Атлас
Войти  

Также по теме Детская поликлиника

Детская поликлиника: Елена Молодыченко

Невролог, специалист в области лечения ДЦП — о диагностике, интеллектуальных способностях детей с ДЦП и надежде

  • 9013
Елена Молодыченко

Образование: окончила Куйбышевский медицинский институт им. Д.И.Ульянова (сейчас — Самарский государственный медицинский университет).

Работа: Университетская клиника неврологии.


О ДЦП

«Детский церебральный паралич» — это собирательный диагноз. Причин для возникновения поражений нервной системы множество. Это и различные проблемы во время беременности — от инфекций до всевозможных стрессовых ситуаций. Преждевременные или сложные роды, иногда к этому уже после рождения могут приводить резус-конфликты или конфликты по группе крови. Во всех этих случаях очень важно вовремя поставить диагноз. Чем раньше начато лечение, тем лучше. Иногда, если ситуацию вовремя не отследили, диагноз «ДЦП» ставится уже после года. Это плохо, поскольку для лечения такого заболевания самый благоприятный период — возраст до года. Крайне важно его не пропустить.


О диагностике ДЦП

Именно поэтому на первых месяцах жизни необходим контроль невролога, особенно если во время беременности и родов было что-то не так. Врач даже по новорожденному ребенку может многое понять — по тому, как младенец смотрит, по его позе, движениям, по тому, какие у него безусловные рефлексы. Тут множество факторов, которые могут обратить на себя внимание врача. Мама и сама способна кое-что заметить, она должна проконсультироваться с врачом, если что-то ее настораживает: это прежде всего беспокойство ребенка, или, наоборот, вялость, или если он запрокидывает голову, или у него трясутся ручки. Каждая мама очень хорошо понимает своего ребенка.


Я заметила, что если у ребенка-инвалида пошла положительная динамика, то мамы часто решаются на второго ребенка

О мамах, физическом труде и надежде

Вообще от мамы очень многое зависит: как она относится к рекомендациям врача, как она их выполняет. Если у нее опустились руки, она ни во что не верит и ни на что не надеется, такому ребенку будет тяжело. Для каждого этапа реабилитации вместе с медикаментозной терапией нужна программа для наработки двигательной активности у детей. И участие мам в этом должно быть самое активное. Но мамы бывают инертные: они, даже имея возможности, ничего не делают, теряя драгоценное время. Здесь есть много просто чисто физического труда. 

Например, если ребенок лежачий, мама должна организовать ему пассивную двигательную активность. Сколько раз здоровый ребенок сгибает и разгибает ножки и ручки в каждом суставе? Не сосчитать! Вот так же и мама должна работать со своим ребенком, если он не может этого сделать сам. Одна из первейших наших задач — это чтобы ребенок начал двигаться. Пусть не ходить, но ползать, пусть не вставать на ноги, но хотя бы на колени. Вторая задача — добиться того, чтобы ребенок как-то обслуживал себя, и третья — это хотя бы минимальная социальная адаптация.

Я заметила, что если у ребенка-инвалида пошла положительная динамика, то мамы часто решаются на второго ребенка. У них уходит страх. А когда в семье появляется второй здоровый малыш, больной ребенок за ним тянется. Начинает за ним повторять.


О выборе лечения и перспективах

Все дети разные, у всех разные степени поражения нервной системы и перспективы. Для того чтобы начать курс лечения, необходимы обследования. Это проведение ЭЭГ-видеомониторинга, МРТ, электромиографии и т.д. Часто требуются консультации генетиков, инфекционистов, ортопедов, окулистов. Дети с диагнозом «ДЦП» — сложные, поражение центральной нервной системы влечет за собой и поражение других органов и систем. Когда смотришь на ребенка, сразу можешь сделать некоторый прогноз, видишь по определенным движениям, навыкам, что у него есть потенциал, не все погашено, можно проводить стимулирующие курсы лечения. У детей фантастические восстановительные способности.

Методика метамерной фармакопунктуры основана на рефлексотерапии. Она разработана профессором Скворцовым еще в 1990 году и заключается в том, что одномоментно во множество точек вводятся микродозы препаратов, непосредственно влияющих на нервные окончания, вызывая усиления импульсации по этому нерву. Так мы с периферии пытаемся достучаться до мозга, до его пораженных центров, сообщая ему о существовании того или иного участка тела, за который он отвечает. Мы пытаемся добиться того, чтобы те отделы, которые были поражены, начали восстанавливаться и функционировать или чтобы работающие отделы взяли на себя функцию пораженных. 


Некоторым детям нужно провести 5–6 курсов лечения, прежде чем появятся какие-то сдвиги

В Университетской клинике неврологии мы используем мультидисциплинарный подход к ведению маленьких пациентов. Детский невролог длительно наблюдает ребенка, выполняет необходимые манипуляции. При необходимости консультации проводят окулист, ортопед, психолог. Мы уделяем много внимания психологической поддержке детей с ДЦП — для них всегда готова коробка, в которой они могут выбрать игрушку, мы занимаемся с ними арт-терапией, используем метод биологической обратной связи, который, помимо прочего, помогает нормализовать эмоциональное состояние.


О прогрессе после лечения

У тяжелых детей с серьезными отставаниями первое, что можно заметить в результате лечения, — вместо блуждающих пустых глаз появляется осмысленный понимающий взгляд. У таких детей часто не работают руки, а в результате терапии руки постепенно начинают включаться, проходя те же этапы, что и у обычных малышей на первом году жизни. Сначала ребенок может сжать ручку в кулачок, потом появляется моторика рук, потом взаимодействие рук и более сложные движения. Вообще динамика, которую мы видим в процессе лечения, идет, как правило, поэтапно: дети сначала переворачиваются, потом ползают и садятся, потом ходят. И когда это происходит, получаешь невероятное удовольствие. Некоторым детям нужно провести 5–6 курсов лечения, прежде чем появятся какие-то сдвиги. А иногда уже после первого курса лечения бывает заметен грандиозный прогресс.

Один из первых моих пациентов попал ко мне в семь лет. Он тогда не мог даже переворачиваться, слюни текли, руки не работали. Сейчас он меня нашел по интернету: он окончил школу, окончил дистанционно университет, занимается психологией детей с ДЦП. Семь лет назад я его встретила на улице, он сам ходит с палочкой.

Елена Молодыченко


При многих формах ДЦП интеллектуальные способности и психика остаются полностью сохранными

О поисках лечения

Методик работы с этими детьми очень много. Думаю, нужно пробовать все, но очень важно понимать, что действовать нужно очень аккуратно и ни в коем случае нельзя детей перегружать, чтобы пусть медленно, но была бы положительная динамика. Сейчас огромное количество информации в интернете, многие мамы хотят дать своим детям все — сегодня одно, завтра другое и третье. Нередко ездят в Китай, у нас были дети, которым там на протяжении 4 месяцев ежедневно проводили иглорефлексотерапию. Это не выдержать никому. В итоге у многих провоцировались судороги.


Об интеллектуальных способностях и изоляции

К сожалению, в отношении общества к детям-инвалидам мало что поменялось. На улице то и дело слышишь, как кто-то окликает своего ребенка: «Отойди от коляски, не подходи к ребенку». Эти дети по-прежнему в массе своей ведут совершенно изолированную жизнь. Им не дают учиться. Очень многим из них я пишу, что им рекомендовано обучение в школе. Ребенку 8–9 лет, он интеллектуально сохранен, у него есть речь, пусть и слабая, он может работать на компьютере, он может овладеть и чтением, и письмом, но его не берут в первый класс, даже не дают надомного обучения. Говорят: вам не надо. Или дают программу для совершенно отсталых детей.

При многих формах ДЦП интеллектуальные способности и психика остаются полностью сохранными, и с этими детьми очень интересно общаться, их нужно учить и социализировать.

 






Система Orphus

Ошибка в тексте?
Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter