Атлас
Войти  

Также по теме учителя большого города

Учителя большого города. Анастасия Лосева

Учитель истории искусств — о том, как воспитать культуру зрения, научить междисциплинарному подходу и продолжать при этом заниматься наукой

  • 10376

Имя: Лосева Анастасия Станиславовна.
Работа: учитель истории искусств в школе №1199 «Лига школ», старший научный сотрудник Института искусствознания.
Стаж: с 1994 года.
Регалии и звания: кандидат искусствоведения, учитель высшей категории.

О том, как пришла в школу

Честно признаться, пока я училась сама, я с трудом могла себе представить, что потом окажусь в школе. Но на 5-м курсе истфака МГУ у нас резко снизилась нагрузка, и стало ясно, что надо что-то делать. А тогда был такой общественный настрой — идти в школу. У меня все близкие друзья попробовали преподавать. И я пошла в школу, довольно хорошую. Но уже через год совершенно случайно попала в другую. Помню, меня поразило, что все дети здороваются, а в учительской мужчина снял с меня плащ и повесил его на плечики. Потом эта школа разделилась на две независимые, и меня пригласили создавать одну из них, которая называется «Лига школ».

О преподавателях

Среди преподавателей у нас есть совершенно универсальные люди, богатейшей эрудиции. Например, биолог — фантастический эрудит во всех русских родословных. Его рассказ о каком-то историческом событии не менее интересен, чем рассказ историка. Химик у нас не только доктор наук, но еще знаток русской поэзии и прекрасный музыкант.

К сожалению, нынешний мир очень направлен на специализацию. Причем чем раньше, тем лучше. У нас же обратная позиция. Есть масса примеров, когда структурированные мозги хорошо работают в противоположных сферах. Если на вступительных экзаменах мы видим, что человек способен, скажем, к литературе, но не умеет что-то пересчитывать и вообще логически мыслить, то мы говорим, что у нас все-таки очень своеобразное учебное заведение, что хорошее образование можно получить и в другом месте, а мы тебя измучаем физикой или, наоборот, искусством измордуем, и ты сам взвоешь к концу первого года.

О междисциплинарном подходе

Дети к нам поступают в 7-й класс, и у них сразу же начинается курс «Введение в естествознание», который рассказывает о развитии мира от Большого взрыва до появления человека. Курс ведут все преподаватели-естественники. Это, конечно, популяризация высоких идей, потому что наши учителя — практикующие ученые. А через два месяца вступаем мы, гуманитарии, со своим курсом «Панорама истории цивилизаций». Курс ведут преподаватели истории, истории религии, экономики, литературы и истории искусства. Тут-то и закладывается понимание того, что все связано, что все это единые процессы. И только потом мы расходимся и отдельно изучаем разные предметы. Но ощущение связности не уходит все равно за счет синхронизации разных курсов. Например, в 8-м классе дети изучают латынь, античную литературу, историю античности и античное искусство. А в 11-м классе на базе своего предмета разные преподаватели говорят о семиотике. Так что междисциплинарность заложена в программе школы.


Конечно, наша школа для одаренных детей, но понятие одаренности — вещь, ускользающая от определения

О работе с первоисточником

Еще одна важная для нас вещь — это работа с первоисточником. Я очень часто вожу детей в музеи, провожу там уроки, мы смотрим архитектурные памятники, работаем с открытками. Пусть это и не подлинники, зато дети их могут тасовать, раскладывать по хронологии, находить две картины одного автора, узнавать какие-то сюжеты и т.д. И возникает ощущение не отстраненного знания, а знания, принадлежащего им.

Об исследовательской деятельности

В первом полугодии у нас проводится конференция по экспериментальной физике, а во втором — гуманитарная конференция. Участие в обеих обязательно. Таким образом в разных областях дети пробуют свои исследовательские способности. Конечно, наша школа для одаренных детей, но понятие одаренности — вещь, ускользающая от определения. Самое главное — потребность что-то искать, изобретать. А это все будится в процессе, и я уверена, что исследовательская деятельность была бы исключительно полезна в любой школе. Конечно, не для проформы, что у нас очень часто практикуется, а когда это действительно личная работа с первоисточником.

Для меня очень важную роль играют путешествия. Мы ездим с учениками почти каждые каникулы. Сама бы я в таком количестве мест никогда не побывала. И каждый раз надо готовиться, чтобы им рассказать, благодаря чему узнаешь массу нового. Такая учеба в путешествиях создает ощущение, что мир открытый и что, куда бы ты ни приехал, ты все время можешь себя обогащать и учиться.

О предмете

За последнее время мир стал существенно больше ориентирован на картинку, чем на текст. А значит, необходимо воспитывать культуру зрения, прочитывания разных пластов изображения и перевода зрительных образов в словесные. Поэтому история искусств как предмет сейчас совершенно необходима.

Кроме того, для меня очень важно, чтобы мои выпускники и дальше не теряли интерес к этой области. Чтобы, уже будучи взрослыми людьми, они ходили на выставки, ездили, смотрели. Так и получается. Кто-то выбирает профессии, связанные с дизайном. Многие наши выпускники пошли на операторский факультет ВГИКа и в МАРХИ.

О заданиях

Во-первых, это сравнения. Письменно. Два памятника — одной эпохи или разных эпох, но на один сюжет. Таким может быть домашнее задание, которое я даю не очень часто. А вот к экзамену надо серьезно готовиться. Один вопрос — просто пересказ лекции, а второй — сравнительный. Например концепция человека у Босха и Брейгеля. Конечно, мы этого на уроках слегка касались, но все выстроить придется самому.

Некоторые задания предполагают, что ребенок должен самостоятельно поехать в музей и проанализировать тот или иной памятник (часто по своему выбору). В основном они, конечно, ездят компаниями — мороженое едят, треплются, но и делом занимаются. Если ученик в музей не съездил, а по интернету поискал, то это всегда видно.


На мой взгляд, учителю стоит заниматься исследовательской деятельностью. Это дает ощущение нерешенных вопросов, ощущение живого, не умершего предмета

О сочетании ученого и учителя

Я не представляю свою деятельность вне науки. Сказать просто «я учитель» я не могу. И наоборот, если б я занималась только наукой, мне бы не хватало обратной связи и сотворчества. Вообще, на мой взгляд, учителю стоит заниматься исследовательской деятельностью. Это дает ощущение нерешенных вопросов, ощущение живого, не умершего предмета. В обыденном плане, конечно, тяжело: в институте надо сдавать статью, книжку, а у тебя все время уроки, уроки, и к ним тоже нужно готовиться. Но, с точки зрения стратегической, я себе по-другому это не представляю. И конечно, свои собственные нерешенные вопросы, которые возникают у меня как у исследователя, я часто переношу на наши школьные конференции. Потому что скучно взять и предложить ребенку тему, на которую я сама уже все написала и знаю ответ.

О том, почему мы до сих пор существуем

Я работаю по своей программе. Никто никаких поурочных планов от меня не требует. Классных журналов у нас вообще никогда не было. Хочу — везу детей в музей, это абсолютно моя воля. Вообще-то, многого, что у нас требуют от учителей, нет в российском законодательстве. Все это устное право и инструкции, которые часто противоречат закону об образовании.

Ну и конечно, нам помогает уже заработанный авторитет. Например, в 2009 году по PISA (международное исследование образовательных достижений учащихся. — БГ) мы оказались лучшей школой в России и вошли в 25 лучших школ мира. Для нас это была огромная радость. В 2011 году моя ученица победила на Всероссийской олимпиаде по истории искусства. У нас хорошие результаты по ГИА и ЕГЭ. Впрочем, так и должно быть, когда в классе немного народу и учат профессионалы.

О том, что бы хотелось изменить

Мне бы хотелось, чтобы профессионалов высокого класса, заинтересованных в том, чтобы придти в школу, было существенно больше. Например, я люблю, чтобы кто-то со мной принимал у детей экзамен. Я всегда рада, если приходят выпускники. Но у них в это время сессия. А попросить придти кого-то из своей научной среды я не могу: посмотрят как на идиота. Чего это я пойду? Ну, хорошая, наверное, школа, а я все-таки лучше что-то другое сделаю. Хотя у меня замечательные коллеги. Это, конечно, показывает нынешнее состояние общества в целом. Ровно так же мне совсем непросто бывает отвести детей в какое-то профессиональное место. Например, если б у меня была возможность пойти с ними в реставрационные мастерские! Это область, которую я не знаю сама, а она страшно интересна. Если бы ситуация в обществе была другая, то можно было бы позвонить куда-то и сказать: «Хочу привести к вам своих учеников, а вы бы им рассказали и показали, что такое реставрация икон». И мне бы ответили: «Ой, приходите, приходите». Вот этого не хватает.

 






Система Orphus

Ошибка в тексте?
Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter