Атлас
Войти  

Также по теме

Невеселые картинки

В полдень 7 февраля в Москве закрылись две детские художественные студии, одна из которых существовала 45 лет. Подвал, где они располагались, заперт и опечатан, работы учеников свалили в пакеты для мусора. Так завершился тянувшийся два года конфликт между жителями района и молодыми единороссами из Хамовнического муниципалитета

  • 6492
Хамовники

В участке полиции на Комсомольском проспекте аншлаг — в кабинетах, в коридоре и на лестнице толпится человек двадцать. Это родители учеников двух детских студий пришли писать заявления о самоуправстве и пропаже вещей.

«Я написал даже о сменной обуви, но это, конечно, далеко не главная потеря, — рассказывает отец двоих детей Андрей Шлуинский. — Детские работы увезли в неизвестном направлении — а ведь многие из них делались по полгода. Представляете, какой это удар для ребенка?»

Рисунки, пастели, керамику, пластику, накопившиеся за 45 лет существования студии, увезли на «газели» Хамовнического муниципалитета. А еще — внушительную библиотеку художественных альбомов и книг по искусству и старинные предметы быта, которые годами собирали в деревнях в летних экспедициях.

Сотрудники студии называют случившееся рейдерским захватом — что некорректно. Помещение и раньше принадлежало городу, и теперь принадлежит. Просто муниципалитет выкинул старую бесплатную детскую студию и отдал новой платной.


История

«Материнская школа» возникла благодаря архитектору и художнице Галине Алексеевне Рождественской — в этом году ей исполнилось бы 90. 45 лет назад она выбила в своем ЖЭКе подвальчик на 3-й Фрунзенской улице — чтобы заниматься с детьми изобразительным искусством. Нынешняя руководительница студии, Елена Погодина, теперь интеллигентная седая дама, впервые оказалась здесь в 1987 году и вскоре начала вести занятия. Еще через десять лет, после смерти Рождественской, Погодина возглавила студию, а в 2000 году от «Материнской школы» откололась студия «Рождение вещи» — во главе с архитектором-реставратором Ниной Семеновской, ученицей Галины Рождественской. И там и там занятия бесплатные. 

Хамовники

«Хамовчонок» и друзья

На место студий въезжает существующая всего несколько лет автономная некоммерческая организация «Молодежный центр», которой принадлежит детский центр «Хамовчонок» на Плющихе (танцы, английский, карате и театральный кружок). Здесь занятия платные — 300 рублей за первый раз, 500–700 — все последующие. Что-то подобное руководители «Молодежного центра» планируют устроить в подвале «Материнской школы».

Первым директором центра была Анна Брызгалова. Потом она ушла руководить вышестоящим муниципальным бюджетным учреждением — Центром досуга и спорта «Хамовники», а «Хамовчонком» занялся ее давний приятель по Московской медицинской академии имени Сеченова Дмитрий Башаров. Дмитрий учился на медико-профилактическом факультете, Анна — на фармацевтическом, но работали оба в основном по профсоюзной линии. Башаров быстро дорос до председателя профсоюзного бюро, Брызгалова стала его замом. Окончив учебу в 2007 году, друзья оставили медицину и решили делать политическую карьеру. Сейчас 29-летний Дмитрий возглавляет хамовническую ячейку «Единой России», состоит в политсовете партии, председательствует в муниципальном собрании и заседает в молодежном совете ЦАО. Анна — глава муниципального бюджетного учреждения, а во время выборов была председателем на УИК 190 (здесь «Единая Россия» набрала невиданные для Москвы 86,22%).

В «Хамовчонке» руководство «Молодежного центра» занималось не только организацией детских занятий. На форумах и досках объявлений до сих пор можно найти предложения об аренде помещений на Плющихе с мобильным Анны и электронной почтой Дмитрия. Зал для тренингов и конференций с кондиционером и дополнительными услугами в 7 минутах ходьбы от метро «Киевская» — помещение для занятий танцами, с ламинатом, кондиционерами, душевой, от 300 до 1,5 тысячи рублей в час.

К сожалению, прокомментировать все это БГ Анна Брызгалова отказалась.

Хамовники

Конкурсы и суды

«Материнская школа» и «Рождение вещи» занимали 250-метровый подвал в двух шагах от метро «Фрунзенская». В середине нулевых все кружки при ЖЭКах передали муниципалитетам. Первые годы под новой властью прошли относительно спокойно, а потом начались придирки. Потом в студиях стали сокращать ставки. Средств выделяли все меньше — и чтобы заменить лампочку, приходилось вести с муниципальным учреждением бюрократическую переписку. Деньги на расходные материалы (а в художественном образовании они стоят дорого) давать перестали, а за сбор средств с родителей делали выговор. 

К решительным действиям власти перешли в начале 2011 года. «Брызгалова пришла ко мне и сказала: собирайте вещи и вывозите, — вспоминает Погодина. — Мы отказались. Тогда в конце марта они пришли опечатывать помещение».

После того как за студии вступились родители, в муниципалитете дали задний ход — возможно, в преддверии  парламентских выборов. Потом наступило лето, а в сентябре оказалось, что помещение выставлено на конкурс. Под видом реорганизации и сокращения штатов муниципальное учреждение отказалось сразу от четырех помещений с разными студиями и кружками. А затем объявили конкурс учебных программ среди разных некоммерческих организаций, чтобы предоставить им эти помещения.


«Брызгалова пришла ко мне и сказала: собирайте вещи и вывозите, — вспоминает Погодина. — Мы отказались. Тогда в конце марта они пришли опечатывать помещение»

Обе студии вышли на конкурс, однако победил «Молодежный центр». Это неудивительно: в одном из протоколов конкурсной комиссии «Материнская школа» оценена на единицу, а «Молодежный центр» получил пять баллов по всем пунктам.  

Родители и преподаватели подали в суд, чтобы признать итоги конкурса недействительными, но проиграли. «Суд и не мог принять другого решения, поскольку он может судить только по процедуре, а оценки конкурсной комиссии судом не рассматриваются», — объясняет адвокат студии Сергей Храмов.

Правда, у студий нашелся защитник: Департамент семьи и молодежной политики — точнее его управление в ЦАО. Чиновники назначили экспертизу обеих программ и порекомендовали не выселять студию до лета. «Поначалу, правда, нас там не очень тепло приняли, поскольку мы к тому времени уже провели два пикета», — вспоминает муниципальный депутат района «Хамовники» Александра Парушина. 

В сентябре 2012 года зампрефекта ЦАО Кирилл Воронцов собрал у себя представителей  муниципалитета, «Молодежного центра» и «Материнской школы». Стороны договорились, что будут работать вместе, но «Молодежный центр» предложил обеим студиям заниматься с детьми не более 12 часов в неделю. 

Тем временем муниципалитет уже вовсю судился с Еленой Погодиной, которая якобы самовольно ведет занятия в чужом помещении. Суд удовлетворил иск частично и обязал главу «Материнской школы» сдать ключи (о вывозе вещей речи не было).

7 февраля возле подвала один из преподавателей увидел «газель», в которую сгружали вещи. Но когда на место примчались родители, машина уже уехала. Преподавателям удалось попасть в подвал только на выходных: детские работы были беспорядочно свалены в черные мусорные пакеты. Проникновение в подвал сняли на видео: «Господи, какой ужас, какой кошмар», — механически, раз за разом повторяет работница студии. Сейчас родители круглосуточно дежурят под дверью, чтобы не дать вывезти оставшееся.

«Мы все говорим «студия», но на самом деле это было особое сообщество, которое значило для детей не меньше, чем школа, а то и больше, — признается мама одной из учениц Марианна. — Моей дочке 14 лет, и для нее сейчас рушатся идеалы. До последнего она надеялась, что справедливость восторжествует, а теперь видит, что нет».

 






Система Orphus

Ошибка в тексте?
Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter