Атлас
Войти  

Также по теме

Атака омичей, или Наука любви не по Овидию

​Слово «омич» подкупает. Заставляет себя повторять. Может быть – за счет разлета гласных. Особенно если произносить по-московски, налегая на «а»: «АААмич». И совсем уж красиво звучит в сочетании с коротким, пистолетным именем города – Омск. «Омск», – выстрел, «омич» – мелодичный звон упавшей на пол горячей гильзы.

  • 22783
Наука любви не по Овидию

Я в Омске не был никогда, хотя, по ряду причин, о которых ниже, новости из Омска теперь читаю регулярно. И тем не менее уверен, что жизнь в Омске не так уж сильно отличается от жизни прочих российских городов. По будням – обычный набор проблем, от текущих труб до чиновного воровства, по выходным – бытовая поножовщина и фестивали молодежной культуры. Все как у людей.

Но вот только некоторое время назад один журналист, родившийся в Омске и работающий в Москве, начал регулярно публиковать в своем твиттере новости родного города. И что-то в емких формулировках (твиттер, сто сорок знаков, не разбежишься) – обращало на себя внимание. Заставляло задуматься. Причем не только волшебное слово «омич», разумеется.

«Омич готовил сюрприз любимой, и поджег квартиру». «Омич почувствовал себя дорожным знаком и мешал проезду». «Омич с букетом ромашек девять дней шел пешком в Омск из Новосибирска, чтобы заслужить прощение жены». «Омич два часа пил с мертвым собутыльником». «Омич украл у ребенка коньки, чтобы купить алкоголь».

Ну, и всему апофеозом – «Омичи еще не знают, что водка подорожала».

Омич превращается в культового героя. Вот он – румяный и жизнерадостный, интересный и симпатичный, даже когда занят чем-то не вполне законным. Омич заявляет права на существование. Делает шаг вперед из общего ряда. Есть однообразные скучные россияне, а есть омич. Идет пешком из Новосибирска в Омск, периодически воображая себя дорожным знаком, и ни с кем омича не спутаешь.

Тайна сбежавшего в Москву журналиста раскрылась довольно быстро – движимый, будем считать, лучшими, например, патриотическими, чувствами, он просто и беззастенчиво крал заголовки двух региональных новостных агентств – «Омскинформ» и «Суперомск». Теперь эти издания, ну, или, как минимум, их твиттер-аккаунты, заслуженно обзавелись столичными поклонниками, и некоторые их сообщения набирают не одну сотню ретвитов, продолжая нести по миру славу омичей.

«Омский ураган Леня унес в неизвестном направлении Путина с Медведевым». «Работникам омского нефтезавода запретили ирокезы и смокинги». «Ученые нашли останки доисторического омича — ровесника неандертальца». «Омские единороссы заявляют о начале холодной войны». «Омичи перепили остальных россиян». «Омичи хотят быть здоровыми, но мало что знают о прививках». Нет, это, определенно, кладезь.

В общем, когда приключения омичей, купавшихся в сырах, стали новостью номер один на федеральных каналах чуть ли не на неделю, лично я ни капли не удивился. Я был уже подготовленным любителем Омска. Искренним поклонником омичей.

Наверняка, найдутся критики у мастеров заголовка из омских информагентств. Превращают, скажут эти критики, беды родины в сомнительную мондиалистскую клоунаду. До карнавалов ли, скажут, когда... И по вкусу придумают это самое «когда». Когда Крым наш. Когда гидра тоталитаризма вновь поднимает голову.

А я скажу – это и есть любовь: умение заметить особенное в общем. Люди тоже все более или менее одинаковые, как города. Но одних мы любим, а других в упор не видим. Людям, которых любят, пишут стихи. И городам иногда пишут. Но даже в новостном заголовке может прятаться настоящая поэзия, если придумывает его человек, который любит свой город. И скромные авторы заголовков достойны бюста на родине. А равнодушный к тонкостям авторского права московский омич, – как минимум, почетной грамоты от руководства города.

Вот скажите, разве в Москве меньше совершается странных событий, любопытных безумств и даже преступлений, чем в Омске? Наверняка ведь, нет. Но спросите любого вне столицы (да и внутри – тоже почти любого) – а какие ассоциации у вас возникают со словом «москвич»? И этот любой с вероятностью процентов в 99 ответит – «наглая, зажравшаяся тварь». А  если спросить про омичей – подавляющее большинство, конечно, ничего не ответит вовсе, но те, кто читал в твиттере о похождениях славных жителей Омска, – те обязательно улыбнутся, и вспомнят что-нибудь. «Омич предложил мэру решить бюджетные проблемы с помощью разведения морских свинок».

Омич, кстати, действительно предложил. Ни одна из новостей об омичах, выше упомянутая, мною не выдумана. И чем глубже погружался я в чудесный мир омичей, тем обиднее становилось мне за Москву. Она же хорошая у нас, интересная, разная, но отчего во всех своих проявлениях такая бесчеловечная? Возьмешь «Вечернюю Москву» – столько ведь денег тратит мэрия на городское издание – и как будто не про город живой читаешь, а про мумию енота в провинциальном музее. А ведь иногда еще письма из московского министерства культуры на глаза попадаются... «Здравствуй, Будущее России! Поговорим о тебе! Знаешь, ты – это не твои айфоны, сэлфи и луки». Ну, как писал старик Довлатов, здравствуй, папа крестный.

Но совсем недавно (и совсем случайно) я обнаружил твиттер-аккаунт московской районной газеты «Звездный бульвар». И надежда во мне проснулась. Есть и в Москве люди, которые умеют любить живую, не пенопластовую Москву.

«Полиция СВАО задержала мужчину с небритым лицом». «Жители СВАО будут перетягивать палку на ВВЦ». «Жители СВАО будут тренироваться выходить из горящих самолетов». «Жители СВАО бесплатно потрогают деревья». «Мясоеды испортили воздух на Юрловском проезде». «Таксист увидел потасовку на улице Лескова и ограбил дерущихся».

Как закоренелому, хоть и не коренному жителю СВАО мне мое открытие приятно вдвойне. Вот только фонетически мы омичам все равно проигрываем. Но тут уж ничего не поделаешь.

 






Система Orphus

Ошибка в тексте?
Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter