Атлас
Войти  

Также по теме

Разговор с Артуром Смоляниновым

  • 1477

фотография: Ольга Лавренкова

Сколько нужно собрать денег

462?823 рубля

 

— Это генетическое нарушение. Полови­на гена здоровая, а половина сломанная. С этим нарушением люди живут нормально. Болезнь проявляется, только если встретятся два носителя сломанных генов. Во-первых вероятность того, что два таких человека встретятся, невелика. Во-вторых, даже если они встретились, вероятность того, что ребенок родится больным — один к четырем, только если ему достанется две сломанных половинки — и от мамы, и от папы…

— То есть людям очень не повезло, черт! Может быть, в этом и есть какая-то справедливость, которая мне недоступна. Но я с детства думал, что несправедливо, когда кому-то так не везет. И мне хочется помочь. Ну потому что один человек ничем не отличается от другого, и все достойны счастья.

— Что сказать этой женщине, которой так не повезло?

— Что-нибудь сказать. Что угодно, лишь бы человек был не один. Одному трудно справляться. Когда у человека ситуация неразрешима, всегда очень хочется, чтобы кто-то пришел и сказал: «Нет-нет, разрешима!» Пускай даже эти три слова. «Не переживай, мы еще живы, мы еще ходим, мы вместе».

— Ты часто ходишь в больницу к детям… У тебя очень ловко получается общаться с больными детьми и с их мамами…

— Ну, с мамами попроще (смеется). Ну как? Вот встречаются два человека… Ты просто слушаешь человека и пытаешься понять, что у него болит, чему бы он мог порадоваться, о чем бы он хотел поговорить, но не решается. Очень часто человеку есть много что сказать, но он не говорит. Очень важно дать человеку понять, что ты готов его слушать, что ты не развернешься и не уйдешь, не заткнешь уши, не закроешь глаза… И человек начинает рассказывать. И если ты его внимательно слушаешь, то ты его понимаешь, и понимаешь, что его слова — не ерунда… А что касается детей, то мы же все были детьми. Я просто с детьми пытаюсь быть ребенком. Понимаешь, у детей нет никакого зазора в общении. Они не проверяют тебя, они открываются, они входят без стука в твою дверь, если она открыта. И с ними весело и интересно, и очень многому учишься. Мне кажется, каждый человек хотел бы быть ребенком, потому что ребенок верит, ребенок сострадает всегда, когда кому-то больно, ребенок всегда радуется, когда кто-то радуется рядом. Мне кажется, что ребенок и старик — это такая высшая форма человеческого духа, только с разных сторон… Две стороны одной палки…

— А зачем тебе это нужно? Зачем ты ходишь в больницу к детям? Зачем вошел в попечительский совет фонда «Подари жизнь»?

— Зачем я вошел в попечительский совет, я сам не понимаю до сих пор. Кажется, это никак не помогло попечительскому совету. Но у меня было довольно трудное детство. Я видел много горя вокруг, и я всегда думал, что это неправильно. Мне как-то никогда не было все равно. Словами я не могу сказать тебе, почему я хожу в больницу к детям. Наверное, потому что невозможно быть счастливым, когда кому-то плохо, а я хочу быть счастливым. И счастье, его словами не сформулировать, его можно только почувствовать. И помогая кому-то, ты приближаешь себя к счастью. И я люблю детей. И мне кажется, что несправедливо, когда детям плохо. И мне плохо, когда я вижу несправедливость, потому что я хочу, чтобы все было по справедливости. Я знаю, что эти дети чувствуют и что им надо помочь.

— Почему же ты тогда не стал врачом?

— Ну… Вот потому что…

— Потому что балбес?

— Ну вот я хотел развернуто ответить, а ты сформулировал одним словом. Да, балбес. Врач — это очень точная профессия, это наука. Наша профессия — тоже наука, но тут можно хитрить и выезжать за счет способностей. Кроме того, врачам тоже же должен кто-то помогать… Послушай, когда соберешь деньги, расскажи мне потом про девочку, как она…

Сколько нужно собрать денег

462?823 рубля

 

У годовалой Алины Бабошиной из Архангельской области миелодиспластический синдром и врожденный синдром Швахмана—Даймонда — нарушение функции поджелудочной железы, нужна трансплантация костного мозга. Полностью совместимых родственных доноров у девочки нет, а неродственных не нашли. Алинин шанс — гаплоидентичная трансплантация костного мозга от папы. Поскольку и папина кровь не полностью совместима, нужно специальное оборудование для выделения совместимых клеток. А после пересадки потребуются дорогостоящие препараты для повышения сопротивляемости организма и уменьшение риска инфекционных осложнений. Оборудование и лекарства обойдутся в 462?823 рубля.

Как можно перечислить деньги

Деньги можно перечислить в благотворительный фонд «Помощь» (учредители — издательский дом «Коммерсант» и руководитель Российского фонда помощи Лев Амбиндер). «Помощь» переведет ваши пожертвования поставщиками оборудования и лекарств и отчитается по произведенным тратам. Все реквизиты есть в Российском фонде помощи (495)?926?35?63, 926?35?65, а также на сайте фонда

Российский фонд помощи (Русфонд)

Журналистский проект, созданный в 1996 году для помощи авторам отчаянных писем в ИД «Коммерсант». Проверив письма, мы публикуем их в «Коммерсанте», на сайте rusfond.ru, в «Газете.ру», на сайте «Эха Москвы», а теперь и в «Большом городе». Решив помочь, вы получаете у нас реквизиты авторов и дальше действуете сами, либо отправляете пожертвования через систему электронных платежей. Возможны переводы с кредитных карт и электронной наличностью, в том числе и из-за рубежа (подробности: rusfond.ru). Читателям затея понравилась: c 1996 года собрано свыше $40,55 млн.

 






Система Orphus

Ошибка в тексте?
Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter