Атлас
Войти  

Также по теме

13 цитат Сергея Капкова

БГ изучил два больших интервью, которые московский министр культуры Сергей Капков дал на днях Владимиру Познеру и телеканалу «Москва 24»,  и выбрал 13 цитат, которые лучше всего иллюстрируют его позицию чиновника и гражданина

  • 9102

Про то, почему стало проще любить Москву

«Любой житель города — он любит его не за то место работы, где ему платят, и не за свой подъезд и двор, а любит за те московские места, куда он привык ходить. За прошлый год полностью восстановили Бульварное кольцо, парк Горького, «Сокольники», Патриаршие пруды. То есть у Москвы появляются те символы, которые раньше появлялись в прессе, только когда были скандалы».


Про шубы и искусство

«Когда в субботу или воскресенье я проезжаю мимо Манежа и вижу, что там очередь, я очень радуюсь, что это очередь не за шубами, а за искусством».


Про Музей Маяковского

«Реконструкции Музея Маяковского не будет, а будет ремонт, который не проводили с 1988 года. Выставку не демонтируют. То есть все вернется на свои места, как было. Потому что все-таки даже внутреннее содержание Музея Маяковского — это произведение искусства, за него получено много премий».


Про театр

«Есть мысли перенести театральное время с 19 на 20 часов, и часть театров у нас уже перешла. Но вопрос в том, что сейчас постановки зачастую долгие, метро закрывается. Мы хотим сделать так, чтобы в одну из пятниц месяца можно было приходить к 8 вечера».


Про Гайд-парки

«Гайд-парки — это не фикция. Просто это надо вывести из политического контекста.

Например, есть огромное количество людей, которые отстаивают интересы бездомных животных. Чтобы провести какое-то общественное мероприятие, им надо обратиться в мэрию — это, к сожалению, сейчас все окрашено политической краской. Это очень долго. Перекрывать город невозможно, потому что он встанет весь на целый день. Поэтому было принято решение выделить два места — в «Сокольниках» и в парке Горького, — где можно обратиться в дирекцию парка, продекларировать, про что этот митинг, и приходить, собираться, выступать, приглашать прессу, привлекать внимание даже отдыхающих в парке. Это упрощает задачу».


Про поколенческий кризис

«Я считаю, что нынешнее состояние России и тот кризис, который называли политическим, хотя он таким не являлся, наверное, это больше поколенческий кризис. Все это я говорил применительно к культуре. Когда в Москве средний возраст художественного руководителя 64 с половиной года и молодым режиссером считается, предположим, Кирилл Серебренников, которому 44 года».


«Меня пугают люди без биографии, без какого-то послужного списка, которые хотят стать властью, которые говорят: «Мы здесь власть»


Про запрет автопробегов с белой лентой

«Так как есть градус политического противостояния, политической, не всегда здоровой дискуссии, то ленточка может расцениваться как провокация, когда вы едете в метро, когда вы едете в общественном транспорте. И у нас уже были факты, когда просто было физическое вмешательство в жизнь другого человека, то есть драки и так далее и тому подобное. Я думаю, что это мера временная. Она с запасом заложена, чтобы, не дай бог, ничего не случилось».


Про участие в митингах

«Я работал в парке Горького всего 5 месяцев. Мне кажется, что если включить все свои усилия, заинтересовать огромное количество людей, чиновников, которые будут тебе помогать, то результата можно достичь достаточно быстро. Те же 5 месяцев я мог бы заниматься участием в митингах, высказыванием своей позиции, написанием различных блогов».


Про тех, кто стремится к власти

«Я опасаюсь людей, которые стремятся к власти в чистом ее виде. Наверное, потому что я больше про этих людей знаю: про тех, кто рвутся в парламент, участвуют в выборах, оголтело критикуют своих оппонентов либо, наоборот, оголтело себя хвалят.

Меня пугают люди без биографии, без какого-то послужного списка, которые хотят стать властью, которые говорят: «Мы здесь власть».


Про «Единую Россию»

«Я давно работаю в партии, я даже член Высшего совета «Единой России». Я знаю там много достойных, порядочных людей. Но я знаю также много и ленивых, неинтересных людей. Но это как в любой большой организации: есть люди, которые меняют мир, а есть люди, которые просто сидят».


Про церковь

«У меня нет ощущения, что происходит клерикализация страны. Я понимаю, наверное, что делает Русская православная церковь как большая христианская институция, которая осознает, что вся ее история и все ее развитие возможно в пределах развития страны. Поэтому она пытается защищать себя, и, наверное, РПЦ считает, что агрессия в ее адрес — это агрессия и в сторону государства».


Про Путина

«Когда прошли выборы президента, все говорили: «Как же — 6 лет Путина, 6 лет Путина». А это не 6 лет Путина, это 6 лет Познера, это 6 лет Капкова, это 6 лет каждого из нас. В эти 6 лет надо работать. У нас нет ни доброго, ни злого царя, каждый должен на своем месте работать. Поэтому здесь не вопрос в элитах, это вопрос, что ты сам делаешь и кем ты себя ощущаешь».


Про современного человека

«Герой нашего времени — это, наверное, человек запутавшийся, к сожалению, плохо понимающий, как устроен глобальный мир, в чем наше конкурентное преимущество, человек, не переработавший комплексы сталинизма, комплексы коммунистического режима. Но я уверен, что это очень активный, в чем-то даже агрессивный и очень хваткий и умный человек».

 






Система Orphus

Ошибка в тексте?
Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter