Атлас
Войти  

Также по теме

Аноним

  • 900

В семье 47-летнего художника Вячеслава Михайловича Воронина и 38-летнего реставратора Марины Николаевны Фроловой день 26 июня 2002 года был радостным: у них родился сын. Родители начали подбирать ребенку имя. Но ничего путного не нашли. Большинство традиционных русских имен в переводе на русский были бессмысленны: Петр означал камень, Павел — палец. Исконные Гостомысл или Ослябя были и непонятны, и неблагозвучны. Те же имена, которые были понятны и красивы, например Владимир, казались слишком пафосными. Наконец Вячеслав Михайлович решил, что имя ребенок выберет сам, когда подрастет, а до того времени будет называться Биологическим объектом — человеком рода Ворониных-Фроловых, родившимся 26 июня 2002 года, сокращенно БОЧ рВФ 260602.

Однако в Чертановском загсе, куда 11 октября 2002 года родители БОЧа отправились за свидетельством о рождении ребенка, регистрировать его под таким именем не стали, заявив, что ни в одном справочнике имени такого нет.

– Да мало ли чего нет в справочниках! — возмутился Воронин-старший. — Справочники нормативными документами вовсе не являются. В законе «Об актах гражданского состояния» и Семейном кодексе РФ сказано, что загс должен только зарегистрировать имя, не вмешиваясь в выбор родителей. Единственная причина в отказе регистрации имени — если оно бранное или оскорбительное, но ни то ни другое в данной ситуации не подходит. Вячеслав Михайлович пожаловался на регистраторов вышестоящему руководству, а затем в Министерство юстиции. Однако начальники вмешиваться в конфликт не стали, посоветовав решить вопрос об имени ребенка в судебном порядке.

В марте 2003 года, когда несуществующему по документам мальчику исполнилось 9 месяцев и он даже начал делать первые шаги, родители обратились в Чертановский суд. Заявление обосновывали так: решением должностных лиц Чертановского загса нарушены права ребенка и его родителей, и в результате родители и ребенок длительное время лишены права социальной помощи и всего того, что гарантировано Конституцией и федеральными законами России при рождении ребенка.

Ответчик утверждал, что никаких препятствий к регистрации ребенка не чинил, а во всем виноваты сами истцы, пожелавшие вместо имени дать ребенку издевательский индекс наподобие тех, что присваивались узникам концлагерей в фашистской Германии. Представители загса привели заключение Института языкознания Академии наук РФ о том, что аббревиатура и цифровые обозначения именем быть не могут.

«Почему же не могут? Какими законами это запрещено?» — недоумевал Вячеслав Михайлович и приводил примеры первых лет советской власти. Тогда многие граждане, не желая называть детей религиозными именами, давали им революционные. Девочек даже называли Да Здравствует 1 Мая — сокращенно Даздраперма, а мальчиков — Первая Конная Армия — сокращенно Пеконар (женский вариант — Перкармия). Но истец не смог убедить Чертановский суд.

В этом году сторону Чертановского суда принял и Мосгорсуд. Главный аргумент — моральный. По мнению суда, имя БОЧ рВФ 260602 принесет мальчику нравственные страдания. Другой аргумент — формальный: делопроизводство в отделах загсов ведется на русском языке, по правилам которого имя человека цифрой быть не может.

Сочувствующие родителям Боча граждане советуют им наречь сына любым именем, дома же называть как пожелают. Другие в шутку предлагают зарегистрировать ребенка в ГИБДД или в налоговой инспекции. Однако Вячеслав Михайлович считает, что от данного им сыну имени зависит очень многое и, прежде всего, развитие у него нестандартного мышления.

Многие правоведы полагают, что регистраторы правы. Ведь статья 5 Гражданского кодекса РФ гласит, что в случае, когда закон не регулирует правоотношения, применяют обычаи делового оборота. И тогда законодательная сила может быть придана традиции, основанной на правилах русского языка. Правда, даже из этой ситуации есть лазейка: достаточно в метрике Воронина-младшего имя написать не цифрами, а единым словом. Но на такой компромисс родители идти не желают.

Адвокат семьи Александр Буданов утверждает, что в деле изначально нарушена процедура. И если чиновники считают, что имя БОЧ рВФ 260602, данное родителями ребенку, нарушает его права, то пусть сначала зарегистрируют, а потом через органы опеки и попечительства обращаются в суд. В такой ситуации позиция родителей станет более выгодной, ведь отвечать всегда легче, чем доказывать. Но даже сейчас государство явно нарушает права ребенка, родители которого не пользуются никакими налоговыми и трудовыми льготами и не получают социальную помощь. В связи с этим Воронин уже подал заявление в Европейский суд по правам человека.

Кстати, сам Вячеслав Михайлович собственным именем не доволен, полагая, что оно происходит от английского slave, то есть «раб». Сразу же после признания регистрации имени сына Воронин-старший начнет процесс о смене оскорбительного для себя имени Вячеслав на более рациональное БОЧ рВП (род Ворониных-Пархоменко) 250856.

 






Система Orphus

Ошибка в тексте?
Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter