Атлас
Войти  

Также по теме

Разговор с Юрием Шмидтом

  • 1401

фотография: Ольга Лавренкова

Сколько нужно собрать денег

407?049 рублей 

— Девочка болеет с 2006 года. Четыре года. Страшно долго. Так долго, что пятилетний ребенок обучился какому-то невероятному терпению. Она ни на что не жалуется. Ей, например, нельзя есть ничего жареного. Поначалу Саша и куклам своим запрещала есть жареное, но теперь куклам она жареное разрешила, чтобы куклы не мучились попусту вместе с нею…

— Я очень хорошо понимаю девочку. Мне врачи тоже запретили есть все на свете. И я тоже понимаю, что это не повод посадить на диету всех окружающих.

— Я хотел спросить про механизм терпения. Как человек научается терпению?

— Мой старший сын в детстве часто и тяжело болел. Я практически воспитывал сына один, лежал с ним во всех больницах. И поражался выдержке многих детей. Они привыкали к тому, к чему привыкнуть невозможно. Они привыкали к лишениям просто потому, что не знали ничего, кроме лишений.

— Девочке сделали трансплантацию костного мозга. И вроде успешно, но не обошлось без сопутствующих инфекций. Сейчас у девочки высокая температура, девочке плохо, и ее мама не хотела пускать нас к девочке. Это естественное желание оградить ребенка, но девочке ведь нужны лекарства, а денег нет…

— У нашего государства никогда нет денег, чтобы лечить детей…

— Лекарств не соберешь, пока не напишешь про ребенка и пока ребенка не сфотографируешь. Я хотел спросить…

— Я понял, вы спрашиваете, где границы частной жизни, которые нельзя переступать даже с добрыми намерениями. Граница абсолютно ясна. Ребенок по закону — существо недееспособное. Его интересы представляет мать. И если мать говорит, что фотографировать нельзя, значит, нельзя. Если мать говорит, что навещать ребенка нельзя, значит, нельзя. Вы ничего не можете сделать, если мать не причиняет прямого вреда здоровью ребенка. Вы хотите сделать добро, вы можете рассказать матери, какое добро вы хотите сделать, но если она ответит вам, что не желает вашего добра, то тут ваши права заканчиваются.

— Слава богу, нам удалось уговорить Сашину маму допустить нас к девочке. И мама нам рассказала, что как раз в тот день, когда в Германии забрали у донора костный мозг для Саши, когда донорский костный мозг надо было доставить в течение суток, в этот самый день произошло извержение вулкана в Исландии. Пол-Европы заволокло пеплом, самолеты перестали летать… Так вот, по территории Германии трансплантат везла с мигалкой пожарная служба, береговая охрана Германии везла трансплантат по морю на быстроходном катере…

— Фильм такой был во времена моей молодости «Если бы парни всей земли»…

— …А в Хельсинки трансплантат встретил питерский доктор на своей машине и сам повез в клинику, не обращаясь к властям. Вопрос: почему европеец в трудную минуту обращается за помощью к власти, а русский в трудную минуту не обращается ни в ми­лицию, ни в МЧС, а рассчитывает только на себя?

— На Западе принято ругать свою власть, но там каждый человек уверен, что в трудную минуту может обратиться к полицейскому. А у нас, когда в Междуреченске бандиты стали отбирать компенсации у вдов погибших шахтеров, кто-то предложил обратиться к ворам в законе, что­бы те остановили беспредел. У нас людей приучили к тому, что обращаться к властям — это гиблое дело и нужно действовать на свой страх и риск. Это обыкновение наше продиктовано многолетним опытом. Народ не верит в возможность добиться справедливости.

— Мы не верим, что у представителей власти есть такой простой инстинкт, как желание помочь спасти ребенка?

— Люди везде разные. Но я ведь давно работаю адвокатом. Я много раз видел, как система выдавливает людей, пытающихся работать честно. Где угодно — в милиции, в строительстве, в торговле. Понимаете, если государственная система порочна, то порядочные люди надолго в ней не задерживаются. И, стало быть, нужно действовать на свой страх и риск.


Волонтерство: США, Франция, Германия, Россия

Крупнее

Сколько нужно собрать денег

407?049 рублей 

У Саши Быковой из Белгородской области острый лимфобластный лейкоз, единственный выход — трансплантация костного мозга. Родственных доноров у девочки нет, но для Саши нашли полностью совместимого неродственного донора и 22 апреля провели пересадку. Операция прошла успешно, донорский костный мозг прижился. Сейчас нет признаков реакции «трансплантат против хозяина». Но сохраняется опасность инфекции, грибков, и необходимо принимать противовоспалительные препараты. Госбюджетом такие траты не предусмотрены. Аптека выставила Быковым счет на 407?049 рублей.

Как можно перечислить деньги

Деньги можно перечислить в благотворительный фонд «Помощь» (учредители — издательский дом «Коммерсант» и руководитель Российского фонда помощи Лев Амбиндер). «Помощь» переведет ваши пожертвования поставщику лекарств и отчитается по произведенным тратам. Все реквизиты есть в Российском фонде помощи (495)?926?35?63, 926?35?65, а также на сайте фонда

 Российский фонд помощи (Русфонд)

Журналистский проект, созданный в 1996 году для помощи авторам отчаянных писем в ИД «Коммерсант». Проверив письма, мы публикуем их в «Коммерсанте», на сайте www.rusfond.ru, в «Газете.ру», на сайте «Эха Москвы», а теперь и в «Большом городе». Решив помочь, вы получаете у нас реквизиты авторов и дальше действуете сами, либо отправляете пожертвования через систему электронных платежей. Возможны переводы с кредитных карт и электронной наличностью, в том числе и из-за рубежа (подробности: www.rusfond.ru). Читателям затея понравилась: c 1996 года собрано свыше $40,12 млн.

 






Система Orphus

Ошибка в тексте?
Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter