Атлас
Войти  

Также по теме учителя большого города

Учителя большого города. Леонид Перлов

Географ из «Второй школы» Леонид Евгеньевич Перлов — о том, зачем учить географии, учебниках, современных детях, о зависимости учителей от школьной администрации и о тех опасностях, которыми чревата эта зависимость

  • 14699
Леонид Евгеньевич Перлов.jpg
Имя: Перлов Леонид Евгеньевич.

Работа: учитель географии в физико-математическом лицее «Вторая школа», методист по географии Юго-Западного округа Москвы.

Стаж: с 1979 года.

Регалии и звания: почетный работник общего образования, медаль «850-летие Москвы».


О предмете

Одна из главных задач географии — научить ребенка видеть то, что вокруг него находится. Вот поехал он с родителями в Испанию. Задаем вопрос: «Видел-то ты что?» А он ничего и не видел, точнее перед глазами у него вроде что-то есть, но он не обучен смотреть. На уроках географии я могу его этому научить. Или рядовой случай. Турист заблудился. А ведь можно и нужно учить ориентироваться в городе, и мы этим занимаемся на уроках географии.

География позволяет создать картинку, получить образ территории. Больше его взять неоткуда. Не имея образа территории, управленец не сможет принять по ней правильного решения, а химик-технолог не станет думать, куда потекут отходы с предприятия и какие от этого будут последствия.

География — наука синтетическая, она невозможна без истории, лингвистики, экономики, физики, химии, филологии… А в нашей традиционной школе почти не учат складывать информацию из разных областей. Со времен Яна Амоса Каменского вся школа западного образца построена на анализе — мы анализируем литературное произведение, уравнение и так далее. А синтезу мы не учим. И, я боюсь, это не случайно. Потому что человек, обученный синтезировать, формировать картинку, он ведь ее, чего доброго, сформирует. И чего потом будешь делать с этим человеком?


О сложных темах и о том, чего не хватает курсу географии

Самая сложная тема в школьной географии — география России. Какая экономика, какая «социалка» — такая и экономическая география.
Вероятно, моему коллеге-швейцарцу рассказывать об экономической географии Швейцарии куда проще.

Разговор мы начинаем с границ России, и сразу возникают вопросы — когда эта граница появилась, почему она такая? Вообще, вопрос «Почему?» в географии очень важен.

Есть темы, которые в школьной программе слабо представлены. Например, в старшем классе я выделяю два часа на географию мировых религий. И этого мало. А ведь чаще эта тема только упоминается, и то далеко не во всех учебниках. Международный туризм тоже только упоминается, а ведь это одна из крупнейших отраслей мирового хозяйства. Как об этом не говорить? На мой взгляд, для изучения это намного важнее, чем, скажем, география металлургии. По большому счету современному горожанину все равно, где выплавляют сталь. А вот то, что связано с его будущим отпуском, ему знать полезно. Тогда он не будет в Мадриде требовать обещанный ему еще в Москве номер с видом на море — мне о таком случае рассказывали.


О том, как сегодня предлагают учить географии

Курс географии должен давать понимание того, что ты не один на этой земле и твоя страна не единственная — не хуже и не лучше, чем твои соседи. Но, к сожалению, линия сейчас другая. Одно из требований новых стандартов — формирование российской идентичности. То есть я должен не столько рассказывать детям об окружающем их мире и о стране, сколько формировать у них представление, что они граждане России, и это очень круто. Но я старый учитель и давно понял, что вешать ученикам лапшу на уши, во-первых, бессмысленно, потому что они тебя расколют, а во-вторых, крайне вредно, потому что получится, что видят они одно, а учитель говорит другое. А я должен давать детям реальную картинку.

Например, я обязан сказать, что демографическая политика в России не эффективна, потому что направлена только на поднятие рождаемости, а она у нас и так выше среднеевропейского уровня. Проблема не в том, что низкая рождаемость, а в том, что смертность африканская. Но решить проблему смертности пособиями невозможно. Она решается реформированием здравоохранения, воспитанием, пропагандой здорового образа жизни и рядом других мер. До тех пор пока этого нет, можно сколько угодно бросать деньги на ветер.

02.jpg
О том, почему сокращается курс географии

К сожалению, география достаточно давно и упорно выжимается из школьной программы. Пару лет назад из шестидесяти восьми часов в шестом классе оставили тридцать шесть. А ведь это базовый курс: землеведение, основы физической географии. Вначале эти часы просто выкинули, а потом механически перенесли на год ниже. Но в пятом классе дети еще не готовы изучать географию. К тому же один час в неделю — это не курс, можно его и не вести. Сейчас еще предлагают половину часов из десятого класса перенести в одиннадцатый, хотя в одиннадцатом классе детям не до этого, а ЕГЭ по географии сдают единицы.
Значит, что-то надо урезать, например географию. Кроме того, перенос часов из одного класса в другой выгоден издателю: один тираж учебников для одного класса — это одна сумма, а два тиража для двух — это уже сумма другая 
Почему это происходит? Вот недавно ввели дополнительный урок физкультуры. А сейчас объявлено, что со следующего года все дети будут изучать «Основы религиозной культуры и светской этики». Этот предмет вообще вызывает массу вопросов, в том числе кадровых, но еще нужно где-то взять на него часы. Значит, что-то надо урезать, например географию. Кроме того, перенос часов из одного класса в другой выгоден издателю: один тираж учебников для одного класса — это одна сумма, а два тиража для двух — это уже сумма другая. Сейчас для пятого класса спешно пишут учебники, и они уже рекомендованы. Но то, что я видел, а я давно занимаюсь экспертизой, очень плохо.


О ситуации с учебниками

Как правило, учебники сегодня пишутся очень быстро и очень некачественно. Вот, например, цитата из одного нового учебника для 5 класса: «Солнечная система включает в себя множество галактик, одна из которых наша». Чтобы издать учебник, нужно получить гриф, а подавать на гриф можно только на стадии оригинал-макета, который сделать недешево. И небольшим издательствам очень сложно конкурировать с таким монстром, как «Просвещение». Так что, к сожалению, у нас практически восстановилась монополия на школьные учебники.

Есть еще такое понятие, как госзакупка. Департамент образования закупает определенные учебники, и, если такой-то учебник не закуплен, школа его не получит. Формально мы имеем право выбрать учебник, фактически мы этого права лишены. Мы обязаны выбрать то, что нам предлагает департамент.

03.jpg
О современных детях

Иногда мне кажется, что дети стали примитивнее. Иногда — что они смотрят на мир под другим углом зрения. Те источники информации, которые мне кажутся основными, для них таковыми не являются. Залезть в книжку им в голову не придет. Для них интернет — единственный источник информации. Еще один очень важный момент — некритичность. Не могу сказать, что критичность была раньше, но сейчас ее нет совсем. Любая информация воспринимается однозначно. Особенно, если она написана. Вот почему, при всем уважении к коллегам, которые пишут учебники, я часто прошу детей найти в них ошибки, чтобы они приучались к тому, что книжки тоже пишут люди. Открываю разворот и говорю: «Здесь две ошибки, у вас три минуты. Кто найдет обе, получит четыре, кто найдет и исправит, получит пять». И они стараются. Заодно и читать научатся. Читать они не умеют и не любят в большинстве своем.
 Эта профессия позволяет хоть малое звено вложить в будущее моей страны, потому что на самом деле я патриот. Я дорожу своей страной. И если не делать то, что я делаю, будущего у нее точно не будет. Оно и сейчас уже под вопросом
Об учительской работе

Я человек немолодой и начинал работу не учителем. Но мне учителем быть интересно. Я вижу, как на второй, третий, четвертый год у детей появляется географичность мышления, способность компоновать картинку территории. Эта профессия позволяет хоть малое звено вложить в будущее моей страны, потому что на самом деле я патриот. Я дорожу своей страной. И если не делать то, что я делаю, будущего у нее точно не будет. Оно и сейчас уже под вопросом. Но, к сожалению, мне не дают эффективно работать, так, как я могу.

У нас престижность учительской профессии нулевая. Мне повезло, недавно я с группой учителей съездил в Южную Корею. Сегодня это тринадцатая экономика в мире, и очень быстро растущая. Как говорят сами корейцы, одна из предпосылок роста — школьное образование. На Востоке образование всегда было очень престижно, а учитель почитался почти как бог. Они до сих пор живут по странной своей поговорке, что кощунственно наступить на тень учителя. И вот стоим мы как-то в Корее в очереди на колесо обозрения, а перед нами шушукаются трое корейцев. Вдруг один из них подходит к нам, кланяется и на скверном английском приглашает пройти перед ними. Оказывается, они по моему бейджику поняли, что я учитель, и принялись пропихивать нас перед собой.


О том, почему учителя зависимые люди

Учитель у нас чудовищно зависимый человек. И чем дальше, тем эта зависимость становится больше. Прежде всего, он зависит от администрации школы. С этого года изменена система аттестации. Раньше учитель подавал заявление, к нему приезжал эксперт, если надо, сидел на уроке, беседовал и составлял экспертное заключение. Теперь же создается что-то вроде опросника, который заполняется со слов администрации и ею же подписывается. То есть, чтобы аттестоваться, нужно нравиться своему директору.

Еще один инструмент управления учителем — новая система оплаты труда. Теперь зарплата директора есть производная от средней зарплаты педагогов. Чем выше зарплата учителя, тем выше она у директора. А как можно увеличить среднюю зарплату учителя, если фонд зарплат определен? Правильно, уменьшить число учителей и увеличить их нагрузку. Если директор человек грамотный и приличный, то он будет искать способы сохранить коллектив, на этом его и поймают в нужный момент. Он, пожалуй, в еще более страшном положении, чем учитель, потому что всегда ходит под уголовной статьей. Поэтому директор «очень хорошо себя ведет».
 Эта система удобна нынешнему государству, потому что делает учителя абсолютно управляемым. Ну а каким образом раб будет воспитывать свободного человека? Раб всегда воспитает раба
Кроме того, новая система предполагает разную оплату учителям разных предметов. И коэффициент соответствия устанавливает сама школа. Можно только представить себе педсовет, на котором это будут делить. Учительский коллектив и так чрезвычайно конфликтен. Ну а если при такой системе в школу придет молодой учитель, какой мне резон его учить, он же мой конкурент! Какой тут коллектив? Какая взаимопомощь?

Эта система удобна нынешнему государству, потому что делает учителя абсолютно управляемым. Ну а каким образом раб будет воспитывать свободного человека? Раб всегда воспитает раба.


О невеселом

У меня не очень хорошая репутация среди начальства. А недавно у нас дома собралась компания выпускников. И моя жена с ними делится, что беспокоится за меня. Ребята и говорят: «Ну, мы уж как-нибудь безопасность Леонида Евгеньевича обеспечим». А один парень, летчик, добавляет: «Я тут знаю одно местечко под Москвой, где стоит самолет, который можно открыть отверткой, так что если что, я вас вывезу и спрячу».
 






Система Orphus

Ошибка в тексте?
Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter