Атлас
Войти  

Также по теме

Разговор с Людмилой Алексеевой

  • 1806

фотография: Ольга Лавренкова

Сколько нужно собрать денег

500 000 рублей

 

— Когда мы соберем Диане Ледковой деньги, пластическая операция будет сделана по нашей милости, а не по праву. Пластическая операция — это право?

— Для меня загадка, почему на операции детям, какие угодно, хоть бы и пластические, приходится собирать деньги. Почему это все не оплачивает государство? Здесь даже Конвенции о правах ребенка не нужно. Почему для нас очевидно, что больного ребенка нужно лечить, а для законодателей не очевидно? Вот родился ребенок, и он помрет, если ему не помогут, — что тут непонятного? Организуя эту помощь, надо одновременно добиваться, чтобы лечение больных детей взяло на себя государство. А общество всего лишь следило бы за тем, чтобы законы соблюдались.

— Даже если девочке сделают операции, она все равно не будет красавицей. И умницей она вряд ли станет, потому что в поселке Вязники Владимирской области, где она живет, трудно рассчитывать на хорошее образование. Как жить девочке, если наверняка известно, что ни умницей, ни красавицей не станешь?

— Так что, убить ее? Она же уже живет. В Спарте бросали со скалы слабых детей и лишних девочек. Ну так мы, слава богу, прожили с тех пор тысячелетия. Ходорковский пытался преодолеть эту проблему: чтобы дети из глубинки могли получить не просто образование, а хорошее образование. А вдруг она окажется очень способной девочкой? А в Вязниках ей не светит получить достаточное образование, чтобы проявить свои таланты.

— Иногда мне кажется, что тяжелая болезнь — это шанс для ребенка. Не будь этого синдрома жаберных дуг, Диана не попала бы в Москву, не встретила бы интересных людей.

— Это так. И если хоровод, который устра­ивается вокруг ребенка, достигает цели и ребенок выздоравливает, это наклады­вает отпечаток на ребенка на всю жизнь. Такой ребенок знает, что люди могут быть отзывчивыми и помогать незнакомым по зову сердца. С другой стороны, я как-то прочла у Толстого, что человек любит не тех, кто ему сделал добро, а тех, кому он сделал добро. Помощь не обязательно вырастит из ребенка хорошего человека.

— Отец ее работает на зоне охранником. Если бы он работал охранником в тюрьме не во Владимирской области, а где-нибудь в Северной Дакоте, у него кроме прилич­ного дома, купленного в кредит, было бы еще и комьюнити: церковь, соседи… Сослуживцы приглашали бы его в гости, чтобы социализировать больного ребенка. Священник увещевал бы паству, чтобы учили детей не смеяться над Дианиным уродством. Или я идеализирую американское общество?

— Вы не идеализируете. У этой девочки еще и страховка была бы, и страховки этой хватало бы на пластические операции. У меня есть знакомая в Америке, которой поставили диагноз рак груди. Врачи постановили, что по жизнен­ным показаниям обе груди надо отнять. Но кроме этого ей полагается еще и пластическая операция по восстановлению груди, потому что без груди женщине не красиво. Что же касается комьюнити, то есть у меня другой пример. У меня в Америке приятель, который сам уехал туда, а дети его и внуки остались в России. И вот у внука его в России тяжело заболели почки. Разумеется, американское государство не оплачивает дорогостоящих операций иностранцам. Так вот его сослуживцы собрали деньги на операцию его внуку. Просто сослуживцы узнали, что у него проблемы. Это не значит, что они лучше нас. Просто мы беднее. Нам труднее быть добрыми. А они богаче. Они люди, которые могут позволить себе великодушный жест, не отрывая ничего особенно от своей семьи. Просто нашелся человек, который сделал подписной лист и разослал всем сотрудникам компании. И они жертвовали совсем понемногу. Плюс в компании такое правило, что она удваивает благотворительные взносы своих сотрудников. Так что с людьми у нас более или менее все в порядке, как и в Америке. У нас с государством не в порядке.

Крупнее

Сколько нужно собрать денег

500 000 рублей

 

Четырехлетней Диане Ледковой из Владимирской области необходимо многоэтапное лечение в Центре детской челюстно-лицевой хирургии (Москва). У девочки тяжелая форма врожденного синдрома — синдром 1-й и 2-й жаберных дуг, дефект и недоразвитие нижней челюсти, недоразвитие верхней челюсти, частичная аплазия ушных раковин. В клинике разработана схема лечения Дианы, позволяющая добиться практически полной ­реабилитации девочки к 16 годам.

Лечение обойдется в 500 000 рублей.

Как можно перечислить деньги

Деньги можно перечислить в Центр детской челюстно-лицевой хирургии или в благотворительный фонд «Помощь» (учредители — издательский дом «Коммерсант» и Лев Амбиндер). Все реквизиты есть в Российском фонде помощи (495) 926 35 63, 926 35 65, а также на сайте фонда

Российский фонд помощи (Русфонд)

Журналистский проект, созданный в 1996 году для помощи авторам отчаянных писем в ИД «Коммерсант». Проверив письма, мы публикуем их в «Коммерсанте», «Газете.ру», на сайте «Эха Москвы» и в «Большом городе». Решив помочь, вы получаете у нас реквизиты авторов и дальше действуете сами либо сразу отправляете пожертвования через систему электронных платежей. Возможны переводы с кредитных карт и электронной наличностью, в том числе и из-за рубежа (подробности: www.rusfond.ru). Читателям затея понравилась: c 1996 года собрано свыше $38 487 млн.

 






Система Orphus

Ошибка в тексте?
Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter