Атлас
Войти  

Также по теме

Ашпятьэнодин

  • 1565

Действующие лица

Нина Дмитриевна Никитина, секретарь приемной министра сельского хозяйства Московской области, миловидная женщина средних лет, с короткой стрижкой и приятным голосом.
Голос на том конце провода (ГКП), исполняется за сценой в соответствии с авторскими ремарками.
Светлана — сотрудник Министерства по делам печати и информации Московской области, симпатичная молодая блондинка.
Николай Александрович Савенко — министр сельского хозяйства Московской области.
Владимир Евстигнеевич Левин — первый заместитель министра сельского хозяйства Московской области.
Сотрудники министерства.

Пролог

Первые сообщения о появлении в Московской области птичьего гриппа (вирус H5N1) пришли вечером 16 февраля. Падеж кур начался в Домодедовском и Одинцовском районах, а уже через несколько дней продолжился в Дмитровском, Подольском, Талдомском, Нарофоминском. 21 февраля начали дохнуть куры в Боровском районе Калужской области. Ветеринары объявили, что должны будут сжечь всю домашнюю птицу в радиусе 3 километров от очагов болезни, это заявление вызвало настоящую панику в деревнях и селах.

Источник заражения нашли быстро: оказалось, что все зараженные птицы были куплены в Москве, на птичьем рынке «Садовод». Власти спешно закрыли рынок и уничтожили всю продававшуюся там птицу, но этих мер было явно недостаточно. Поэтому 19 февраля Министерство сельского хозяйства Московской области распространило заявление, в котором просило всех, кто с 1 февраля приобретал на рынке «Садовод» каких-либо птиц, сообщить об этом по телефону (495) 699 91 02.

Помимо владельцев курятников по телефону министерства стали звонить сотни напуганных жителей Москвы и области. Корреспондент «Большого города» провел два дня на этой горячей линии, чтобы выяснить, какие вопросы о птичьем гриппе волнуют людей больше всего.

Действие первое

19 февраля 2007 года, вторая половина дня. Приемная министра сельского хозяйства Московской области. Стены обшиты деревом, у входа стоит мягкий кожаный диван. Налево — дверь в кабинет министра, направо — дверь в кабинет заместителя министра. Посередине, напротив входа, — секретарская стойка. За ней сидит Нина Дмитриевна и говорит по телефону.

Нина Дмитриевна: Да, слушаю вас!

ГКП: Скажите, пожалуйста, можно теперь есть курятину?

Нина Дмитриевна: Конечно, можно, опасности никакой нет. Только с частного подворья лучше кур не брать, покупайте в магазинах фасованную курятину наших птицефабрик подмосковных. У них все куры вакцинированные, все мясо проверяется. В случайных местах лучше не надо покупать, а в магазинах, с наших птицефабрик, можно, это все наши ветеринары подтверждают — никакой опасности.

ГКП: То есть с рук лучше не брать на рынке?

Нина Дмитриевна: Да-да, ни с рук, ни у бабушек, ни с частного подворья. На птицефабриках случаев заболеваний нет, это только частные подворья.

ГКП: Спасибо!

Нина Дмитриевна: Пожалуйста!

ГКП (басом, с сильным украинским акцентом): Аллё! Аллё!

Нина Дмитриевна: Слушаю вас.

ГКП: У менэ куры! Два ххода уже! Ничем не болеют! Ну надо же привить! Хрып же!

Нина Дмитриевна: Ну надо, конечно, чтобы вам не пугаться. У вас какой район?

ГКП: Одынцово!

Нина Дмитриевна: Одинцовский? Ну отлично. Запишите телефон вашей районной ветслужбы, позвоните им, оставьте свой адрес, они к вам ветеринара пришлют и всех ваших кур вакцинируют.

Нина Дмитриевна диктует телефон, кладет трубку, встает, включает электрический чайник, открывает шкаф, достает чашку. Раздается телефонный звонок, Нина Дмитриевна громко ставит чашку на стол, поднимает трубку.

ГКП (бойко): Здравствуйте! Это горячая линия?

Нина Дмитриевна: Добрый день, да.

ГКП: Вас из газеты беспокоят. Много звонков поступает?

Нина Дмитриевна: О-о-о-о-о-о-о-о-о! Вот сами посчитайте: если с восьми часов звонки шли, а сейчас шесть часов, и каждые три минуты звонят…

ГКП: Ну то есть можно сказать много, да?

Нина Дмитриевна: Конечно!

ГКП: А что спрашивают в основном?

Нина Дмитриевна: Ну обычно задают вопросы, можно ли кушать курицу, как вакцинировать птицу на домашнем подворье.

ГКП: Спасибо!

Нина Дмитриевна (кладет трубку, в сторону, со вздохом): Мне все-таки кажется, что раньше, когда меньше информации давали, спокойнее было. А сейчас… (Нину Дмитриевну перебивает новый звонок телефона.)

Нина Дмитриевна: Добрый день!

ГКП: Алло, горячая линия? Скажите, дикие птицы гриппом болеют?

Нина Дмитриевна: Насчет диких наши ветеринары пока ничего не говорили. Зарегистрированы случаи заражения только на домашних подворьях.

ГКП: У нас на огороде дохлая галка валяется! Ну валялась, мы ее выкинули.

Нина Дмитриевна: Ага. Давно это было?

ГКП: Да в первых числах где-то, не помню.

Нина Дмитриевна (насторожившись): Так, будьте добры, тогда давайте так. Я запишу вашу контактную информацию и передам нашим ветеринарам.

ГКП: Ага, но мы выкинули ее, чего ей валяться. (Диктует адрес.)

Нина Дмитриевна (записывает): Я поняла, спасибо. (Кладет трубку.) Сумасшедший дом.

Входит сотрудница министерства с чашкой чая в руках.

Сотрудница министерства: Ну как вы тут, Нина Дмитриевна?

Нина Дмитриевна: Ой, сумасшедший дом, говорю же. Вот галку дохлую нашли, ветеринарам сейчас отправлю контакты, пускай проверяют, мало ли что. А так… Мне тут из Литвы даже звонили. (Смеется, машет рукой.) Из Каунаса. Альвидайтис какой-то, что ли, не помню точно. Продиктовал телефон, домашний адрес продиктовал и сказал, что может поделиться, откуда этот птичий грипп идет. У вас есть, говорит, карта 1941 года?

Сотрудница министерства хватается рукой за щеку, качает головой.

Сотрудница министерства: Да вы что? Ну надо же, как бывает. Из Эстонии самой — и денег не пожалел на международный звонок.

Нина Дмитриевна: Ну да. Сумасшедший дом.

Звонит телефон, сотрудница министерства, продолжая качать головой и что-то говорить себе под нос, выходит из приемной. Нина Дмитриевна поднимает трубку.

ГКП (женский, старческий, дребезжащий): Алло, горячая линия? У меня кошечка простыла.

Нина Дмитриевна: Ну дай бог здоровья вашей кошечке, лечите ее.

ГКП: Она гулять ходит — на балкон. А там голуби, я боюсь, заразили они ее. Вы мне скажите, ради бога, птичий грипп кошечкам передается? С ума схожу!

Нина Дмитриевна: Ну что вы, это у вашей кошечки кошачий грипп какой-то. (Смеется.) Не волнуйтесь, ради бога. Выздоровеет ваша кошечка. У нас только у домашней птицы грипп находили, у диких пока все чисто.

ГКП: Спасибо!

ГКП: Алло! Горячая линия? А где вакцину купить от гриппа, кур привить?

Нина Дмитриевна: Вакцину для птиц вы пока не сможете сами купить. На днях начнется массовая вакцинация, вы следите за местной прессой, там будут объявления. Вам надо будет позвонить на свою районную ветстанцию, вас внесут в график.

Нина Дмитриевна кладет трубку, включает телевизор, канал РТР. Начинается программа «Вести». На звук телевизора в приемную стягиваются сотрудники министерства.

Диктор: Секретарь министра сельского хозяйства Московской области Нина Дмитриевна вот уже третий день по совместительству еще и оператор горячей линии. Телефоны в приемной не замолкают ни на минуту.

На экране — приемная министра сельского хозяйства. Крупным планом показывают говорящую по телефону Нину Дмитриевну.

Нина Дмитриевна (глядя на экран): Какой кошмар.

Сотрудница министерства : Ой, ладно вам, Нина Дмитриевна. Вы звезда прямо, смотрите, какая телегеничная.

Сотрудник министерства: Тише вы, дайте послушать!

Все замолкают, внимательно смотрят на экран.

Диктор: Чтобы предотвратить панику во всех населенных пунктах, попавших под карантин, ветеринары проводят специальный инструктаж: есть курицу можно, а вот выпускать во двор — нет. Тем же, кто видит домашнюю птицу только в магазинах, и вовсе нечего бояться. Вся продукция на подмосковных и столичных прилавках сертифицирована. А вот покупать мясо с рук специалисты сейчас не советуют.

Сюжет заканчивается, Нина Дмитриевна выключает звук телевизора.

Сотрудник министерства: Ну вроде нормально все сказали, без ляпов.

Все расходятся.

Действие второе

20 февраля 2007 года, утро. Приемная министра сельского хозяйства. У секретарской стойки стоит Светлана и перебирает бумаги. Нина Дмитриевна жалуется ей.

Нина Дмитриевна: А я не все звонки регистрирую. Ну стараюсь все, но вот как такое зарегистрировать? Вчера вот звонит один: «Меня шеф попросил спросить, что делать, если птичка какнет». Что я ему отвечу? Отмойтесь, говорю, скажите: «К деньгам!»

Смеются.

Светлана: Ну без шутников, естественно, никуда.

Звонит телефон, Нина Дмитриевна поднимает трубку.

ГКП: Алло! Скажите, пожалуйста, какие симптомы у птичьего гриппа?

Нина Дмитриевна: Отказ от корма, вялость, отсутствие реакции на внешние раздражители, затрудненное дыхание. Помутнение роговицы, нарушается координация. Но одних симптомов недостаточно, чтобы точно выяснить, чем птица болеет, надо сделать анализ.

ГКП: А-а-а, я кур просто купила, вот я и думаю!

Нина Дмитриевна: Вы недавно их купили? Наши ветврачи советуют на какое-то время оградить новых курочек, на карантине подержать. Ну и ветеринар пусть их осмотрит. Вы в каком районе?

ГКП: В Раменском.

Нина Дмитриевна: Вот позвоните в районную ветстанцию.

ГКП: Да симптомов вроде никаких нет. Я просто проверить хотела, на птичьем рынке просто кур купила, а тут такое говорят, я волнуюсь.

Нина Дмитриевна: На птичьем рынке?

ГКП: Ну да, решила завести. В декабре купила.

Нина Дмитриевна: Ну если с тех пор здоровы, то не надо переживать.У птичьего гриппа инкубационный период — от трех дней до трех недель. Но вы все-таки телефон раменской ветстанции запишите, потому что прививку вашим курам все равно надо сделать.

ГКП: Да у меня есть телефон, спасибо! Позвоню!

Нина Дмитриевна: Ну дай бог!

Кладет трубку. На совещание в кабинет министра проходят несколько сотрудников министерства. Нина Дмитриевна заполняет какие-то бумаги, отправляет факс. Снова звонит телефон.

Нина Дмитриевна: Алло, горячая линия слушает!

ГКП: Я больной человек, меня обворовывают. У меня даже веревку сняли с балкона. Я хочу поговорить с Путиным.

Нина Дмитриевна: Простите, это Министерство сельского хозяйства Московской области. У нас Путина нет.

Кладет трубку, телефон сразу же начинает звонить.

Нина Дмитриевна: Да, горячая линия.

ГКП: А голуби птичьим гриппом болеют?

Нина Дмитриевна: Они могут им заболеть, они же птицы. Но пока случаев заболевания не зарегистрировано.

ГКП: Спасибо!

В приемную заходит Светлана, смотрит на часы, включает телевизор, Первый канал. В это время звонит телефон.

Нина Дмитриевна: Слушают вас.

ГКП: Это горячая линия?

Нина Дмитриевна: Да, я слушаю.

ГКП: Я купил петуха на птичьем рынке второго числа. Вроде нормальный, но черт его знает. Вот по радио сказали, надо сообщать вам. Что с ним делать-то?

Нина Дмитриевна: Вы в каком районе живете?

ГКП: В Раменском.

Нина Дмитриевна: А петух сейчас нормально себя чувствует?

ГКП: Ну вроде нормально, кукарекает, как дурной.

Нина Дмитриевна: Я вам дам телефон станции по борьбе с болезнями животных Раменского района, вы туда позвоните, ветеринары на всякий случай вашего петуха посмотрят. Ну и в план вакцинации внесут, опять же. (Диктует телефон.)

Пока Нина Дмитриевна говорит с очередным абонентом, сюжет о птичьем гриппе заканчивается. Светлана помечает что-то в блокноте и выходит. Заместитель министра выходит из своего кабинета и заходит в кабинет министра. Нина Дмитриевна провожает его взглядом. Звонит телефон.

ГКП: Алло, я маме в декабре кур брала на птичьем рынке, а на днях у нее три курицы подохли.

Нина Дмитриевна: Вы в каком районе?

ГКП: Я-то в Москве. А мама в Кашире.

Нина Дмитриевна: Я вам дам телефончик, позвоните в Каширский район на станцию по борьбе с болезнями животных. И адрес запишите. (Диктует, кладет трубку.)

Нина Дмитриевна встает, относит какие-то бумаги в кабинет министра. Возвращается, поднимает трубку зазвонившего телефона.

Нина Дмитриевна: Добрый день!

ГКП: У меня ребенок хочет купить собаку, собрались на птичий рынок, а теперь не знаем.

Нина Дмитриевна: Ну сейчас птичий рынок закрыт, там карантин.

ГКП: Вот я и хотела узнать: он целиком закрыт или только та часть, что с птичками?

Нина Дмитриевна: Ну я, честно говоря, не знаю насчет этого. Но вообще, я бы вам не советовала на птичьем рынке животных покупать: они там и больные могут быть. Лучше в зоомагазине собачку купите — там их проверяют.

ГКП: Ясно, спасибо.

Нина Дмитриевна кладет трубку. Входит сотрудник министерства, Нина Дмитриевна отдает ему стопку бумаг.

Нина Дмитриевна: Вот тут пусть внимание обратят — на Каширский район. Только что звонок был.

Сотрудник министерства кивает, проглядывает бумаги, звонит куда-то по телефону, уходит. Нина Дмитриевна уходит набрать воды в чайник. За время ее отсутствия ни одного звонка не раздается. Наступило затишье.

Действие третье

20 февраля 2007 года, вторая половина дня. Приемная министра сельского хозяйства. Заходит Светлана.

Светлана: Ну как у вас тут?

Нина Дмитриевна: Да вроде поменьше звонков стало.

Светлана: У нас тоже после обеда вроде рассосалось.

Звонит телефон.

Нина Дмитриевна: Ну вот, сглазили. (Берет трубку.) Алло, горячая линия слушает. Добрый день!

ГКП: Я на горячую линию звоню?

Нина Дмитриевна: На горячую!

ГКП: Добрый день!

Нина Дмитриевна: Добрый, я вас слушаю!

ГКП: Здравствуйте. Никто по телевизору не говорит, что яйца надо мыть перед едой. Почему?

Нина Дмитриевна: Ну когда нас спрашивают, мы так и говорим.

ГКП: Ну это вы, а по телевизору молчат. Наш народ, он же в массе своей серый! Обязательно надо мыть. Вы их попросите!

Нина Дмитриевна: Ну понятно, я нашим средствам массовой информации передам. Спасибо! (Кладет трубку. Светлане, смеясь.) Почему средства

массовой информации не сообщают, что яйца надо мыть? Сообщите, народ недоволен!

Светлана улыбается и выходит. Звонит телефон.

ГКП (возмущенно): Почему средства массовой информации не сообщают, откуда привезли зараженных кур?

Нина Дмитриевна: Так никто еще не знает. Идет следствие, как только оно закончится, все сообщат.

Заходит сотрудник министерства, садится рядом с Ниной Дмитриевной и начинает разбирать бумаги, записывая что-то в журнал. Звонит телефон.

Нина Дмитриевна: Добрый день, слушаю вас!

ГКП: А компенсацию платят, кому птицу бьют?

Нина Дмитриевна (сотруднику министерства): По вашим вопросам, ветеринарным. Про компенсацию за уничтоженных птиц. Поговорите? (Передает трубку.)

Сотрудник министерства: Повторите ваш вопрос, пожалуйста!

ГКП: Про компенсацию хочу узнать. Вот говорят, птиц забивают — платят за них компенсацию?

Сотрудник министерства: Насколько я знаю, пока нет. Сейчас уничтожают птиц только на зараженных подворьях. А если будет плановое уничтожение поголовья на определенной территории в случае эпизоотии, то тогда, конечно, владельцам отчужденных животных заплатят компенсацию.

ГКП: А сколько?

Сотрудник министерства: Ну я навскидку вам не скажу, поскольку это от птицы зависит. Компенсацию рассчитывают по нормативным актам, исходя из средней оценочной стоимости птицы.

ГКП: А вот тем, у кого уже зараженные куры, почему не платят?

Сотрудник министерства: Да за что же им платить? Они сами виноваты, купили больную птицу неизвестно где.

ГКП: Ну да, спасибо.

В приемной рабочая суета, заходят и выходят разные люди. Телевизор уже не выключают. Звонит телефон.

ГКП: Алло! Это горячая линия? Я хотел совет дать от птичьего гриппа. Добавляйте в воду йод и пейте! От всех болезней.

Нина Дмитриевна: Ну не от гриппа же.

ГКП: От всех! Все болезни — от недостатка йода.

Нина Дмитриевна: А переизбытка йода не бывает, по-вашему?

ГКП: Нет! Я двадцать лет пью йод и вам советую!

Нина Дмитриевна кладет трубку.

Нина Дмитриевна: Вот глупости какие у людей в голове. А если с щитовидкой проблемы? Какой тут йод! Ох, лучше бы врачей слушали.

Звонит телефон, Нина Дмитриевна берет трубку.

Нина Дмитриевна: Слушаю вас.

ГКП: Подскажите, куда мне везти кур, чтобы им прививку сделали?

Нина Дмитриевна: Никуда везти не надо. Вы в каком районе находитесь?

ГКП: В Одинцовском.

Нина Дмитриевна: Я вам сейчас дам телефон ветеринарной станции Одинцовского района, вы туда позвоните и оставьте адрес своего подворья. Они внесут вас в план и, как только вакцинация начнется, к вам приедут. Записывайте. (Диктует телефон.)

ГКП: Вот как отлично, спасибо!

В приемную быстро заходит человек в форме государственной ветеринарной службы, кивает Нине Дмитриевне, берет со стойки бумаги и, листая их на ходу, заходит в кабинет заместителя министра. Звонит телефон.

Нина Дмитриевна: Слушают вас.

ГКП (женский, испуганный): Это горячая линия?

Нина Дмитриевна: Да, говорите.

ГКП: У нас на площадке мертвый голубь, я его трогала, а ветеринар сказал, что он от птичьего гриппа сдох.

Нина Дмитриевна (насторожившись, но очень, очень спокойным тоном): Вы не волнуйтесь только. Представьтесь, пожалуйста.

ГКП: Евгения.

Нина Дмитриевна: Евгения, в каком районе вы находитесь?

ГКП: В Зеленограде.

Нина Дмитриевна: Вы уже вызывали кого-то, врача какого-то? Кто вам птичий грипп определил?

ГКП: Ну у нас соседка ветеринар, она посмотрела на него и сказала, что птичий грипп.

Нина Дмитриевна (с облегчением): Ну что значит — посмотрела и сказала? Без анализов вам точно никто не скажет, от чего он умер. Вы сейчас позвонили на горячую линию Московской области, позвоните, пожалуйста, в ветслужбу города Москвы и сообщите им. Они специалиста пришлют и разберутся.

ГКП: А мне что делать-то?

Нина Дмитриевна: Вымойте руки тщательно и не волнуйтесь.

ГКП: Да я в перчатках его трогала.

Нина Дмитриевна: Ну тем более, протрите перчатки спиртом и выкиньте. Или сожгите. И не забудьте в ветслужбу позвонить.

ГКП: Спасибо.

Из кабинета выходит министр.

Министр : Включите новости!

Нина Дмитриевна торопливо переключает канал. Все смотрят на экран.

Диктор за кадром: История с больными птицами в Подмосковье теперь может стать прецедентом. До этого если кого и винили в заражении, то исключительно перелетных птиц. Теперь же под подозрением люди. Эта история о том, как даже покупка одной курицы без разрешения ветеринарной службы может обернуться серьезными уголовными последствиями. Наказание придется нести не только покупателям зараженной птицы, но и прежде всего тем, кто завез ее в столичный регион. Против яда уже готово противоядие. Вакцина от птичьего гриппа, предназначенная для Московской области, — а это около миллиона порций — хранится в этом рефрижераторе. Температура здесь поддерживается автоматически — строго от плюс шести до плюс восьми градусов. С помощью вакцины, как считают ветеринары, удастся избежать эпидемии. На всех птицефабриках птицу привили еще осенью, а значит, заболеть она не могла. Так что, как считают специалисты, покупатели могут быть спокойны.

Министр возвращается в кабинет. Звонит телефон.

Эпилог

«Большой город» благодарит правительство Московской области за сотрудничество и сообщает: вы по-прежнему можете покупать в магазинах курицу — это не опасно.

 






Система Orphus

Ошибка в тексте?
Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter