребенок запланированный или случайный?

— Незапланированный. Просто так вышло, что я забеременела, и у меня сомнений никаких не было: раз беременна, значит, буду рожать. Я с детства знала, что у меня будет много детей. Даже не могу сказать, что решила для себя, что больше рожать не буду. Это вопрос открытый: почему бы еще не родить? Я рожала всех сама и без обезболивания, хотя последние роды были очень сложные. Беременности у меня легкие были. Первая вообще прошла практически незамеченной — мне было 19 лет, я училась в РУДН на филфаке и бегала на занятия и экзамены как миленькая. Вторая — после одиннадцатилетнего перерыва — тоже была идеальной. Третья была тяжеловата, просто потому что организм еще не успел восстановиться после родов, но ничего — справилась.


— Кто вам помогает?

— С дочкой сидит няня-филиппинка, которая у нас живет и работает круглосуточно. У младшего приходящая няня. Она медик, раньше работала в детской реанимации, так что я абсолютно спокойна, когда оставляю с ней Сашу. Она ведет подробнейший дневник его жизни: когда и что ел, когда какал, что из лекарств она давала, в какой дозировке и во сколько, так что, вернувшись, я получаю полную картину. А ночами с ним я или няня Николь. Но он спит. Он какой-то очень спокойный, к счастью, и ночами я только просыпаюсь водички ему дать.


— Он с вами в комнате?

— Нет. У него своя комната. У нас большой дом, и у всех детей по комнате. Мне кажется, это правильно, чтобы они сразу привыкали к тому, что у них есть свое пространство.


— Модельное агентство, в офисе которого мы сейчас разговариваем, — ваше собственное, я правильно понимаю?

— Сейчас — да. Причем я его выкупила практически в то же время, как родила старшую из младших. А до этого я шесть лет была руководителем, еще раньше — менеджером, а начинала свою карьеру как модель.


— Вы должны быть на работе каждый день?

— Бизнес требует от меня регулярного присутствия на работе, но это не новое дело, модель уже выстроена, команда у меня проверенная, так что каждый день мне не обязательно быть в офисе. Конечно, есть вещи, которые я ни на кого переложить не могу и делаю сама, но каждый день быть в Москве — мы живем за городом — мне не нужно. Иначе мне сложнее было бы принять решение не бросать работу, когда родились дети. Я знаю, что история под названием «ребенок выращен няней» может закончиться очень плохо, и перед глазами туча примеров, когда такой ребенок, став подростком, ни во что не ставит мать. А у меня детей трое, и мне точно надо про это думать уже сейчас. И если для маленького Саши пока мои отлучки из дома не очень важны, то для Николь уже важно, дома я или нет. Для нее имеет значение не кто ее покормит, а кто с ней общается.


«когда ты сам хорошо помнишь свои подростковые проблемы, общаться с сыном-подростком легко»

— Вы для своего старшего сына авторитет?

— Да, безусловно. Но он мегавоспитанный мальчик. Подруги мои даже удивляются: «А он у тебя вообще дерется хоть с кем-нибудь или девочек за косички таскает в школе?» Вот нет. Пока не дерется и не таскает. Может быть, я перестаралась в свое время, воспитывая из него джентльмена, и он получился немножко слишком хорошо воспитанным. Но пусть лучше так, чем наоборот. При этом мы с ним общаемся в дружеском, доверительном тоне. Я никогда не орала на него, не била, никогда просто так ничего не запрещала. Мы очень любим разговаривать друг с другом, он обожает, когда я рассказываю о своем детстве, которое у меня было непростое. У меня полная семья, я москвичка, никаких ужасов, но я была очень высокая и худая. «Глиста в скафандре» — самое милое, что я слышала от своих одноклассников. До 15 лет, пока я не начала работать манекенщицей и не поняла, что это все — мои плюсы, а не минусы, мне приходилось туговато. И я хорошо это помню, а когда ты сам хорошо помнишь свои подростковые проблемы, общаться с сыном-подростком легко. Я не давлю на него. Не требую, чтобы он был идеальным. Просто хочу соблюдения каких-то наших договоренностей.


— А как вы его наказываете, когда он эти договоренности нарушает?

— Лишаю чего-то, что ему важно. Например, айпэда на две недели. Человек сразу все понимает. Это намного более действенный способ, чем кричать или бить.


— Как он отреагировал на рождение младших?

— Отлично! Он давно просил сестренку или братика, и сейчас, когда Николь уже подросла чуть-чуть и они возятся вместе, оба получают от этого нереальное удовольствие. Я думаю, будь ему сейчас лет 15, я бы даже могла оставлять с ним дочь часа на два. Но пока нет. У него день расписан по минутам: секции, школа, коньки, плавание. Пусть учится.


— Когда он был маленький, вам помогала мама? Вы же еще учились, когда он родился.

— Мама помогала и сестра. Я поэтому не брала ни декретный, ни академический отпуск, хотя родила сына на втором курсе — нужно было учиться. Оставляла домашним, а иногда и в институт с собой его брала. Помощи у меня всегда было много, к счастью.

Вероника Гирба

— Вы сталкиваетесь с завистью к себе?

— Я с этим сталкиваюсь постоянно. Причем даже от своих коллег слышу иногда: «Ну конечно, тебе с такими деньгами почему бы не выглядеть хорошо. Ты же в салонах красоты жить можешь». Я уже устала объяснять, что зависимость обратная. Сначала ты что-то делаешь, а потом получаешь результат. После третьих родов я через две недели могла надеть купальник и выйти на подиум. Не потому что у меня муж, которому я хочу нравиться, хотя да, хочу, а потому что мне хотелось нравиться самой себе. Я слежу за собой уже много лет, и это тоже помогло мне быстро восстановиться после родов: ничего не пью, не курю, много занимаюсь спортом, стараюсь есть здоровую еду, хотя «Макдоналдсом» тоже иногда не брезгую. Просто так ничего не бывает, в том числе хорошей фигуры. Это не про деньги история, а про самодисциплину: много ходить, не есть тортиков на ночь, не пить и не курить не стоит никаких денег. Так что вопрос с завистью я для себя так решила: мне 32 года. Я мать троих детей. Я сделала максимальную карьеру в своей области: от простой модели до владелицы агентства. Я внутренне чувствую себя так уверенно и свободно, как никогда в жизни не чувствовала. И я могу позволить себе говорить правду и говорить то, что я думаю. И я решила, что буду смотреть только вперед — на тех людей, которыми восхищаюсь: на людей, которые сделали обалденную карьеру, на женщин, которые смогли построить семью и быть счастливыми в браке. Я решила, что буду смотреть на тех, кто научился жить хорошо — не по деньгам, а по внутреннему ощущению. А на тех, кто мне завидует, я не хочу тратить время и свои силы.


— На детей, то есть на старшего, эта зависть распространяется?

— Конечно. Но я учу его не тратиться на нее. Защищаться внутренне. У меня есть психолог, которая очень мне помогает в этом.


— В чем именно?

— Помогает объяснить Вове то, что я хочу до него донести, так, чтобы он понял все правильно. Я ей очень благодарна за помощь. Когда мне что-то непонятно или я теряюсь и не знаю, как отреагировать, я ей звоню и получаю очень хорошие, совершенно прикладные советы, которые помогают мне корректировать свои отношения с Вовой.


— Он от вас слышит слова «это слишком дорого»?

— Конечно. Я учу его, что всего надо добиваться самому: ничего просто так не будет. Я работаю с 15 лет, кроме как ходить по подиуму и управлять модельным агентством, я еще умею стричь, могу делать профессиональный маникюр, я профессиональный визажист, у меня есть среднее специальное медицинское образование, сейчас я закончила курсы МВА, сейчас изучаю основы юриспруденции — и может быть, именно поэтому у меня все получилось? Вот это я пытаюсь до него донести. И еще я очень хочу, чтобы он мной гордился. Знаете, есть такие мамы, которые бросают работу, когда рождается ребенок, действительно полностью посвящают себя ему, но так сужают собственный мир и интересы, что ребенку, когда он подрастает, становится с мамой скучно, и он отдаляется. А когда ребенок вырастает, ему не о чем с ней говорить. И тогда мамы обижаются: «Ну как же, я же тебе всю жизнь отдала». У всех у нас есть такие примеры перед глазами. Я так не хочу.

Вероника Гирба

— Вы как-то поменяли свое отношение к работе и к своим сотрудникам, когда родились дети?

— Да, я стала более жесткой, требования научилась формулировать четче. Планировать стала лучше. Но это легко объясняется: у меня двое малюсеньких детей, соответственно, я могу уделять работе меньше времени, чем раньше, а значит, должна успеть больше за единицу времени. И конечно, того же я жду от своих сотрудников.


— Как муж относится к тому, что вы работаете?

— Он хотел было, чтобы я осталась дома, особенно когда родились дети. Но я так устроена, что с ума начинаю сходить, если у меня не звонит телефон каждые пять минут и если у меня не запланировано несколько деловых встреч на день. Конечно, я тщательно слежу, чтобы моя работа не мешала нашей семейной жизни. И я совсем не из тех женщин-феминисток, которые меряются с мужчиной силой и доказывают, что они лучше, сильнее, выносливее и так далее. Ни в коем случае. Я женщина, и семья для меня — это главное. Я хочу быть слабой, хочу заботы, хочу, чтобы меня баловали. Но когда я несколько дней подряд не выезжаю из дома, начинаю чувствовать себя дискомфортно. И я очень благодарна мужу, что он это понимает и не ставит мне палки в колеса.


— Рождение детей как-то поменяло ваши с ним отношения?

— Глобально ничего не изменилось, мы же шестой год вместе. Но наши отношения укрепились и стали более родственными. Не то чтобы я подрасслабилась, но, скажем так, после детей он стал чаще видеть меня в маске на лице дома. Но без бигуди пока.

 






Система Orphus

Ошибка в тексте?
Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter