Атлас
Войти  

Также по теме

Галина Потапова: «Если ребенка вовремя не изъять, он в плохой семье не выживет»

Инспектор по делам несовершеннолетних — об антиобщественном поведении, равнодушных родителях и походах на митинги

  • 28906
Инспектор

Я работаю инспектором с 2001 года. До этого была в патрульно-постовой службе милиции, и нам приходилось задерживать подростков. Дети говорили, что уходили на улицу в ночное время, потому что дома пьют спиртное, убегали из-за скандалов в семье — родители в состоянии алкогольного опьянения начинают выяснять между собой отношения. Бывали случаи, что избивали детей. Мне хотелось помогать им, чтобы ребенок вернулся в нормальную семью и перестал прогуливать школу.


Чем занимаются инспекторы

В первую очередь мы проводим профилактическую работу с ребенком и с семьей. Беседуем с родителями, разъясняем статьи Административного и Уголовного кодекса, по которым они могут быть привлечены к ответственности за жестокое обращение с детьми и лишены родительских прав. Рекомендуем обратиться к врачу-наркологу, если есть необходимость, даем направление и к семейному психологу. Если ситуация безысходная и малолетний ребенок находится в социально опасном положении, мы его изымаем из семьи и помещаем в приют на полгода. С родителями продолжаем работать, даем возможность исправиться. Ограничиваем родительские права вместе с комиссией по делам несовершеннолетних. Но ограничение — это не лишение: если они за полгода исправятся, то ребенка можно вернуть в семью. Большинство родителей перестают пить, и дети к ним возвращаются. Если родители не исправляются, ребенок остается в приюте, и его опекают сотрудники приюта.

Если родители не работают и просто пьют, это уже тяжелая семья. Мы даже не рассматриваем вопрос о проведении с ними профилактической работы — вместе с органами опеки изымаем ребенка из семьи. Если его вовремя не изъять, ребенок в этой семье не выживет. Иногда о таких семьях нам сообщают их соседи, неравнодушные граждане. Был случай, когда выявили неблагополучную семью, совсем запущенную, во время рейда. Пришли домой к ним — в квартире двое детей, три и четыре годика. Детям ни есть, ни пить было нечего, не на чем спать. Они вообще такие уже худенькие, больные были, забились в угол, сидели, грязные. Родители пьяные спали. Мы вызвали органы опеки и изъяли детей. Родители потом были лишены родительских прав. Положительным во всей ситуации было только то, что мы спасли детей. Мне кажется, еще чуть-чуть, и мы не увидели бы их живыми.

В этом году на нашем участке за жестокое обращение с ребенком к уголовной ответственности привлечен только один неблагополучный родитель. В прошлом году у нас было семь таких дел, то есть большая часть родителей уже понимает, какие могут быть последствия.


Неблагополучные семьи

Неблагополучной семьей можно считать и ту, где только один родитель. К примеру, папы нет, мама воспитывает ребенка одна, много работает, и у нее не хватает времени заниматься ребенком, ребенок постоянно находится один дома. Таким семьям мы предлагаем определить ребенка в какую-нибудь спортивную секцию, какой-то кружок, чтобы в отсутствие родителей он не находился на улице и не попал в плохую компанию.


За что ставят на учет

На профилактический учет ставят подростков за самовольные уходы из образовательных учреждений, за привлечение к административной ответственности, за употребление спиртных напитков, наркотических, токсических веществ, за антиобщественное поведение, за преступления — это в основном кражи мобильных телефонов, драки. Если драка серьезная, есть травмы — сотрясение мозга, переломы, то из травмпункта, больницы или школы к нам приходит телефонограмма, и мы выясняем причины. Еще детей или родителей могут поставить на учет, если ребенок спустя неделю после начала учебного года не приступил к учебе. Бывает, конечно, что ребенок и родители просто еще не вернулись в Москву, но бывает, что и неблагополучная семья выявляется.

Если подростка задержали на митинге в первый раз, то мы не составляем протокола, просто проводим профилактическую работу — выясняем, как он оказался на митинге и что делал. В основном говорят, что проходили мимо и в акции не участвовали. Все равно мы берем таких детей на контроль. В случае повторного задержания мы ставим их на профилактический учет в ПДН (подразделение по делам несовершеннолетних. — БГ) минимум на 6 месяцев. Это очень страшно. При поступлении в какое-нибудь учебное заведение, например в Университет МВД, запрашиваются все сведения о состоящих на учете — у нас есть отдельная картотека. Для будущей профессии это не очень-то хорошо.


Межнациональные отношения

У нас конфликтов на межнациональной почве не было. Инспекторы читают лекции старшеклассникам о толерантности и уважении друг к другу, о том, что мы все живем в одной стране, все учимся.


Наркомания

Наркомании стало меньше. За употребление наркотиков у нас на учете стоит только один подросток, за гашиш, по-моему, а вот за токсические вещества (клей и газ) — 17 человек. Недавно появились еще и спайсы. Жаль, что нет административного наказания за их употребление. Обидно, когда ребенок находится в неадекватном состоянии, но спиртным не пахнет и медицинское освидетельствование не показывает, что он находится в наркотическом опьянении. Таким подросткам мы даем направление к подростковому врачу-наркологу, и родители их приводят. К сожалению, никого заставить прийти к наркологу мы не можем — ни детей, ни родителей.


Недостаток внимания

Запомнился мне один мальчик. Мама с папой были в разводе, у папы была другая семья, а мальчику хотелось внимания отца. Мама приводила посторонних мужчин, выпивала, и он убегал из дома, а потом и из школы. Когда я в первый раз увидела его вместе с мамой в школе, мне показалось, что он маме не нужен. Он это и сам, видимо, чувствовал и уже начал вести антиобщественный образ жизни: пить, курить, общаться в плохой компании.

Я решила взять его на поруки. Если у мамы появлялись посторонние мужчины, он мне звонил, говорил об этом, приходил ко мне по месту работы, мы с ним общались. Я с участковым уполномоченным полиции приходила на данный адрес, и его маму привлекали к административной ответственности за невыполнение родителями родительских обязанностей по воспитанию, обучению, содержанию ребенка.

Постепенно он начал мне доверять, перестал школу пропускать, звонил, говорил, что пришел на занятия. И классный руководитель в школе взяла его на поруки. Мама тоже исправилась после того, как мы начали собирать материал о лишении ее родительских прав. Поняла, что может потерять сына.

 






Система Orphus

Ошибка в тексте?
Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter