Атлас
Войти  

Также по теме

А власти скрывают

Конспирология повсюду. Аудитория любительских фильмов про 9/11 исчисляется миллионами. «Код да Винчи» не устают допечатывать. О заговорах говорят политики, их обсуждают в новостях. Оказывается, нет ничего случайного. Оказывается, все связано. Заговорщики сидят во всех правительствах, они устроили все теракты, все войны, и у них есть План. И есть люди, которые знают, в чем он заключается. Алексей Мунипов встретился с виднейшими российскими конспирологами и попытался выяснить, что скрывает ложь

  • 6847

Уши Зла

Если вам будут строить догадки — мол, у Ельцина от болезни изменились уши, — поясняйте: уши не клипсы, их по утрам не цепляют разные к разным галстукам.
Юрий Мухин «Код Ельцина»


Юрий Мухин, главный редактор газеты «Дуэль», автор книги «Код Ельцина». Фотографии Павла Самохвалова

Все начинается с малого. Зацепка, нестыковка, логический сбой. Еще ничего не ясно, ясно лишь что-то не так. И постепенно из фотографий, вырезок, телепередач складывается новая страшная картина. Самолеты на ВТЦ направляли из самого ВТЦ. История переписана. Президент Ельцин убит мировой закулисой и заменен двойником.

— Сперва было — ну как у всех — недоумение. Был больной человек, стал здоровый. Так не бывает. Потом пошли наблюдения. У Ельцина до болезни и после на фотографиях — разные уши. А рисунок ушной раковины за жизнь не меняется. Никогда, только если у человека проказа. Ну и смотрим, меряем — тут одни уши, тут другие. Да много всего. У этого «ельцина» голос другой, походка. Интонации клоун копирует, а тембр, окраску, звучание — нельзя скопировать. Я однажды взял две записи — старую, где Ельцин читает указ, и недавнюю какую-то. Нарезал по фразе, перемешал — ну господи, никакого компьютера не надо. Просто разные голоса!

Это раскопал Юрий Мухин — химик-технолог, бывший замдиректора Ермаковского завода ферросплавов, главред ядовитейшей газеты «Дуэль», которую 12 лет пытаются закрыть за разжигание межнациональной розни. Мухин не новичок, и это не первое его открытие. В книге «Антироссийская подлость» он разоблачил расстрел в Катыни (стреляли немцы). В «Кто убивал американцев 11 сентября» — теракт 9/11. В «Убийцах Сталина» — понятно что. В «Анти-Аполлоне» — полет американцев на Луну и лично Стэнли Кубрика. Еще — люфтваффе, долларовую систему, генетику, Эйнштейна и, наконец, евреев. Главная же книга Мухина называется «Код Ельцина».

Мухин полный,дородной комплекции: пузо, брыли, щеточка усов. Он сидит на кухне скромной, но опрятной двухкомнатной квартиры на «Добрынинской». Вокруг девственно чисто: никаких схем, фотографий, вообще ничего. В гостиной — боксерская груша, на столе — блюдо с бубликами. Мухин растроган вниманием, но уверен, что опубликовать ничего не дадут.

«Сначала вообще было три двойника. Я их научился различать. Вот на параде 9 Мая — полный человек, неуклюжий, типа меня, еле идет. А вечером уже худой, энергичный. И уши другие». Реальный Ельцин в юности работал каменщиком; его двойник перед камерами взял в руки мастерок — «и видно, что он вообще не знает, как это делается! Там ведь все на автоматизме — я клал кирпич, я знаю». Улики множатся: вот невольное признание церэушника в «Коммерсанте»; письмо бывшей секретарши Ельцина, свидетельства таинственных летчиков, везших гроб президента в Австрию, судмедэкспертов, врачей.Доказательств, если хотите, уйма. «Я одному специалисту отослал фотографии на анализ. Любой может заказать, пожалуйста, стоит 300 долларов. Два это человека или один. Он вернул со словами: «Забудьте мою фамилию».

Через час все это кажется дико убедительным. Заодно Мухин рассказывает о конструкции именной бляхи у полицаев, схемах финансирования правозащитников, вопросах генетики, физики, расстрелах в Литве, лунной афере, о биографии Путина. Улучив момент, я пересказываю загадочную историю американца Уильяма Купера: в свое время он выдвинул теорию, что Кеннеди убил его собственный шофер — пулей, отравленной ядом морского ежа. Версия строилась на смелых догадках и развенчанных фальсификациях; Купер повсюду заявлял, что если его убьют, значит, все верно. В конце концов его и вправду убили — на пороге собственного дома.

Мухин отмахивается: «Никто не будет меня убивать. Я им нужен. Вот придут к генпрокурору, скажут: президент подменен, это измена! Он: да я ничего не знал. А как не знал, если «Дуэль» про это писала в каждом номере?» Кажется, на Украине точно так же рассматривали уши Ющенко (в смысле — вместо него тоже двойник), но Мухин нетерпеливо морщится — вас много, а я одна. Украина его не интересует.

Аристократы и дегенераты

Вырожденцы — это как микробы чумы. Способны ли микробы на всемирный заговор? Не думаю. Но если кто-то расставляет дегенератов на стратегически важные посты — у них есть план?
Григорий Климов «Князь мира сего»

Если на секунду допустить, что теория ельцинских ушей верна, то представьте, сколько человек должно было быть задействовано в этом проекте. Если возможен такой грандиозный заговор, что это значит? Это значит, что заговорщики — везде. И есть тайный центр, который их координирует, а заодно заметает следы. Эта скрытая паутина мало кому видна. Но есть люди, которые борются с ней всю сознательную жизнь.

Последние полвека в Нью-Йорке, в крохотной квартирке, заваленной бумагами, живет и работает 88-летний Григорий Климов — профессор сатанологии и высшей социологии, автор книг «Князь мира сего», «Имя мое Легион», «Протоколы советских мудрецов» и многих других.Климов — выпускник Военно-дипломатической академии, в 1947-м бежавший в Западный Берлин, а оттуда — в Америку. Если верить составленной им автобиографии, в Штатах Климов начал сотрудничество с ЦРУ в рамках секретного «Гарвардского проекта», посвященного «комплексу латентной гомосексуальности Ленина». Там Григорий Петрович узнал удивительные вещи и впервые сформулировал свою теорию.

Суть ее проста: миром правят дегенераты.

А точнее — геи и евреи. Но не только. Дегенератов (Климов причудливо суммирует данные любой статистики, что попадается ему на глаза) в мире примерно одна треть. Они делятся на хороших, плохих и мерзких выродков. Хороший дегенерат — это, например, Чайковский. Мерзкие выродки нами правят. 90% всех властителей во всех странах — вырожденцы (и латентные педерасты). Все тайные общества мира (масоны, иллюминаты, иезуиты) — это вербовочные пункты, где дегенераты ищут людей с гомосадистическими наклонностями, а найдя — активно продвигают к рычагам власти. Само собой, «древняя иудейская вырожденческая секта» им активно способствует.

Дегенераты очень хитры.

Их невозможно отличить от обычных людей.

Возможно, ваши лучшие друзья — дегенераты.

Возможно, вы тоже дегенерат.

Климов охотно отвечает на письма. Чтобы проверить, не являетесь ли вы дегенератом, он предлагает простой метод: «Попробуйте сделать ЭТО по-нормальному, как наши отцы и деды делали из века в век, лицом к лицу — и мужчина наверху. Несколько раз. Без обмана. Не пытайтесь воображать себе, когда спите с женой, что спите с другим мужчиной, или с собакой, или со своей матерью… Если результаты этой самопроверки будут положительными — вам не о чем беспокоиться».

Первая работа Климова, антикоммунистическая «Машина Террора», была написана в 1951-м и приобрела в маккартистской Америке некоторую популярность. Остальные добрались до советского самиздата, потом были переизданы и произвели на неподготовленную публику ошеломительное воздействие. Тиражи его книг огромны.

Встречаться лично Климов отказался — сослался на здоровье. Вместо этого прислал десять ответов на самые волнующие вопросы современности.

Пункт первый гласил: «Я очень боюсь, что один маленький народ доведет нас до атомной войны».

Пункт третий советовал молодым людям два пути для успеха в жизни. Путь добра — тяжелая работа, хорошее образование, верная жена. Путь зла — членство в сатанистских организациях, частые сексуальные перверсии, отсутствие моральных ограничений.

Наконец, последний пункт рекомендовал всем без исключения изучать высшую социологию, а главное — правильно подыскивать себе партнера в жизни.

По иронии судьбы, единственное большое интервью с Климовым сделал 9 лет назад поэт Ярослав Могутин — бритый налысо гей, автор книг «Америка в моих штанах» и «Роман с немцем». Могутин обнаружил в Куинсе настоящего советского пенсионера — говорливого, сварливого и ужасно одинокого. Его холостяцкий флэт оказался точной копией типовой московской квартиры 50-х. Своего гостя Климов принял за скинхеда, не заметил серег и посвятил два часа вдохновенному монологу о ЦРУ, педерастах и лесбийско-еврейских происках. Завершил этот тур-де-форс («Ленин натягивал Зиновьева! Сталин натягивал Микояна!») короткий ответ на короткий же вопрос: что делал бы Климов, если бы ему выпал шанс переспать с еврейской девушкой? «Я был бы ей очень признателен», — смущенно ответил писатель.

Болезненные книги Климова чем-то напоминают популярные труды Дэвида Айка — бывшего спикера британской партии зеленых, который в начале 90-х внезапно объявил, что миром правит «Вавилонское братство», состоящее из рептилий, и написал на эту тему 20 с лишним книг. Айк видит змеиный хвост там, где Климов видит вырожденцев; рептилии и дегенераты оказываются ужасно похожи. Правда, Айк прилично зарабатывает и ездит с лекциями, а Климов сидит дома с кошкой.

Очень странно получать e-mail от такого человека — все равно что общаться по ICQ с Распутиным. Еще недавно он удивлялся существованию на свете диктофонов. Климов подробно рассказал, почему он не принимает гостей: тяжело спускаться с третьего этажа и открывать входную дверь. Потом взялся объяснить все детали своей концепции, но связь быстро прервалась. «Самое страшное дело на свете — это троцкизм»; «ради бога, правильно выбирайте партнеров»; «битва нормальных людей и дегенератов будет продолжаться вечно, и в финале Господь не допустит…» — остальное поела какая-то интернетная ржа. Последней пришла короткая жалоба. «Не могу разобрать почту. Похоже, Избранные подписали меня на кучу спама».

Ной-Колумб и Русь-Орда

ХАН БАТЫЙ — ЭТО ПОПРОСТУ РУССКИЙ КНЯЗЬ ЯРОСЛАВ. БАТЫЙ — это, вероятно, слегка искаженное слово БАТЯ = отец. У казаков до сих пор их предводителя зовут БАТЬКОЙ. Итак, БАТЫЙ = КАЗАЧИЙ БАТЬКА, РУССКИЙ КНЯЗЬ.
Анатолий Фоменко, Глеб Носовский «Новая хронология Руси»


Анатолий Фоменко, профессор РАН, автор «Новой хронологии»

Корни обмана тянутся в глубь столетий. Оказывается, нас обманывали всю жизнь. Человек впервые сталкивается с миром тайных заговоров, беря в руки школьный учебник истории. Все, что в нем есть, — ложь, результат грандиозного сговора. На самом деле все было совсем не так.

Это обнаружил и обосновал математик, профессор РАН, заведующий кафедрой дифференциальной геометрии МГУ Анатолий Фоменко. В начале 70-х он заинтересовался проблемой датировки затмений. Получалось, что описанные в древности солнечные и лунные затмения не согласуются с астрономическими моделями. И наоборот, все согласуется, если допустить, что эти затмения произошли примерно на тысячу лет позже. Правда, тогда история человечества оказывалась сильно короче. Чтобы все утрясти, Фоменко и разработал «Новую хронологию». Сейчас над ней работают десятки человек. Работа идет в тайне. Имена своих помощников (за исключением соавтора Носовского) Фоменко назвать отказывается: опасается им навредить.

— Сначала было очень тяжело. Ну как же — кинофильмы, римляне в тогах, Александр Македонский, Клеопатра, Антоний, спартанцы. И ничего этого не было?

Лаборатория Фоменко — крохотная комнатка в здании МГУ, до отказа набитая инкунабулами. Торчат закладки, висят гравюры — здесь можно снимать «Девятые врата». Сухонький настороженный математик («Нет в вашем журнале порнографии?») сидит на краешке стула, прямой как палка. Он сразу читает лекцию — сказывается преподавательская выучка. Три пункта, семь методов, «введем условную теорему» — за ним удобно конспектировать. Изредка он с мукой произносит: «И это все правда!»

По Фоменко, все началось примерно в IX веке. Античности не было. Татаро-монгольского ига не было. Вся история, как мы ее знаем, — это летопись XIII-XVII веков, четыре раза скопированная и отброшенная в прошлое. Поэтому Сократ — это еще и император Андроник, Андрей Боголюбский и Иисус Христос. А хан Батый — это Иван Калита. А Царь-град — Константинополь, Иерусалим и Троя.

История в его изложении похожа на бал-маскарад. Крестовые походы оказываются Троянской войной, Русь — Ордой, царь Эней — Рюриком, Колумб — Ноем. Вокруг нас, как мираж, вырастает гигантская империя, основанная ханом Батыем (Иваном Калитой) и Чингисханом (Георгием Даниловичем). Казачье-ордынские гарнизоны топают по пустой Западной Европе, в которой нет ни городов, ни дорог — это слабозаселенный дикий край. В империю входит все, на что пал жадный взор академика: Европа, Ближний Восток, Азия, часть Африки, Америка, Япония, Китай; поколебавшись, он вычеркивает Австралию, хотя видно, что и ее хочется.

«Потом возникает заговор, — диктует Фоменко. — Нас сейчас пытаются уверить, что заговоров не бывает. Но это не так! Они были! Есть! И будут! Провинции откалываются — как при распаде СССР. Придумываются религии и новые языки: английский, французский, немецкий, итальянский, испанский и латынь. Появляются якобы древние европейские страны. А историкам поступает заказ — написать новую историю человечества, без великой Монгольской империи. Точнее — исправить все даты».

Я спрашиваю, кто же координировал такой масштабный заговор. Академик снисходительно улыбается: «А что там координировать? Всего-то надо — пять-шесть, ну десять хронистов, по одному на страну. Они же все-все друг друга знали! Как генсеки союзных республик, понимаете?»

Становится понятно,почему лингвистам,историкам и астрономам книги Фоменко заменяют чтение сайта anekdot.ru. Иногда они снисходят до ответов — всегда в жанре «избиение младенца», но в последнее время утомились. Обычно дело ограничивается цитатой из Льва Гумилева: «Мы, историки, не лезем в математику и просим вас, математиков, не лезть в историю!» Фоменко ничем таким не пронять — он только скорбно улыбается, как человек, всю жизнь разбрасывающий бисер перед свиньями. История — это даты, а даты — это математика, вот и все.Есть цифры, и против них не попрешь. Новая хронология — это факт-с. «И он сильно будоражит воображение», — добавляет академик.

Заговор Козла

Владимир Путин сегодня оказался лицом к лицу с невидимым всеевропейским социалистическо-троцкистским заговором. К счастью, его оберегают некоторые сокрытые сверхъестественные хранители.
Жан Парвулеско «Путин и Евразийская империя»


Александр Дугин, философ, автор энциклопедии «Конспирология»

Версия Фоменко хороша еще и тем, что запросто соединяется с любой другой теорией всемирного заговора. Эти шесть хронистов могли быть масонами. Иллюминатами. Тамплиерами. Кем угодно. Горные Братья, рептилии, исмаилиты, Неведомые Старшины, Потомки Атлантов — любое тайное общество с удовольствием взяло бы на себя ответственность за этот исторический теракт.

И у него немедленно найдутся биографы. Книгами про тайные ордены, масонов у власти и пустоты в Антарктиде, откуда Мартин Борман управляет эскадрильями НЛО, можно заполнить средних размеров город. С недавних пор к ним добавились книги про тех, кто пишет такие книги. Первое отечественное издание, всерьез исследующее методологию скрытого и тайного, у нас появилось на удивление давно — в 1991 году, когда западные социологи только примерялись к предмету. Называлось оно просто — «Конспирология». Написал его Александр Дугин.

«Есть разница между рыбой и ихтиологом, понимаете? — сразу переспрашивает Дугин. — Я не верю в заговоры. Я изучаю тех, кто в них верит».

Дугин — лектор-гипнотизер, основатель Евразийского движения, геополитик и философ, автор двух десятков книг. В 1989-м именно он рассказал еще советским телезрителям про общество «Туле» и институт «Аненэрбе», оккультный нацизм и поиски Шамбалы. С тех пор об этом не пишет только ленивый. Судя по полкам отечественных книжных, ленивых остается все меньше.

«Когда вышла «Конспирология», был скандал,— говорит Дугин. — Всерьез изучать этот бред, маргинальщину? Но что случилось за эти 15 лет? Конспирология стала мейнстримом! “X-Files”, «Теория заговора» с Гибсоном, «Код да Винчи»… А главное — она стала основой всей российской политики. Левые верят в заговор пятой колонны Запада, либералы — в заговор красно-коричневых. И все, дальше разговор не идет. Почему развалился СССР? Заговор Запада. Почему пошли не так реформы? Красно-коричневые».

Мы беседуем в «Александер-Хаусе» перед дугинской лекцией «Конспирология проблемы 2008». Приглашены Павловский, Леонтьев, члены Общественной палаты, политологи. Дугин излагает коротко, ясно, как гарвардский профессор. Словно бы и не он когда-то написал «Великую войну континентов» — про борьбу ордена Евразии и ордена Атлантики. «Это была шутка, анекдот, — полуоправдывается Дугин. — Но когда люди начинают верить в анекдот, поклоняться анекдоту… Был такой Лео Таксиль, постмодернист XIX века, придумавший термин «сатанисты-палладисты». В шутку! Но его теории развили, и теперь, выходит, Козырев и Чубайс и есть эти палладисты».

Дугин говорит все быстрее. Приближается лекция — и вокруг него, словно электроны вокруг ядра, начинают кружить баварские иллюминаты, карбонарии, иезуиты, Мел Гибсон и крокодил с головой Чубайса, играющий на пианино. «В XX веке все теории сливаются в одну, — говорит он. — Все запутанно, все меняется местами, доказательств нет и быть не может. И первыми жертвами конспирологии становятся так называемые интересующиеся. «Люди думающие». Они ничем конкретным не заняты или заняты своей профессией, в которой вполне адекватны. Но интересуются и чем-нибудь еще. То есть, как правило, всем сразу. Теория заговора все им объясняет: наводнение в Нью-Орлеане, падение котировок на фондовой бирже, лавину в Андах, смену режима в Нигерии. Она создает в хаосе маршруты уверенности».

Общая теория заговора — это теория о том, что все началось очень давно. С инопланетян, которых шумеры называли Аннунаки, Прибывшие Издалека, — читайте Ситчина, Мулдашева, Ветхий Завет. Они оставили своих наместников и передали тайное знание — то, что потом перешло тамплиерам, от них — розенкрейцерам, масонам, иллюминатам, Приорату Сиона. И позже — еврейским банкирам (выходцам из гетто, открытого иллюминатом Наполеоном), и Бильдербергской группе, и Лайонс-клубу. Они устроили Вторую мировую, чтобы организовать ООН, Израиль и Евросоюз, а в конце концов — мировое правительство. Чтобы установить Новый Мировой Порядок. Убежищем тайного правительства считают Денверский аэропорт, необычно большой и украшенный странными фресками. Следы же этого заговора, его оккультные знаки видны везде: на долларах, в корпоративных лого, в плане улиц Нью-Йорка, на зданиях — повсюду.

Зная существующие модели, придумывать новые легче легкого. Скажем, о том, что новые заговорщики давно переселились в блогосферу: зря, что ли, символом ЖЖ является козел, то есть Бафомет? И эта страсть к конспирации, анонимности, нумерологии, смене масок, тайным сборищам… Они узнают друг друга по кодовым именам, поклоняются козлу и наверняка при встречах целуют друг друга пониже спины, чтобы пробудить змею Кундалини, — как тамплиеры.

Есть версия, что сам Дугин в числе прочего выдумал загадочного француза Парвулеско — влиятельного теоретика, конспиролога и якобы личного секретаря Эзры Паунда. От его имени пишутся невероятные книги — вроде той, в которой Путина называют Тайным Царем, Человеком Судьбы, Вершителем Евразийской империи и— походя — потомком Распутина. При этом никаких следов Парвулеско в Европе обнаружить не удается. «Ну, — нехотя реагирует Дугин, — это уже второй уровень заговора. Такой человек, конечно, есть. Но, правда, никто, кроме меня, о нем в мире, похоже, не знает. Это да».

Тайна третьей планеты

Присмотритесь внимательно к фигуре Дяди Сэма. Видите? У его пояса виден едва заметный стык. Если отвернуть верхнюю часть туловища, можно заглянуть в нутро и увидеть, что там есть еще одна цивилизация.
Максим Калашников, Юрий Крупнов «Оседлай молнию! Америка против России»


Максим Калашников, футуролог, создатель теории «Третьего проекта»

Дугин аттестовывает конспирологию как «веселую науку»; это и вправду может быть весело — перекраивать историю, связывать все со всем. Слушая конспирологов, я убеждал себя, что это просто игра, «веселые старты» для воспаленного ума. Пока не встретился с главным российским теоретиком New World Order — Максимом Калашниковым.

Бывший экономический обозреватель «Российской газеты» один и в соавторстве написал как минимум десять толстенных книг, обосновывающих теорию «Третьего проекта». По ней в мире действует сообщество Тени — самоорганизующийся коллективный разум, готовящий миру страшное будущее. Сообщество Тени стоит за терактом 11 сентября, развалом СССР, войнами в Ираке и Афганистане, биржевыми кризисами и еще много за чем.

«Я не конспиролог, — с ходу предупреждает Калашников. — В классические схемы не верю. Мастера 33-го градуса, Великие Командоры, на 100 лет расписывают план… Да, западное общество сформировали масоны, это факт. Но к середине XX века за спиной государства сформировался другой контур — Закрытая Сеть. Мыслительные центры, университеты, колледжи, банки, консалтинговые фирмы, адвокатские конторы. Там куется будущее. Однако часть масонерии отделилась: ушли спекулянты, игроки, манипуляторы, технологи. Это и есть античеловеки. Бестии. Черная цивилизация. Голем. Сообщество Тени».

Мы встречаемся на нейтральной территории — в «Шоколаднице». Калашников оказывается человеком угрожающего телосложения. Он явно нездоров, как минимум мало спал. Глаза воспаленные. Одет в красную майку с советским гербом и крупной надписью «СССР», поверх — олимпийка с таким же гербом. Похоже на обереги. Рядом с чизкейками Калашников выглядит крайне неестественно — как беглый диверсант в магазине ковров. Если коротко — он выглядит как человек, платящий жизнью за чужие секреты. Как Мел Гибсон в финале «Теории заговора».

«Нас ждет мрачное будущее, — кашляя, говорит Калашников. — Будет каста господ — новая раса, измененная с помощью генной инженерии. Со сверхпамятью и сверхспособностями, с нанороботами в крови. И будут слуги, частично — киборги. Вот недавно показывали: Буш на пробежке с солдатом-инвалидом, у которого на ногах кузнечики такие металлические. Они даже на человеческие ноги не похожи! 80% людей уничтожат — при помощи генетически модифицированных вирусов. Они же не нужны, только ресурсы жрут и планету загрязняют. Господа уйдут на теплые острова или в плавучие города вроде тех, что сейчас строятся. А по планете прокатится неизвестная, избирательно инфицирующая болезнь. И все».

Сам Калашников инфицирован фантастикой. Он называет Советский Союз «гостьей из будущего», будущую русскую сверхрасу — «люденами», цитирует Стругацких, Азимова, Лазарчука. После рассказов про нанотехнологии и репликатор, который обязан появиться («Кладешь в него ведро песка, воду, мусор, а на выходе — ботинки, окорок свиной»), я осторожно называю его концепцию фантастической. Калашников мгновенно заводится: «В 1999-м я написал в «Российской газете» про военные технологии США — беспилотные самолеты, боевой интернет. Знаете, сколько мне пришло писем со словами «фантастика»? А потом мы это увидели собственными глазами. Это потому, что россияне страшно отупели! Не знают, что в лабораториях творится. Я благодарю Бога, что вырос в Советском Союзе, потому что каждую неделю смотрел «Очевидное-невероятное», и не 45 минут, а полтора часа! А «Центрнаучфильм»? А сколько было научно-популярных журналов? Я их все читал!»

Калашников рассказывает, как сообщество Тени притормозило все космические разработки («Они жмут нас к Земле»); как устроило войну в Югославии, чтобы обрушить евро, и теракт 9/11, чтобы спасти долларовую систему. Про будущую мировую валюту — уорлдо. «Мы давно должны были быть на Марсе! Лунные базы! Заводы на орбите! — От его голоса позвякивают блюдца. — Разве не видно, что прогресс внезапно остановился? Что наш мир — нелеп и уродлив? Я вот люблю видеоклипы 70-х или там фильмы с Пьером Ришаром. Посмотрите: что изменилось? Появились только компьютеры и мобильники. Нас обманули! А где лекарство от рака? Новые источники энергии? Подводные атомные танкеры, поезда на воздушной подушке? Фантасты все правильно предсказывали. Просто кто-то сбил нас с нужной траектории».

Он перечисляет заглохшие разработки, описывает задачи созданного им Братства — создать «спецназ Всевышнего», новых сверхрусских, вооруженных экранопланами, нанотехнологиями, волновым оружием. Говорит, что у России есть уникальный шанс отбить атаку. Внезапный магический удар. Молния. Блицкриг. C коротким щелчком кончается пленка в диктофоне, и мы долго сидим в тишине.

Эта длинная пауза похожа на минуту молчания, и я догадываюсь, кого поминают. «Библиотеку приключений» и передачи профессора Капицы, четвертый — учебный — канал и мир ранних Стругацких, в котором коммунизм сочетается с нанорепликаторами. Становится очень тихо — и слышно, как по «Шоколаднице» шелестит тяжелый сквозняк иной реальности. В ней пахнет слежкой, гарью и мертвечиной, а в затылок смотрит око Мордора с долларовых купюр.

Я вдруг понимаю, на кого Калашников так похож, — на постаревшего Громозеку, которому так и не досталось валериановых капель. «Я чувствую страх, Алексей, — внезапно говорит он. — Я ведь тоже думал: все это шуточки, то-се… А у моего соавтора Кугушева отняли банк, он инфаркт перенес. Я сам попал в больницу очень серьезно. Черт, да я чуть семью не потерял. Много всего было.Цепь малообъяснимых случайностей, логические цепочки… Идет сильнейшее внешнее воздействие, так сразу и не объяснишь. Видимо, он нас заметил, этот голем».

«Я бы и рад все забыть, — последние слова Калашников произносит почти шепотом. — Но будущее завораживает. От него невозможно отказаться».

 






Система Orphus

Ошибка в тексте?
Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter