Атлас
Войти  

Также по теме

Беспредел года

  • 1516


Иллюстрация: Holly Stevenson

Я хоть и глумилась в прошлом номере над всей нашей новогодне-журнальной мишурой, но вообще-то больше всего в прессе люблю две вещи. Во-первых, рейтинги и списочки — и чем они научней и для меня бесполезней, тем прекрасней. Это у меня еще с детства — с тех времен, когда в газете «Труд» публиковали таблицы выигрышных билетов облигационного займа, а в «Советском экране» — список всех фильмов, вышедших в прокат за год. Там надо было галочки ставить у тех, что уже просмотрены: если больше пятидесяти, то хорошо. Вторая же любимая вещь — это «итоги года». Все разложить по коробочкам, коробочки по полочкам — и сразу на душе легко и возвышенно: Андрей Малахов больше не встречается с горняком Мариной Кузьминой, а Катрина теперь уже совсем не девичье имя. Меня к такому жанру подпускать близко нельзя. Особенно если про «итоги года» из мира этих забавных средств массовой информации. Все закончится тем, что в номинации «Открытие года» первая премия достается… конечно же, достается… Алене Лыбченко!!! Имена победителей в номинациях «Мистификация года», «Женщина-журналист года» и тем более «Медиакритик года» я здесь перечислять не буду. С ними все понятно. Сразу перейдем к номинации «Разочарование года», оно же «Самое-что-за-беспредел-года».

В этой номинации, как ни в какой другой, уважаемому жюри было трудно выделить победителя. Руки, что уж греха таить, чесались. В целях затягивания паузы перед открыванием конверта — вот вам краткая предыстория. Еще в вышеупомянутом детстве меня жутко испугал подлец соблазнитель Рудольф из фильма «Москва слезам не верит». То есть он не меня пугал, а Веру Алентову, говоря ей, что скоро никаких газет не останется, а будет одно сплошное телевидение. «Как понять — газет не будет?» — недоумевала маленькая Алена, тогда еще не подозревавшая, что это будет ее хлеб. Так с детства и отпечаталось, что в будущем изобретут таблетки от всех болезней, а газет не будет. И вот наступил 2005 год. И уже пора вскрыть конверт. Жюри после недолгих споров решило не выделять отдельного победителя в данной номинации, а присудить эту премию всем газетам сразу. Потому что газет-то почти не осталось. Кончились газеты. По крайней мере для меня.

Первыми умерли «Московские новости». Никогда не была поклонницей творчества ни Евгения Киселева, ни Людмилы Телень. Но дай бог каждому такие похороны. Сначала идиотский трудовой конфликт и бесконечные комментарии Леонида Невзлина, обещавшего продать газету за доллар. Затем анекдотичный медиамагнат Рабинович из Киева, купивший газету, чтобы перепродать ее ангольскому советнику Аркадию Гайдамаку — победителю в номинации «Самое выдающееся интервью года», где он рассказывал, что можно было бы и слона купить, но газету как-то проще. Аминь.

Вспоминаем дальше. «Независимую газету» у Березовского купила жена Константина Ремчукова,помощника министра Грефа. Без комментариев. Газета, конечно, еще лежит в киосках, но я бы посмотрела в глаза ее покупателей. Наверняка это будут глаза районного библиотекаря.

Далее в нашем мартирологе следует газета «Газета». Сначала главным редактором назначили главу журнала «Русский фокус» (что это за журнал такой — про Кио и Акопяна?) Петра Фадеева. Ему принадлежит приз в номинации «Самый выдающийся (прости господи) ребрендинг года». На логотипе газеты появился очень красивый двуглавый орел. А сама газета взяла все самое лучшее от печатных органов «Пульс Ивантеевки» и «Шатурский вестник». Такое теперь просто на столе держать неловко.

Из новопреставленных — газета «Известия». Казалось, что этот линкор будет тонуть вечно. Сила советской инерции этого печатного органа (since 1917) всегда поражала воображение. Но комсомольцы-добровольцы во главе с Владимиром Мамонтовым показывают чудеса скоростного менеджмента. Такой газеты больше не существует.

И наконец,о любимейшем «Коммерсанте». В трупы его пока зачислять преждевременно. Но даже читатель моей колонки, любезный гендиректор Владимир Ленский согласится, что год, прямо скажем, выдался не ахти. Коммерческий отдел, после того как Леру Пономареву поймали на таможне с золотом, деморализован. Редакция, доложу я вам, тоже пребывает совсем не в эйфории. Увы, соглашусь с «цепными псами режима», боевым листком от газеты стало слегка попахивать. Я ее покупать перестала.

В живых остались только «Ведомости». Недавний фортель РБК не должен вводить в заблуждение. Это, если вдруг не обратили внимание, история про то, как газета выставила счет информационному агентству на 257 миллионов рублей за сто украденных материалов, а затем агентство выставило в качестве главной новости у себя на морде $56 миллионов, за которые оно готово купить всю газету с потрохами. Если бы и правда хотели купить, то предложили бы меньше и тише. Это, я все-таки надеюсь, дешевые понты. Потому как если нет, то в 2006 году лично мне придется переквалифицироваться в блог-критика.

И все-таки про еще одну номинацию — «Самый точный прогноз года». На сцену снова вызывается Алена Лыбченко. Две недели назад она, ну то есть я, писала про довольно странную политику Ирины Силаевой, гендиректора Axel Springer Russia. И вот реакция: Силаеву поблагодарили за успешную работу и сняли с должности, поставив на ее место некую Регину фон Флемминг из ФРГ. Дорогая Ира, я тут ни при чем. Решение готовилось давно и без моего участия. Я лишь почувствовала момент. За что и получаю приз в этой номинации.

 






Система Orphus

Ошибка в тексте?
Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter