Атлас
Войти  

Также по теме

Башни раздора

В воскресенье в Новопушкинском сквере прошел митинг жителей башен «К», «Л», «И» и «М», примыкающих к главному зданию МГУ на Воробьевых горах. БГ разбирался, чего от властей города и администрации МГУ требуют преподаватели и их семьи

  • 4640
Новопушкинский

Мало кто даже из студентов знает, что в угловых башнях МГУ проживает около пятисот человек — сотрудников университета или их наследников. Сразу же после постройки главного здания в 1953 году семьям многих преподавателей предложили переехать в двенадцатиэтажные башни, примыкающие к университету, в обмен на их старые квартиры. В квартирах можно было прописывать своих родственников и передавать по наследству. С перестройкой мало что изменилось: климовцы продолжали жить в башнях на правах социального найма, что позволяло им завещать квартиры, но не давало возможности продать жилплощадь в МГУ посторонним людям. Серией не до конца законных изменений статуса башен КЛИМ администрация МГУ, руководствуясь одной ей известными мотивами, перевела башни в разряд нежилых помещений. Эти решения были приняты в 2008 году.

В результате жители башен оказались на полулегальном положении: башни КЛИМ пропали из всех баз данных жилой недвижимости; в них с трудом можно вызвать скорую помощь или милицию, у жильцов возникают проблемы при обращении в поликлинику и поездках за границу. Но главное то, что с 2008 года они незаконно живут в учебных корпусах, что дает руководству МГУ полное право выгнать их в любой момент, тем более что многие из них лишь внуки и правнуки профессоров, а сами уже давно не имеют отношения к науке. Изначально предполагалось, что жильцов КЛИМа переселят в квартиры в ЖК «Шуваловский», где университету принадлежит треть жилплощади комплекса, однако решение до сих пор принято не было.

Новопушкинский

Сразу после митинга Гульнара Пенькова, руководитель пресс-службы правительства Москвы, заявила, что Сергей Собянин в курсе проблемы и по поручению Дмитрия Медведева в ближайшее время им будут выработаны меры, которые устроят всех участников конфликта, включая жильцов башен КЛИМ.
Видимо, климовцы победили в трехлетней борьбе с ректоратом, по крайней мере ученый совет МГУ сделал по поводу башен публичное заявление:
«Каждый из жильцов может либо остаться проживать на прежних условиях (т. е. на условиях социального найма) в главном здании МГУ, либо по согласию получить равноценную квартиру в находящихся в распоряжении Московского университета жилых домах, расположенных поблизости, с возможностью дальнейшей приватизации».

Н.А. Курош
Нина Александровна Курош, преподаватель экономического факультета МГУ: «Когда в 1994 году башни КЛИМ объявили служебной жилплощадью, я это еще могла понять: в принципе, в главном здании должны жить только сотрудники МГУ. Остальным собирались предоставить квартиры в других домах, принадлежащих университету. Тогда я об этом даже особенно не думала: как показывает практика, в России право собственности на жилье не дает никаких ощутимых преимуществ — его могут отобрать в любой момент.  Когда в 2008 году эти помещения сделали нежилыми, мы сразу поняли, что пали случайной жертвой старой ссоры Лужкова и Садовничего. Тогда правительство Москвы активно забирало себе жилые дома, находящиеся на балансе других государственных организаций, а Садовничий хотел оставить башни КЛИМ в собственности университета, потому изменил их статус.
Два года общения с администрацией МГУ запомнятся нам надолго: проректор Черняев хамил всем без разбора, 90-летним старикам, ветеранам войны. Очень, очень некрасиво. Я не знаю, что происходит в ЖК «Шуваловский». Туда переехал сам Садовничий и несколько человек из ректората. Нам в обмен на наше жилье в КЛИМ предлагали снимать там квартиры за 20 тысяч рублей в месяц — при том, что зарплата профессора на моем факультете — 33 тысячи рублей до вычета налогов. Теперь вроде бы ситуация как-то утряслась, но от них можно ждать любого подвоха».

Т.Пигарева
Татьяна Пигарева, кандидат филологических наук, руководитель отдела культуры Института Сервантеса в Москве, живет в башне «К»: «Есть единственный законный вариант решения нашей проблемы — восстановить изначальный статус жилых домов и заключить с жильцами договор социального найма. После этого можно вести диалог между жильцами и университетом об освобождении корпусов в обмен на предоставление равной жилплощади тем, кто готов переехать из корпусов КЛИМ. Мы находимся в состоянии полной правовой неопределенности. Сегодняшний статус нашего жилья, возникший в результате цепи бюрократических фальсификаций, — «помещения научно-учебно-производственного здания». Выселение из таких «помещений» может произойти в любую минуту без предоставления другой жилплощади. Пятьсот человек оказались на пороховой бочке. В течение года ректорат МГУ даже не отвечает на просьбы о выдаче копий наших законных ордеров. Мы обратились в суд, который обязал ректорат выдать нам документы. На решения суда — абсолютно никакой реакции. При этом мы получили доброжелательное письмо от ректора Садовничего с заверениями в том, что он «понимает и разделяет наше беспокойство». Мы благодарны ректору за добрые слова, как и всем сочувствующим нам. Однако все бюрократические шаги, приведшие к этой ситуации, были предприняты по инициативе именно администрации МГУ. Мы хотим жить в своем доме на законном основании, как и остальные граждане России.
Судьба квартир в ЖК «Шуваловский», построенном на земле МГУ, нам неведома. На условиях социального найма, как об этом заявляла администрация университета, они никому из жильцов КЛИМ не предлагались».
 






Система Orphus

Ошибка в тексте?
Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter