Атлас
Войти  

Также по теме

Библиотекари большого города

В День чтения библиотекари рассказали БГ о том, что читают дети и чем важна их профессия. Подробнее о Дне чтения можно прочитать здесь и на сайте издательства «Розовый жираф»

  • 5696


suhova

Людмила Сухова
____

Библиотека гимназии №5 в Сергиевом Посаде

«Около 15 лет я работала в профсоюзной библиотеке. Профессиональное становление было, наверное, там. И библиотека сама по себе замечательная, и люди работали совершенно дивные.

Отдельного детского отделения не было, но читатели-дети были. И, конечно, детскую литературу мы комплектовали. Работая в той, профсоюзной, библиотеке, я не любила школьные библиотеки просто как класс, не понимала, что это такое.

Но так сложилась судьба, что после библиотеки с хорошим фондом, с потрясающим комплектованием я попала сюда: нет регулярного комплектования (неправильное комплектование фондов — беда многих школьных библиотек) и не выписывают «Первое сентября». Это, конечно, происходило не по вине сотрудников, а из-за вечной нехватки денег. Первое, что я сделала, стала ее выписывать.


1195


В нашей гимназии уже много лет существует печать в форме развернутой книги, которая называется «Дарственная ex libris». Книги дарили в школьную библиотеку всегда, и я подумала, что очень жалко, что читатели берут книгу, не зная, откуда она появилась. Так возникла печать. Пишем, что это подарок библиотеке, и указываем, от кого.

С 1998 года гимназия дружит с издательским домом «Первое сентября». Нас считают неофициальной экспериментальной площадкой. Мы с легкостью и радостью апробируем какие-то новые идеи. Вот, например, «Пушкинские проповеди» Симона Соловейчика. Я подумала: как было бы здорово, если бы каждый урок, необязательно по литературе, начинался с чтения одной такой проповеди. Но ведь это урок, где каждая минута дорога. И тогда я дома открыла первую попавшуюся страницу, достала секундомер и начала читать. На одну проповедь уходило три с половиной — четыре минуты. Я предложила учительнице по математике, Светлане Евгеньевне, начинать свои уроки с пушкинской проповеди. Позже, чтобы не тратить время от урока, ребята оказались согласны оставаться и на перемены. Так началось шествие «пушкинских проповедей» и продолжается до сих пор. Многие дети открывали для себя Пушкина через Соловейчика. Если у ребенка нет читательского опыта, если ему не читали сказки Пушкина, Марка Твена, для него современная литература — единственный возможный путь узнать классику. И это мое святое убеждение, что у детей из малочитающих семей, где ребенок не оформился как читатель, нет мотивации к чтению и привести их к классике чрезвычайно тяжело. Бывает, приходит ребенок после начальной школы, и ты просишь его вспомнить сказки Пушкина, названия которых начинаются «Сказка о…». Называют одну-две.

Согласитесь, когда росли вы, среди ваших сверстников были как читающие, так и нечитающие, среди моих сверстников тоже — так было всегда. Так что разговоры о том, что современные дети не читают, на мой взгляд, преувеличены. Только ленивый не говорил о том, что вот компьютеры, ридеры, телефоны отнимают детей от книги. Но я считаю, что до смерти книги еще далеко.

Любому родителю, вне зависимости от того, читает он сам или нет, хочется, чтобы его ребенок читал. Иногда мамы приходят к учителю или к библиотекарю: «Что мне делать? Мои дети не читают, и никак не могу их заставить» — «А вы сейчас что читаете?» — «Я? Да вы что, мне некогда!» — «А что читает ваш муж?» — «Он работает на двух работах и очень устает, он приходит и падает на диван». Правильно. Но мы так хотим, чтобы наши дети читали.

Читателем можно стать с одной-единственной книги. Должно прийти время той единственной книги, которая открывает этот читательский путь. И у всех эта книга разная. Я очень хорошо помню, как мои родители мучались, что моя старшая сестра в начальной школе ничего, кроме школьной программы, не читала. И однажды она заболела, лежала дома, и вдруг ее рука потянулась в книге Валентины Осеевой «Динка». Это был прорыв. Мама выключала в комнате свет, чтобы мы больше не читали, но Иринка продолжала читать — под одеялом, с фонариком.

К сожалению, учителя литературы сейчас поставлены в рамки, они вынуждены натаскивать на ЕГЭ. Проходить в шестом классе «Барышню-крестьянку» нечитающему ребенку очень трудно. Это пытка. Такой ребенок может потерять и Пушкина, и всю классику навсегда только потому, что это связано со школой, это обязаловка, это безумный страх.

Если ребенок начинает читать «Матильду» Роальда Даля, на третьей странице он увидит список книг, которые читала эта девочка. Это Диккенс, это Хемингуэй. В свое время мы даже сделали выставку, которая называлась так: «Герои книг читают». Понятно, что не все и не сразу, но есть надежда, что со временем рука к какой-то из этих книг потянется.

А однажды мы объявили апрель месяцем мультфильмов, и все наши классы, с пятого по одиннадцатый, смотрели мультфильмы. Это были мультфильмы Гарри Бардина, Александра Петрова, это были мультфильмы, которые получали «Оскар», это был мультфильм «Старик и море». А если дети открывают для себя Хемингуэя через мультфильм — что в этом плохого? Это здорово.

С пятиклассниками мы смотрели мультфильм по рассказу Платонова «Корова». Все плакали. К тому моменту дети не читали Платонова. И, конечно, стопроцентного попадания не бывает нигде и никогда, но тем не менее многие заинтересовались и прочитали и «Корову», и другие произведения Платонова. А началось все с месяца мультфильмов.

В позапрошлом году мы в гимназии проводили акцию по повести Иосифа Бродского «Баллада о маленьком буксире». Акция называлась «Нельзя НЕ читать, нельзя НЕ купить». Книгу сделало издательство «Розовый жираф». Эту книгу все делали бесплатно: наследники Бродского бесплатно отдали права на нее, Катя Марголис делала эскизы и работала в онкологическом центре вместе с этими ребятишками. Когда мы это задумали делать, мы открывали двери гимназии для всего города. Все деньги от продажи пошли в фонд «Подари жизнь» и в онкологический детский центр. Но мы хотели не просто продать книги, мы хотели, чтобы люди открыли для себя Бродского. В читальном зале мы еще и повесили список Бродского — и это тоже цепляло, через Бродского мы выходили и на других авторов.

После той акции некоторые наши дети стали поддерживать отношения с детьми из онкологического центра, стали с ними переписываться. И у кого-то возникла идея отправить своей знакомой девочке книги. Но они четко знают, что в больницу нельзя отправлять книги, в которых фигурируют больницы, заболевания и т.д. А значит, прежде чем отправить книгу, хочешь не хочешь, но ты должен ее прочитать. Конечно, там есть волонтеры, которые не пропустят «вредную» книгу. Но ответственность лежит на отправителях, и они это понимают.

В библиотеке обычно висят таблички «Не шуметь», «Не входить в верхней одежде». Вот это «не» всегда отталкивает. Однажды я видела объявление: «В верхней одежде обслуживаются только читатели старше 80 лет» — и это здорово. У нас в библиотеке есть забавные слоганы: «Читай лежа, стоя, на ходу, на бегу» или «Рекомендовать книгу — это все равно что дать поносить ботинок, который тебе по ноге».

Что вообще должна делать библиотека, которая работает с детьми и подростками? Основные функции понятны: информационная, образовательная, воспитательная. Еще библиотека должна дарить встречу с книгой, с автором.

Что еще? Библиотека должна позволять себе какие-то хулиганские вещи. В библиотеке можно спрятаться за стеллажом, если ты по какой-то причине сбежал с урока (у нас иногда прячутся — не выдаем). Еще в библиотеке, наверное, должна быть большая пальма, за которой можно целоваться. Ну а почему нет? В библиотеке должна стоять вазочка с конфетами, которую можно прийти и взять.

1196


Библиотека может расклеивать по гимназии цветные листочки с мыслью в подарок (необязательно о чтении), со стихотворением в подарок. Удивительные вещи происходят, когда произнесенная где-то цитата цепляет ухо.

Был случай, когда девочка, сидя в библиотеке, говорила однокласснице, что через неделю она впервые полетит на самолете и очень боится. Я повернулась к ним и рассказала, что некоторое время назад моя приятельница тоже летела на самолете, тоже очень боялась, и тогда я написала ей эсэмэсочку, дорожную шепталку. А что такое дорожная шепталка?

Господи Боже, по небеси
Наш самолетик перенеси:
Сначала туда, потом обратно.
Не урони, поставь аккуратно.

Обе захохотали. «А это кто?» — «А это Марина Бородицкая» — «А кто такая Марина Бородицкая? Мы не знаем, кто это. Мы сейчас проходим «Войну и мир» Толстого». А у Марины Бородицкой есть и такое:

Снова вьюга ангелом подраненным
Над Москвой со стоном пролетит.
Свет Наташа! Уезжай с Курагиным,
Все равно Болконский не простит.

А простит — вы будете обвенчаны,
И тебя в именье заберут,
Где без света засыхают женщины,
Как в иных домах растенья мрут…

От такой вот дурашливой дорожной шепталки мы подошли к Толстому. А потом к переводам Марины Бородицкой.

Ключевое слово в библиотеке — «встреча». Все от встречи, как и в жизни. И они бывают очень судьбоносные. У нас в библиотеке есть самодостаточная библиотека автографов. Это важно, когда ребенок берет в руки книгу и видит надпись: «Читателю гимназии №5 от…». Он понимает: «Это мне».

Сегодня девочки читают Тамару Крюкову. Я считаю, что книги плохому не научат, к дурновкусию не приведут. Но ее можно рассматривать скорее как технику речи. Это не лучшая история, это не культура слова. А есть высокое слово — о том же, но лучше.

Когда начиналась эпопея с «Гарри Поттером» все охали-ахали, подключались психологи, церковь. Да рассматривайте вы это просто как технику чтения. Конечно, есть книги проходящие. Много говорят о том, что современной детской литературы нет. Не так: мы, профессионалы, ее не знаем, а не ее нет».




1145

Наталья Голдобаева
____

Центральная детская библиотека №40 имени Сурикова

«Я проработала 19 лет в Ленинке, а здесь уже шесть лет. Мне больше нравится работать, конечно, с детьми. В Ленинке конвейер: просто сидишь и выдаешь книги. А здесь есть возможность пообщаться: как читатели дети более благодарны, и с ними интереснее.

Когда я только пришла, я знала те книги, которые сама читала в детстве и которые читала своему сыну. Работа здесь расширяет кругозор.

Чем дольше работаешь, тем лучше знаешь вкусы детей, знаешь, что предлагать. Например, приходят родители: «Дайте что-нибудь для десятилетнего». И я всегда объясняю, что нельзя ориентироваться на возраст. Надо ориентироваться на интересы, на то, как ребенок читает (кто-то запоем, кто-то из-под палки). И вот если ребенок читает из-под палки, ему нужно дать такую книгу, которая его зацепит, которая ему понравится, и ему захочется читать еще. А есть дети, которых не надо уговаривать. Например, мальчик Глеб (кажется, второклассник). Он ходит практически каждый день. Его мама стоит, ждет на улице с маленьким ребенком, а он идет сдавать книги и тут же выбирает что-то новое.

Есть четвероклассники, которые здесь, в младшем абонементе, уже все прочитали и переходят в средний абонемент. Или мальчик говорит: «Вы мне дайте, пожалуйста, такую книжку, чтобы я ее долго читал, потому что все, что я читаю, очень быстро заканчивается». Я ему говорю: «Милый, ну тогда, наверное, «Война и мир».


1138



Знаете, почему многие детские библиотекари так молодо выглядят? Очень просто. У детей так много энергии — она прямо плещет через край. Не то что мы энергетические вампиры — они сами делятся ей, и абсолютно безвозмездно.

После того как заканчиваются уроки в школе, у нас обычно толпы. В зале младшего абонемента на полу лежит ковер, рядом стоят ящики с книгами, лежат игрушки. Я называю это место Бермудским треугольником, потому что вытащить отсюда ребенка нереально. Если они сюда попали — все.

Сейчас библиотека уже не просто книгохранилище, а скорее досуговый центр: тут и языки, и шахматы, и танцы. В нашу танцевальную студию ходят и дети, и взрослые тети вроде меня. Важно, чтобы людям было интересно сюда идти. Не просто взять книгу с полки и уйти, а чтобы их что-то здесь цепляло. И нам это тоже интересно.

Мы стараемся выполнять задачу единения, сплочения семьи, чтобы взрослые как-то вовлекались, делали что-то вместе с детьми. Хотя бы читали детям и помогали им понять прочитанное. Кроме того, некоторые родители таким образом восполняют пробел, читают то, что сами не прочли в детстве. Можно сунуть ребенку книгу и успокоиться.

Я читаю очень много детской литературы, и иногда она мне нравится гораздо больше взрослой. Потому что современная взрослая литература — преимущественно одно и то же. Открываешь — и кажется, что уже читал. Существует определенный костяк читателей, и я почти всех их помню, знаю по именам.

Я считаю, что еще одна задача библиотекаря — прививать какие-то навыки этикета, поведения. Достаточно один раз мальчишке, который вбежал в зал в шапке, сказать: «Милый, мужчина не должен находиться в помещении в головном уборе» — и все, он уже знает, как нужно себя вести. На наши плечи ложатся функции и библиотекаря, и воспитателя, и психолога, и няни. Мы и зеленкой помажем, если надо. В общем, all inclusive. Маленькие дети часто достают книги из ящиков, открывают, кладут передо мной. Спрашиваю: «Будем читать?» — «Будем читать». Сажусь и читаю вслух.

Пользуются популярностью «Неро Корлеоне. Кошачья история» Эльке Хайденрайх и «Петсон идет в поход» Свена Нурдквиста. Вроде бы ни о чем, а детям очень нравятся.

Был у нас еще хит сезона: книга «Откуда берутся дети». Это просто бестселлер, мне даже пришлось ее спрятать. Там все написано как есть. Такую книгу ребенок должен читать с родителями. Тут и картинки реалистичные. Некоторые дети нормально реагируют, а некоторые видят в этом что-то «такое».





1162

Алена Васнецова
____

Детская библиотека №143 «Росинка»

«Я работаю в библиотеке почти пять лет. Когда я только пришла, работала со старшими ребятами. А потом, когда из младшего отделения уволилась сотрудница, наша начальница попросила меня перейти сюда. Я не жалею, что перешла — здесь интереснее. Бывает, приходят целенаправленно, спрашивают книги исключительно по школьной программе. Конечно, стараешься ненавязчиво уговорить взять что-то еще. Бывает, часами сидят, что-то сами выбирают. Видно, у них свой какой-то план в голове есть — таких, главное, у нужной полочки поставить.

Бывает, приходят за журналами, например за WinX (такой ширпотребный). Один раз за ним приходят, пять раз, десять. А потом, когда со временем осваиваются, как-то расслабляются, раскрываются, им можно уже и книгу какую-нибудь посоветовать. Когда я провожу массовые мероприятия, то стараюсь детей не учить ничему — боже упаси, — а вести с ними какую-то беседу — они сами столько всего интересного знают.

Почему дети ходят в библиотеку? В принципе, ведь книг сейчас очень много, и они доступны. Очереди за ними, как правило, не стоят (хотя у нас бывает очередь за Артуром Гиваргизовым). И информации сейчас очень много. Чтобы подготовить доклад, в моем детстве сидели в читальном зале — каждый стол был занят. Сейчас этого нет.

Но детям не хватает, наверное, душевного общения. Хочется, чтобы каждый ребенок чувствовал себя комфортно, как дома, чтобы получал здесь какую-то радость — вот тогда они возвращаются. И спасибо большое начальству за то, что они наши новаторские идеи разрешают и поощряют. Ведь некоторые считают, что книги должны стоять строго по порядку, что ковра не должно быть в библиотеке. Когда я только пришла, была новым человеком, мне не говорили, что вот это нельзя, вот это сюда не ставь, так не говори.


1167


У нас Баба-яга живет, она постоянно то сушки, то конфеты оставляет. Еще наша с Галиной Викторовной (это библиотекарь старшего отделения) находка — ковер-самолет. Я принесла из дома ковер, на котором во время наших бесед теперь лежат дети. Оказалось, что ребенок в позе вниз ушами прекрасно воспринимает информацию.

Многие постоянные читатели, которых мы, конечно, уже и по имени знаем, приходят брать не только книги по школьному списку, но и просят совета, что почитать для души. Бывает, после уроков забегают просто так поболтать. Например, девчонки из соседней школы приходят, сидят, читают. То у меня посидят, то у Галины Викторовны, то на ковре полежат.

Приходят и мальчики, и девочки. Нельзя сказать, что девочки читают больше. Предпочтения у них, конечно, разные. Вот буквально вчера приходила с бабушкой записываться девочка шести лет. Она увлекается шахматами, она разбирает гроссмейстерские партии, она берет у нас серьезные книги про шахматы. Бывает, приходит девчонка, которая читает преимущественно о войне. Есть мальчишки, которые любят энциклопедии, но и среди девочек такие встречаются. Очень неожиданный бывает выбор.

Девочкам, которые ходят за серьезной литературой, предлагаешь, например, Лидию Чарскую, а они отвечают: «Я такое не читаю». А ведь это тоже классика.

К сожалению, сейчас дети почти не знают наших сказок и сказочных персонажей, больше зарубежные. Бывает, просишь назвать какую-нибудь сказку, они долго-долго думают, а потом выдают: «Аленушка и семеро козлят».


1170


В целом у нас картина позитивная, но все-таки культура хождения в библиотеку пропадает. И я понимаю почему. У моих ровесников, которые уже сами родители, есть такой стереотип, что здесь нельзя шуметь: пришел, взял книжку, сдал, взял другую и ушел на цыпочках. А библиотекарь — такая суровая женщина, которая постоянно шипит. Из-за этого стереотипа они сами в библиотеку не ходят и детей не водят. И когда я устроилась работать, мои друзья удивлялись: «Как? Ты? Что ты там делаешь? Там же скучно!» Специально для них я собрала фотоальбом со снимками с наших мероприятий, чтобы они поняли, что ошибаются. Если этот стереотип сломать, люди пойдут и увидят, что у нас интересно, душевно и, что тоже немаловажно, бесплатно.

В моем детстве библиотеки были просто книгохранилищами, где функция библиотекаря сводилась к тому, чтобы записывать, кто что взял и сдал. И где очереди стояли. Современные библиотеки должны быть чем-то большим, местом для души, чтобы детям было интересно, а библиотекари — профессионалами, не только хранителями книг, но и русского языка. Общаясь с некоторыми коллегами, хватаешься за голову. Приходит к ним ребенок и слышит: «Ложи книжки».

Сейчас у нас великолепная комплектация фонда. Книг приходит много — читать не успеваешь. Но я стараюсь — ведь детям надо советовать. Было бы время, я бы читала и взрослую, и детскую литературу. Но сейчас, конечно, читаю в основном детскую.

Бывает, берешь в руки книгу с великолепными иллюстрациями, думаешь: наверное, и содержание такое. А там совершенно ужасные стихи. Но бывает и наоборот: например, книгу «Сказки на ночь» мы от детей прячем. Иллюстрации неудачные — какая-то змея в католическом капюшоне.

Еще один популярный писатель среди посетителей — Станислав Востоков. В этом месяце он к нам приедет — по просьбе читателей. Представляете, дети сами нас попросили организовать встречу с писателем. Это очень приятно».




1152

Зоя Исаева
____

Централизованная библиотечная система «Книгоград»

«Я работаю здесь больше тридцати лет. У нас есть постоянные читатели, которые к нам ходят, потом вырастают и приводят своих детей. Такая преемственность поколений.

К детям нужен особый подход — не такой, как к взрослым. Бывает, они приходят и не знают, что почитать, хотят «что-нибудь волшебное». И тут уже зависит от библиотекаря, как он найдет подход к ребенку, что посоветует. Бывает, что потом приходят сдавать одну книгу и просят «такую же». Если мы научим ребенка осмысленному чтению, ему потом легче жить будет, он сам сможет найти нужную книгу.

Процент малышей, которые ходят в библиотеку, с годами практически не меняется. Старшие классы, конечно, ходят меньше. Они прибегают в библиотеку, когда им нужно что-то прочитать по учебе. Раньше приходили за любой литературой — ее было сложно приобрести в магазине.

Сейчас библиотека стала совсем другая: мы стараемся разнообразить нашу работу, и это привлекает людей. Например, секцию шахмат ведет Слава, наш читатель и ученик восьмого класса. Он практически вырос здесь. Мама воспитывала двоих детей одна, разрывалась между ними и работой, а он постоянно где-то болтался и часто заходил к нам. Мы и чаем поили, и баранками кормили. С шахматами была его инициатива. Я дала деньги, он купил две шахматные доски. Со временем пришлось докупать: Слава начинал с двух человек, а сейчас ходят уже восемь. И дети приходят на шахматы, крутятся возле младшего абонемента, после чего записываются в библиотеку и начинают брать книги.

Четверогодки занимались у нас английским. Они ходили, бегали, прыгали, играли, учили язык, увидели огромное количество книг и в конце концов записались в библиотеку. Пятиклассница ведет итальянский — тоже сама захотела. К ней пришли мальчик-четвероклашка и дама пенсионного возраста и до сих пор занимаются. И она сама к этим занятиям готовится удовольствием. Я ее спрашиваю: «Сашенька, можно к тебе в группу еще кого-нибудь записать?» — «Нет, Зоя Владимировна, у меня уже программа составлена. На следующий год еще одну группу создадим».

Еще есть театральная студия. То есть границы библиотеки расширяются.

Из современных писателей читают в основном Сергея Седова, Андрея Усачева, Екатерину Мурашову, Валерия Воскобойникова, Артура Гиваргизова. Дмитрия Емца, Тамару Крюкову хорошо читают. Переводную книгу Энн Файн «Дневник кота-убийцы». Кажется, такое страшное название, а это просто про проделки кота, который все время хотел есть.


1140


Подростки знают литературу. У нас на «Библионочи» был конкурс: мы сделали свитки, в которых были вопросы по классике, и на многие вопросы они дали ответы, причем самостоятельно. Вообще сейчас очень мало литературы о подростках. Больше переводной — «Вафельное сердце» Марии Парр, например.

Мы следим за новинками. Если что-то заинтересовало, мы идем на риск, покупаем по одному экземпляру и даем на пробу ребенку, чтобы решить, стоит закупать или нет. Обычно покупаем по два экземпляра. Если видим, что книга пользуется спросом, ее постоянно спрашивают, подкупаем еще, чтобы не было большой очереди. Хотя понимаем, что через некоторое время будет спад. Вот «Гарри Поттера» как читали, так и читают. Был спад, а теперь пошла новая волна.

Недавно приходит к нам девочка с бабушкой: «Бабушка, а давай возьмем здесь книжки о бабочках». И хотя у нас есть правило о том, что без паспорта родителей детей не записываем, мы ее записали и выдали книги о бабочках. Потом она снова пришла, сдала, взяла еще что-то. Понимаете, если бы мы отказали, то оттолкнули бы их, и, возможно, в следующий раз эта девочка пришла бы только тогда, когда ей что-нибудь понадобилось бы по школьной программе. Дети и подростки очень ранимые. Им если один раз грубо ответить — все, как отрежет».





1133

Наталия Волкова
____

Библиотека семейного чтения имени Погодина

«Я попала в библиотеку в этом сентябре совершенно случайно. По образованию я преподаватель иностранных языков, а по призванию писатель. Раньше я преподавала в институте иностранные языки, а потом моя жизнь развернулась на 180 градусов, и сейчас мне комфортнее работать с детьми.

Я веду литературную студию для детских садов, для школьников до пятого класса, для детей из интерната. Моя задача — познакомить их и с классикой, и с современной литературой. Конечно, я стараюсь обращать внимание и на поэзию, стараюсь показать, сколько всего интересного есть, помимо Гоголя, Достоевского, Пушкина.

К нам приходят дети из коррекционного интерната. Для них выход куда-то — уже событие. Они приходят, обнимают тебя, называют мамочкой. И ты сразу чувствуешь невероятную ответственность за них.

Есть вечерние группы для детей от четырех до семи лет с родителями. Всего ходит человек пятнадцать. Собственно, основной контингент — как раз родители с детьми. С подростками дело обстоит хуже. Они берут в основном книги по школьной программе. Без предварительной подготовки берут мало.

Считается, что в последнее время ослабел интерес к чтению. Честно говоря, и мне, и другим библиотекарям, с которыми я этот вопрос обсуждала, кажется, что процент читающих детей не меняется. Меняется форма. Появились, например, электронные книги. Кроме того, сейчас многие книги стали доступны, они появились в продаже. Так что я бы не сказала, что интерес к чтению падает. Мне кажется, что процент остался тот же.


1136


Библиотеки и библиотекари, на мой взгляд, должны менять подход к современным детям. Во все времена детям и подросткам хотелось читать про себя, про своих современников. Поэтому надо знакомить их с современной литературой — они вчитаются, а там уже и до классики дойдут.

Я сама очень люблю белорусских авторов — Андрея Жвалевского и Евгению Пастернак. У них можно рекомендовать практически все: «Время всегда хорошее», «Гимназия №13», «Москвест». Считаю, что это нужно читать всем.

На ярмарке non/fiction я брала интервью у Анники Тор, которая сама долгое время работала библиотекарем. И она призналась, что ей много раз приходилось выступать в роли психолога: к ней приходил ребенок, делился проблемой, и ее задача была найти книгу, в которой герой оказывался бы в подобной ситуации. Анника говорит, что к ней, к библиотекарю, с проблемами обращались чаще, чем к профессиональному психологу, родителям и учителям. Наверное, в идеале хорошо было бы наладить такую связь между библиотекарями и детьми, чтобы к нам могли обратиться с проблемами, а мы бы могли направить, подсказать книгу, в которой можно было бы найти ответ. Наверное, это и есть то, что называется умным словом «библиотерапия».




1178

Валентина Андреева
____

Детская библиотека №111

«Наша библиотека основана в 1986 году. Как появилось Крылатское — так сразу и она появилась. Я работаю здесь уже почти 20 лет, всего в библиотечном деле 25 лет. Я очень довольна своей работой, мне нравится наша библиотека, она создана нами. У нас уже сложилась команда. Сейчас есть такая тенденция, что библиотеки будут без номеров, с названиями. Наше название — «Вундеркинд».

При библиотеке работают студии, кружки, которые могут посещать дети начиная с полутора лет. А некоторые приводят детей и того раньше — в один-два года, просятся, говорят: «Мы хотим, мы слышали про вас, про ваши мероприятия». Мы принимаем. По сути мы растим своих читателей. Из детской коляски — в библиотеку. У нас даже есть фотография, где вдоль специального поручня выстроились коляски с нашими посетителями.

Был у нас мальчик Максим, которые не разговаривал до трех лет. А потом он немножечко к нам походил, освоился и начал болтать. Теперь, мама говорит, его не остановишь.

Возможно, дети стали меньше читать. Но все-таки книга их интересует — и мы этому радуемся. Мы остаемся друзьями с нашими читателями. Некоторые уже даже после поступления в институт все равно приходят к нам — позаниматься, что-то найти для курсовой. Бывает и такое: забегают просто, чтобы поделиться радостью. Или приходят, когда что-то не так в семье. К нам можно прийти и найти любой уголочек, в котором будет комфортно посидеть, почитать. У нас домашняя обстановка, нет такого: сюда не ходи, туда нельзя.


1172


Многие возвращаются уже со своими детьми и до сих пор вспоминают, как сами сюда ходили, что читали, как проводили здесь время. И своих детей они нам тоже доверяют. Это очень приятно.

Я всегда говорю, что самое безопасное место, куда можно отправить ребенка, — это библиотека. Здесь работают профессионалы с большим жизненным опытом, который позволяет нам не навредить ребенку и посоветовать нужную книгу.

В магазинах и на развалах очень большое количество книг, и в них надо ориентироваться. И мы в этом море стараемся разобраться и понять, что мы можем какому возрасту предложить. Бывает, приходит к нам бабушка с внуком: «А вот эта книга есть? Вот мы читали…» Но сейчас же дети другие и другая литература. Сейчас, может быть, детям сложно понять «Динку» Валентины Осеевой. У них немного другие герои, им нравятся другие книги.

Рядом находится Пенсионный фонд, и его посетители тоже заходят, читают литературу, периодику. Приходят пенсионеры: «Для нас что-то есть?» Это хорошо — ведь чтение не ограничивается возрастом, оно должно существовать всегда. Раньше читали все и везде: надо это возвращать.

Наша задача — сохранить чтение для детей. Я всегда говорю: если ребенок хочет читать «Микки Мауса» — пусть читает «Микки Мауса», лишь бы он был всегда в процессе чтения. Потом он разберется.

И я всегда рекомендую и детям, и родителям: взял художественную книгу — обязательно возьми еще какую-то развивающую, например из серии «Что есть что», чтобы найти что-то, что тебя заинтересует и, возможно, поможет в дальнейшем выбрать свой путь.


1174


Раньше, когда книги больше брали в библиотеке, а не покупали, муж говорил, что он словно с кинозвездой по улице идет — все подходили, здоровались.

Сейчас появилась электронная книга. Она удобна в транспорте или когда нет нормального света. Но она не вызывает тех ощущений, которые вызывает обычная книга. Мы всегда учим детей, что книга — это твой друг. А чтобы дружить, надо потрогать страницы, посмотреть картинки, заглянуть: а что будет дальше? А чем закончится? Иногда дети засыпают, кладя под подушку любимую книгу.

Наше главное требование к сотрудникам — доброта. Те, кто не справляются, уходят. Мы считаем, что не надо одергивать детей, надо быть с ними доброжелательными. Каждый наш читатель, каждый посетитель — самый желанный гость.

Одна наша читательница потеряла работу, и в семье не все складывалось. Она начала писать детские песни, но аудитории не было. Мы предложили: давайте мы вас послушаем, соберем слушателей. Она до сих пор называет меня своей крестной мамой. Сейчас она записала диски, выступает, выпускает книги со своими стихами. Зовут ее Наталья Тимофеева.

К нам пришла одна мама с детьми: один стоит, другой — на руках. У меня такие всегда вызывают уважение. Мы разговорились, оказалось, что она психолог, и я предложила ей организовать занятия. Она принесла свои документы, свою программу, основанную на сказкотерапии, — все сложилось.

Вообще сейчас несколько теряется нить «родители — библиотекарь». Потому что приходят няни, бабушки.

Казалось бы, лето, все разъезжаются… Но нет, у нас спрос не спадает. Многие приходят за литературой по школьной программе. Самые популярные дни — пятница (берут, чтобы почитать на даче) и понедельник (сдают прочитанное на даче).

Летом в Крылатском работает лагерь для детей из малообеспеченных семей. Они к нам тоже приходят, мы к ним приходим. У нас хороший Москворецкий парк, мы водим туда ребят и рассказываем, какие там водятся птицы, какие деревья.

Иногда по пути от метро я провожу такой эксперимент: спрашиваю, как пройти в библиотеку. Так вот про нашу библиотеку знают.

Обидно, что средства массовой информации несколько принижают нашу профессию. Например, пару лет назад в одной газете был материал про библиотекарей с заголовком «Это книжные черви». Это не так».

 






Система Orphus

Ошибка в тексте?
Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter