Атлас
Войти  

Также по теме

​Барби в помощь

Сегодня даже производители косметики, не устающие повторять "красота - это молодость, только молодость",  "сдают" позиции и не пытаются больше сделать вид, что антивозрастной крем способен убрать носогубные складки. Нет, не способен, никогда, никакой, даже за 20 тысяч рублей, с платиновой крошкой и кашмирскими сапфирами в составе

  • 9191
Old Barbie

https://www.flickr.com/photos/javaturca

"Я очень надеюсь, что молодость когда-нибудь перестанет быть синонимом красоты. Это неправильно, и так было далеко не всегда", -  сказала мне пару лет назад в интервью культуролог, специалист по гендерным и эстетическим проблемам Кристина фон Браун. Сегодня смело можно говорить, что молодость и красота больше не зависят друг от друга. И это обнадеживает – стареть теперь почти не страшно.

Старость – это радость и красота, убежден фотограф Игорь Гавар, делающий снимки в жанре street fashion для своего проекта с ироничным названием "Олдушка", и выбирающий в качестве героев съемки пожилых женщин – в ярких одеждах, с кокетливыми сумочками, в темных очках, с разноцветным маникюром, а главное – со счастливыми лицами. 

"Моя бабушка сидела в твиттере, ходила в оперу,  занималась живописью и с презрением говорила о старушках, прозябающих на лавочке. Недавно она  умерла в возрасте почти 90 лет. И мы каждые выходные ходим к ней "в гости" – берем торт, надуваем шарики и отправляемся  на кладбище. Это не безумие - я уверена, она бы оценила", – поведала  мне на днях моя маникюрщица. Про таких вот бабушек Владимир Яковлев ведет онлайн-проект "Возраст счастья", для которого ищет людей за 50 с активной жизненной позицией. Из последних находок: женщина-байкер, (60 лет), дизайнер сумок (53), модель (63).  

Модная индустрия тоже повернулась к старости лицом, признав, наконец, что главный потребитель люкса – вовсе не школьницы. Отчасти это следствие начавшегося кризиса и падения продаж (поднять которые могут только взрослые платежеспособные клиенты), отчасти – признак постепенной смены парадигмы, где молодость была возведена в абсолютную ценность. Моделей за 50 все чаще можно увидеть на модных показах не только в прогрессивном Лондоне, но и на Парижских неделях.


Сегодня смело можно говорить, что молодость и красота больше не зависят друг от друга

Рэмплинг​

Многие бренды используют "взрослых" моделей для рекламных кампаний: у Lanvin – есть 82-летняя танцовщица  Жаклин Мердок, у American Apparel – седовласая Джеки О’Шонесси (62 года), у Bulgari – 60-летняя Изабелла Росселини, у  Jean Paul Gaultier – 91-летняя Айрис Апфель (осень 2014). 

И производители косметики, не устающие повторять "красота – это молодость, только молодость",  "сдают" позиции и не пытаются больше сделать вид, что антивозрастной крем способен убрать носогубные складки. Нет, не способен, никогда, никакой, даже за 20 тысяч рублей, с платиновой крошкой и кашмирскими сапфирами в составе. Кремы - просто аксессуар для ухода за собой, а не золото алхимиков. И они не спасут нас от старости, как зубная паста не залечит кариес, а расческа не защитит от выпадения волос. 

В 90-е годы феминистка Наоми Вульф в своей книге "Миф о красоте" призывала  не поддаваться диктатуре бьюти-производителей, перестать чувствовать вину за моргание и смех (ведь от этого образуются морщины), и, кажется, ее призывы услышаны.  Многое из того, что двадцать лет назад было нормой, например, реклама антивозрастных кремов с участием юных или не юных, но отретушированных звезд, сегодня становится неприличным: так, в 2012 году была запрещена рекламная компания L’Oreal с участием 42-летней актрисы Рейчел Вайс, морщины которой были полностью удалены в Photoshop. Нынешние герои красоты -  Шарлотта Рэмплинг, 68 лет, Тильда Суинтон, 53 года (обе – бренд Nars),  Джессика Ланж, 64 года (Marc Jacobs Beauty). 

Их сила в том, что они реальные, настоящие. Как и одна из первых американских топ-моделей, Верушка, которую фотографировали Хельмут Ньютон и Ричард Аведон, которая работала с Антониони и Сальвадором Дали, и с которой мне довелось в прошлом году познакомиться. Ей за семьдесят, она носит грубые ботинки, седые волосы и морщины, – она стройная и красивая, и считает, что пластические операции все равно не делают никого моложе, что они превращают женщин в монстров и выставляют на посмешище. 

Новый облик 45-летней Рене Зельвегер вызвал  на прошлой неделе бурное обсуждение в СМИ и соцсетях. Ее лицо не стало молодым, оно просто стало другим, и возмущение людей, обсуждающих эту метаморфозу,  вызвано, в основном тем, что актриса "посмела" не быть собой.  

Да, социодиктатура вечной молодости сменилась диктатурой "натуральности", естественности  – теперь обязательно, непременно надо быть собой: долой каблуки, они делают выше, долой яркие помады, ботоксы и прочие впрыски. Быть собой, на самом деле, не так уж и просто и все-таки немножко страшно. Но будем стараться, и седовласая Барби, выпущенная недавно вечно юным Карлом Лагерфельдом, – нам в помощь.

 






Система Orphus

Ошибка в тексте?
Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter