Атлас
Войти  

Также по теме

«Бойс убежден, что любой человек — художник, его только нужно освободить»

Драматург московского Театра имени Бойса Михаил Калужский поговорил с Ойгеном Блуме, директором берлинского Музея современности Hamburger Bahnhof, куратором открывшейся в Москве выставки «Йозеф Бойс: призыв к альтернативе»

  • 12241
Сегодня в Московском музее современного искусства открылась масштабная выставка «Йозеф Бойс: призыв к альтернативе». Йозеф Бойс — один из самых значительных художников 1960–1980-х. Он не слишком известен в России. Однако именно благодаря его творчеству — скульптурам, графике, перформансам — современное искусство стало таким, каким мы его знаем сейчас.

— Выставок Бойса не было в России с 1992 года. Вы привезли эту экспозицию сейчас, когда многие его политические идеи кажутся особенно актуальными.

— На той выставке 1992 года, которая называлась «Внутренняя Монголия», была только графика, и она представляла Бойса этаким шаманом. Вся политическая сторона его деятельности была спрятана, и это неправильно. Выставка «Призыв к альтернативе» приехала в Москву, чтобы полно продемонстрировать творчество Бойса. Он не дожил до времени, когда глобальное противостояние двух миров, капитализма и социализма, прекратилось. Он не видел, как в результате появления этого единого мира возник новый тоталитарный капитализм, который проник во все сферы жизни и, в частности, привел к очень сильной коммерциализации искусства. Например, сегодня основное внимание уделяется только молодым художникам —это проявление того, что с точки зрения тоталитарного капитализма главной стала эффективность, даже в духовной жизни. Против этого Бойс и боролся всю жизнь.


— Сегодня, когда разговоры о креативности и креативном классе стали общим местом, часто вспоминают самую, наверное, известную фразу Бойса: «Каждый человек — художник». Правда, столь же часто забывают продолжение этой фразы: «...И он благодаря своей свободе учится формировать другую позицию в совокупном произведении искусства — будущем общественном порядке».

— Да, действительно, очень многие повторяют эту фразу, не прочитав ее до конца. Думая, что «каждый человек — художник» относится к индивидуальным способностям — будто каждый может рисовать и лепить. Творить. На самом же деле речь идет о социальной скульптуре. Согласно этой концепции, социум воспринимается как пластичный живой организм и поддается воздействию, «лепке». И в данном случае теория социальной скульптуры, идея пластичности — это отказ от идеологизации, постоянных, застывших форм. Бойс исходил из того, что любая форма, художественная и социальная, непостоянна. Она пластична, она меняется, разрушается, превращается в хаос, из которого потом возникают новые формы. Между прочим, фраза «Каждый человек — художник» позаимствована у немецкого романтика Новалиса, Бойс много обращался к раннему немецкому романтизму. У романтиков Бойс находил радикализм, необходимый для переустройства общества. Но Новалис говорит в сослагательном наклонении: «Человек мог бы быть художником». Бойс более декларативен. И здесь можно проследить разницу в подходе. Новалис считал, что его надо учить, воспитывать. А Бойс убежден, что человек — уже художник и его только нужно освободить. Для того чтобы человек мог проявить себя как художник, не нужно дополнительного воспитания, руководства.


— На афише выставки «Призыв к альтернативе» — фотография, сделанная во время перформанса 1965 года «Как объяснить картины мертвому зайцу». В сегодняшней России иногда кажется, что действительно проще объяснить картины мертвому зайцу, чем объяснить многим людям, что такое современное искусство. Конечно, в первую очередь, я имею в виду то, что происходит с Pussy Riot, «Войной», да и многими другими акционистами.

— Искусство — это всегда провокация. Искусство должно провоцировать и для того, чтобы привлечь к себе внимание. Бойс тоже провоцировал общество во многих своих акциях. Но важно, что именно стоит за провокациями. Насколько та идея, к которой хотят привлечь внимание, важна для общества. Кризисные ситуации, личные и общественные могут оказаться продуктивными. В середине 50-х годов Бойс находился в глубоком кризисе. Тогда к нему пришло осознание, на чьей стороне он воевал, и это привело к тяжелейшей депрессии, к попытке самоубийства. Личный кризис Бойса привёл к появлению идеи социальной скульптуры, то есть возможности преобразования мира путем художественной практики.

Тогда же Бойс обратился и к христианству. Здесь, на выставке, вы видите раннюю работу Бойса «Двойная основа», посвященную Христу. Бойс был против политического господства церкви, но вслед за Рудольфом Штайнером он стремился обновить фигуру Христа для человечества. «Двойная основа» — два креста из металла, антенна и металлическая пластина на полу — обозначение Голгофы. Бойс рассматривал Христа как исторически необходимую фигуру, который размыкал античный круг, превращая его в линию. Для Бойса Христос — символ прогресса, потому что та линия, которая проходит от рождения до спасения — это развитие. Таким образом, Христос делает прогресс возможным. У Бойса есть небольшая работа, открытка, на которой он написал: «Христос — это изобретатель паровой машины».

— Но Бойса, с его обостренным вниманием к экологии, невозможно назвать горячим приверженцем технического прогресса.

— Бойс полагал, что материализм способствовал развитию науки, но он загнал человека в очень узкие рамки. Посмотрите на работу «Трамвайная остановка». Это пушка времен Декарта, философа, который разделил материальное и духовное. В конце XX века, по Бойсу, материя и мысль снова должны соединиться. Как эта фигура пытается выбраться из пушечного ствола, так, преодолевая боль, человек должен вырваться из узких рамок материализма. А стрелка говорит о том, что человек находится на перепутье: или он будет двигаться вперед, расходуя ресурсы, которые исчерпаемы, или установит духовную связь с окружающим миром.

— Сейчас, в дни открытия вашей выставки, мир — и Москва — отмечает 100-летие друга Бойса, еще одного провидца, определившего облик современного искусства, Джона Кейджа. И есть впечатление, что мы по-новому открываем для себя опыт 1960-х и 1970-х годов.

— Материалов Бойса хватит еще лет на сто. Он был заряжен идеями. И, может быть, он нам поможет сегодня. К выставке мы перевели манифесты Бойса «Я вглядываюсь в характер поля» и «Призыв к альтернативе» и будем раздавать всем посетителям выставки — вот все удивятся!

Манифест Йозефа Бойса «Призыв к альтернативе»


Манифест

Йозеф Бойс

Призыв к альтернативе

Этот призыв обращен ко всем людям европейской культуры, европейской цивилизации. Прорыв в новое социальное будущее может состояться, если в Европе возникнет движение, обновляющая сила которого снесет стены между Востоком и Западом и преодолеет пропасти между Севером и Югом. Начало этому можно было бы положить, если бы, скажем, жители Центральной Европы приняли решение действовать в духе этого манифеста. Если бы мы сегодня в центре Европы начали, согласно требованиям времени, прокладывать путь к сотрудничеству и сосуществованию в наших государствах и общественных системах, то это вызвало бы сильный отклик в каждом другом уголке мира.

Прежде чем задать вопрос «Что мы можем сделать?», надо спросить себя «Как мы должны мыслить?», чтобы не множить пустые фразы о высших идеалах человечества, которые сегодня хотя и записаны в программе каждой партии, вступают в вопиющее противоречие с нашей повседневной экономической, политической и культурной реальностью.

Следует предостеречь от бездумных преобразований. Начнем с себя. Спросим себя о причинах, которые заставляют нас отречься от прошлого. Найдем идеи, которые укажут нам, куда повернуть. Проверим принципы, по которым обустроены отношения на Востоке и на Западе. Поймем, полезны ли они для нашего социального организма и его взаимодействия с природными законами, привели ли они к здоровому существованию или же виновны в болезнях человечества, нанесли ему раны, стали причиной его несчастий и даже поставили сегодня под вопрос его выживание.

Понаблюдаем внимательно за своими потребностями и подумаем, готовы ли системы западного капитализма и восточного коммунизма воспринять тот основной/центральный импульс новейшего исторического развития, который все отчетливей пробуждается в душе человечества и выражается в желании каждого взять на себя ответственность за общественное жизнеустройство. Это означает: человек больше не хочет быть участником отношений приказов и подчинения, власти и привилегий.

Я несколько лет старательно исследовал этот вопрос. Без помощи многих людей, с которыми я встретился в процессе этого исследования и познания, мне не удалось бы получить те ответы, о которых я хочу сообщить в этом манифесте. Поэтому эти ответы не просто «мое мнение», они признаются и многими другими людьми.
Однако их пока все еще недостаточно, чтобы с ходу начать преобразования.

Количество сторонников надо увеличить. Если удастся сконцентрировать политические и организационные усилия для достижения поставленных здесь целей и в конце концов осуществить их через внепарламентскую и парламентскую активность, цель этого манифеста будет достигнута. Речь идет о ненасильственной революции, об открытой в будущее альтернативе.

Симптомы кризиса

Проблемы, которые дают нам все основания отвернуться от существующего мироустройства, очевидно, хорошо известны. Достаточно лишь кратко перечислить главные факторы, составляющие сущность этих проблем.

Военная угроза
Опасность атомного уничтожения человечества существует, даже если не учитывать агрессивные планы супердержав. Военные технологии и доведенная до абсурда степень милитаризации не позволяют надежно контролировать ставший необъятным военный аппарат. Несмотря на то, что накопившийся потенциал способен сотни раз уничтожить Землю, за кулисами так называемых переговоров о разоружении из года в год усиливается гонка вооружений. Следствием этого коллективного безумия становятся колоссальное расходование энергии и сырья и гигантская растрата творческих способностей миллионов людей.

Экологический кризис
Наше отношение к природе характеризуется тем, что оно чудовищно искажено. Нам грозит бесповоротное разрушение природной основы, на которой мы существуем. Мы имеем все шансы уничтожить эту основу, так как наша экономическая система базируется на беззастенчивом разграблении природных ресурсов. Нужно сказать совершенно отчетливо, что частная капиталистическая экономическая система Запада в этом отношении ничем существенно не отличается от государственного капитализма Востока. Уничтожение происходит повсеместно. В современной индустриальной цивилизации между рудником и мусорной свалкой проложена улица с односторонним движением. Условия нормального функционирования, а то и самого существования экологических систем приносятся в жертву подавляющим их интересам экономической экспансии.

Экономический кризис
Он выражается в той полноте симптомов, которыми ежедневно наполнены страницы газет и выпуски новостей. Забастовки и увольнения, миллионы — в мировом масштабе — безработных не могут использовать свои способности на благо общества. Чтобы не забивать священную корову «рыночных законов», не моргнув глазом уничтожают огромное количество ценных пищевых продуктов, накапливающихся в результате дотационного перепроизводства, в то время как в других частях света тысячи людей умирают от голода. Речь идет не о том, чтобы производство удовлетворяло спрос потребителей, а об умело замаскированном сбыте товаров.

Этот способ хозяйствования все более последовательно передает человечество в руки шайки мультинациональных концернов, которые за столами переговоров с руководителями коммунистических государственных монополий решают нашу судьбу. Давайте закончим рассуждать о том, что мы постоянно получаем с доставкой на дом — «финансовый кризис», «кризис демократии», «кризис воспитания», «кризис государства» и т.д., и поговорим в завершение немного о кризисе в личностном самоощущении человека. Большинству людей свойственно чувствовать незащищенность перед жизненными обстоятельствами. Сознание своей беспомощности приводит к потере внутренних ценностных ориентиров. Всевозможные деструктивные процессы, непонятные повороты в государственной и экономической сферах жизни, нередко маскирующая их деятельность индустрии массовых дешевых развлечений, — все это порождает состояние кризиса, утраты смысла собственной жизни.

Все большее количество людей, особенно молодых, подвержено алкоголизму и наркомании, кончают жизнь самоубийством. Сотни тысяч становятся жертвами религиозного фанатизма. Эскапизм входит в моду. Обратной стороной такой утраты человеком своей идентичности становится лозунг «после нас хоть потоп», слепое следование принципу удовольствия, беззастенчивое приспособленчество, чтобы из всего этого бессмысленного существования заполучить хоть что-то для себя, пока жизнь не закончилась, урвать, не оглядываясь на тех, кому придется платить по векселям.

Это векселя, которые будут оплачены за счет окружающей среды, наших сограждан и наших потомков. Это будет время, когда придется заменить систему «организованной безответственности» (Баро) на альтернативную — систему солидарной уплаты по счетам.

Причины кризиса

Анализируя суть вопроса, можно сказать, что два структурных элемента общественных систем, воцарившихся в XX веке, и являются, собственно, причиной этого бедственного положения: деньги и государство, то есть роль, которая отводится деньгам и государству в этих системах. Оба элемента стали решающими средствами достижения власти. Власть у того, в чьих руках деньги и/или государство. Идея денег при капитализме в такой же степени является основой этой системы, как тотальная идея государства при коммунизме в той его форме, в какой мы его до сих пор знали.

Между тем обе эти идеи в их конкретных проявлениях в существующих условиях на Западе и Востоке были обоюдно ассимилированы. На Западе прогрессирует тенденция расширения функций государства, в то время как на Востоке введены денежные механизмы, сформированные капиталистическим обществом.
Хотя есть отчетливые различия между западным и восточным капитализмом, касающиеся, например, соблюдения прав человека, ситуация такова, что деструктивные свойства обеих систем усиливаются в возрастающей степени, а их противостояние серьезно угрожает будущему человечества. Поэтому пришло время «заменить обе системы новым принципом», потому что обе они «кончились» (Груль).
Даже у нас это нельзя сделать никаким иным способом, кроме изменения конституции. Ставшая почти невротической приверженность Основному закону ослепляет нас и препятствует развитию.
Почему же, собственно, в обществе, достигшем определенного уровня развития демократии, нельзя самым свободным образом дискутировать о необходимости дальнейшего развития? Слишком уж многие боятся попасть под подозрение и прослыть врагами конституции. Они запрещают себе творчески подходить к переосмыслению однажды достигнутых правовых понятий, в то время как прогресс сознания требует их расширения.

Вывод: капитализм и коммунизм завели человечество в тупик

Этот вывод неоспорим и распространяется повсеместно. Однако это мало помогло бы нам, если бы не были выработаны разумные модели выхода из ситуации, то есть идеи построения свободного, демократического, отвечающего потребностям человека и природы, наделенного дальновидностью и ответственностью за будущее общества. Такие модели выработаны. Расскажем об одной из них на следующих страницах.

Выход

Согласно Вильгельму Шмундту, чтобы найти альтернативу, требуется «упорядочить основные понятия». Это же имеет в виду Ойген Лебль, экономист-теоретик Пражской весны, когда он говорит о безотлагательной «революции понятий».

Одну из своих книг Шмундт назвал «Революция и эволюция». Этим он хотел сказать: только когда мы переосмыслим основные связи социального организма, произведем «революцию понятий», мы откроем путь для эволюции без насилия и произвола.

К сожалению, именно в оппозиционных политически активных кругах царит мнение, что дело не в терминах. Этот опрометчивый предрассудок придется преодолеть, когда станет набирать силу новое общественное движение. Потому что понятия всегда имеют далеко идущие последствия для практики, влияют на то, каким образом мы думаем о положении дел, являются решающими для нашего способа действия — и прежде всего для того, как мы понимаем ситуацию и понимаем ли ее вообще.

Создавая проект альтернативы, то есть ТРЕТЬЕГО ПУТИ, о котором положительно высказывается первая из коммунистических партий — компартия Италии, мы исходим из человека. Он является создателем социальной скульптуры, и общественный организм должен быть устроен по его мерке и в соответствии с его волей.
Помимо чувства и понимания человеческого достоинства для человека важны три первоочередные потребности: 1. Он хочет свободно развивать свои способности и свою личность, свободно использовать свои способности в сочетании со способностями своих сограждан для некой осмысленной и признанной цели. 2. Он рассматривает каждый вид привилегии как недопустимое нарушение демократического равноправия. У него есть потребность как у совершеннолетнего человека со всеми правами и обязанностями — относятся ли они к экономическому, социальному, политическому или культурному контексту, — быть равным среди равных и участвовать в демократическом принятии решений на всех уровнях и во всех сферах общества. 3. Он хочет проявлять солидарность и ощущать солидарность. Вероятно, можно усомниться в том, что в этом состоит первоочередная потребность современного человека, потому что эгоизм по-прежнему доминирует среди мотивов поведения индивида. Однако тщательный анализ показывает обратное. Действительно, эгоизм на самом деле находится на первом плане и определяет поведение людей. Но...

Он не является потребностью, желанным идеалом. Это просто инстинкт, царящий и подчиняющий себе. Однако люди стремятся к другому: к взаимопомощи на основе свободного решения. Если этот импульс солидарности воспринимается как идеал человека и человечества, тогда возникает задача изменить те механизмы, которые активизируют сегодня эгоистический инстинкт в социальных структурах, чтобы они больше не противодействовали внутренним намерениям человека. А эти структуры будут изменены следующим образом:

«Интегральная система», новое понятие труда и дохода

Экономическая жизнь в индустриальном обществе разделения труда превратилась, как пишет Ойген Лебль, в «интегральную систему». Это означает: когда люди работают, они покидают сферу частного, свои дома и направляются в ассоциированные места производства. Продукты их труда попадают на рынок не через отдельные акты обмена, а в результате сложных процессов. Этот конечный продукт есть итог совместной деятельности ВСЕХ в рамках мировой экономики.

Все виды деятельности, включая воспитание, образование, науку, банковское дело, управление, парламент, средства массовой информации и т.д., интегрированы в единое целое. Два процесса составляют основную структуру этого экономического типа: поток применяемых в процессе работы способностей и поток духовных или физических потребностей. Технические средства производства должны при этом рассматриваться как высокоразвитые ресурсы.

Каждый труд — труд для других, принципиально. Это означает, что каждый работающий вносит свой вклад в производство некой ценности, которая в конце концов будет употреблена кем-то другим. Труд человека больше не связан с его потреблением. Не менее важный факт состоит в том, что свойства «интегральной системы» больше не позволяют рассматривать зарплату работника как меновую стоимость сделанной им работы. Потому что не может быть объективного критерия для измерения доли труда каждого в производстве определенной потребительской стоимости.

Точно так же не может быть измерена объективная доля каждого предприятия в общем продукте.
Учитывая эти факты, не сбрасывая их со счетов по причине их важности (или неважности) для кого-то, мы должны признать, что при переходе от менового хозяйства (также и с использованием денег) к интегральному хозяйству отношения между трудом и доходом основательно изменились.

Если бы мы сделали выводы только из одного этого обстоятельства, это уже привело бы к радикальным переменам в сегодняшней экономической реальности. Заработок, необходимый людям для сохранения и улучшения их жизни, был бы не зависимой величиной, а первичным правом, правом человека, которое должно быть обеспечено для того, чтобы создать предпосылки для его ответственной и самостоятельной работы в кругу своих коллег.

Главным принципом реализации элементарного права человека на вознаграждение за свой труд является демократическое соглашение о потребностях. Также объем работы и вид деятельности — это те вопросы, о которых нужно договариваться и которые могут быть урегулированы демократическим сообществом в целом и рабочими коллективами в частности в соответствии с формами их самоуправления.

Таким образом потеряют силу имеющие сегодня место принуждение, несправедливость и фрустрация, вытекающие из анахронизмов оплаты труда, отпадет необходимость в профсоюзах и объединениях рабочих. Если и будут различия в размере доходов, то они будут для всех прозрачны и решены демократическим путем. Позитивны и социально-психологические последствия преодоления зависимости от оплаты труда. Никто не покупает и не продает способности и труд. Доходы от всех видов деятельности принадлежат демократическому обществу равноправных граждан.

Изменение функции денег

Так же как при переходе к интегральной экономике происходят глубокие изменения сущности труда, так и монетарные процессы подвергаются метаморфозам. Однако основы менового хозяйства сохранены для регулирования отношений труда и заработка, они же определяют формирование финансовой системы. Поэтому деньги больше не могут быть основой организации социального организма.
Это соображение позволяет анализировать деньги с психологической, социологической, теоретико-экономической и других точек зрения. Но не слишком помогает. Власть денег осталась нерушимой. Почему? Потому что мы не изменили смысл денег, когда этого потребовало историческое развитие.
Что привело к до сих пор проигнорированному изменению функции денег? Оно произошло вместе с вступлением центральных банков в эру современного финансового развития. Деньги покинули сферу экономических ценностей, чьим всеобщим обменным эквивалентом они раньше служили.
Новый способ эмиссии денег и денежная политика Центробанка привели к формированию системы циркулирования в социальном организме, из-за чего социальное целое приобрело более сложные формы: это можно сравнить с эволюционным скачком в биосфере от низших организмов к высшим. Деньги стали фундаментом новой функциональной системы, получили право управлять процессами производства и потребления.

В сфере производства предприятиям требуются деньги для выполнения своих задач. Они получают их от банков в виде кредитов (то, что доход с капитала сегодня тесно связан с понятием кредита, противоречит самому представлению о деньгах!).

Деньги в руках предприятий = производственный капитал — это правильное дело. Он обязует предприятия использовать способности своих сотрудников в работе.

Если деньги поступают в распоряжение трудящихся как зарплата, они меняют свое правовое значение. Будучи потребительским капиталом, они дают пользователю право приобретать потребительские ценности.
Таким образом деньги перетекают обратно в сферу производства и еще раз меняют свое значение. Теперь деньги не имеют отношения к экономике. И как таковые не дают организациям, в которые они попадают, прав ни на что. С их помощью выплачиваются кредиты, пополняются счета организаций в банках. Так как многие организации — например, школы и университеты — не требуют оплаты за свою деятельность, необходимо при помощи банков сбалансировать счета организаций между собой, поскольку одни имеют излишек, а другие — недостаток.

Такое адекватное достигнутому уровню социальной эволюции возвышенное понимание денег будет иметь значительнейшие последствия. Оно решает проблему власти в той степени, в какой эта проблема обусловлена денежными вопросами. Из-за непризнания того факта, что денежный порядок уже не является частью экономической жизни, а стал самостоятельно функционирующей системой правовой сферы, могло неограниченно сохраняться древнеримское представление о собственности. Так продолжали использоваться категории «прибыли» и «убытка». Безудержное присвоение всего, что связано с производственными предприятиями, оставалось. Без всяких усилий государства или налогово-политической акробатики признание измененного понятия денег приведет к отмене принципов собственности и прибыли в производственной сфере.

А что произойдет с биржевыми сделками, спекуляцией землей, ростовщичеством, с инфляцией? Они исчезнут так же, как и бич безработицы. Мир акций замрет за одну ночь, не нарушив при этом работу ни одного зубчика колесного механизма. А как же акционеры, спекулянты, крупные землевладельцы? Принесут ли они свои священные богатства на алтарь наступающего нового времени? Посмотрим. Во всяком случае, каждый найдет свое место в общественной жизни и сможет свободно, продуктивно и осмысленно применить свои способности на благо общего дела.

Что касается сферы потребления, то производство будет ориентироваться на нужды потребителя. Никакие соображения выгоды и собственности не встанут помехой на пути этой единственно разумной экономической цели. Братство, уже воплощенное в жизнь в интегральной системе, где «труд — это труд для других», может свободно развиваться.

В новом свете предстает и вопрос экологии. Экономические основы экологии станут очевидны, если свободная наука, свободное воспитание и свободно распространяемая информация всесторонне исследуют законы живого и распространят эти знания, освещая их значение для человека.

Свободное построение социального организма

Можно было бы поручить государству руководство общественным развитием, если бы это не вступало в радикальное противоречие с импульсом свободы, с требованием самоопределения, собственной ответственности и самоуправления (децентрализации). Поэтому ответ на последний важный вопрос, возникающий в связи с проектом эволюционной альтернативы Третьего пути — «как может освобожденное от принуждения общество найти свое направление развития, ориентированное на человеческие потребности и природную необходимость?», — может быть найден только через описание «свободного построения социального организма» (Шмундт).

Свобода есть, с одной стороны, индивидуальный импульс, стремление действовать на основании внутренних мотивов. С другой стороны, это самостоятельное действие лишь тогда свободно, когда оно «учитывает условия жизни Целого» (Рудольф Штайнер). В условиях сложных взаимных связей внутри нашего производства, основанного на разделении труда, это означает, что отдельный человек или даже отдельное предприятие само по себе с трудом может определить, какая именно его деятельность наилучшим образом удовлетворит потребности других. Поэтому необходимо снабдить общество новой функциональной системой: системой консультирующих попечительских советов, аутентичной системой постоянно действующих побудительных механизмов.

Представление об условиях, связях и последствиях своей деятельности каждый рабочий коллектив сможет получить, пригласив попечительский совет, в котором демократически избранные руководители предприятия смогут обсуждать с руководителями других предприятий, банков, научно-исследовательских институтов, а также с представителями своих потребителей задачи, цели и направления развития предприятия с самых разных точек зрения. Решения должны приниматься ответственными лицами. Эти решения, однако, при помощи попечительских советов будут базироваться на оптимальной адекватной оценке ситуации.
Такая схема, функционирующая для ассоциаций рабочих коллективов, играет свою роль и для устройства отдельного свободного предприятия. Преодоленное противоречие между «работодателями» и «наемными работниками» открывает возможности для социальной структуры, в которой сплетены процессы свободного консультирования, демократических договоренностей и в конце концов совместной деятельности на пользу социального окружения.

Каждый человек имеет право предпринимательской инициативы. Потому что человек — существо инициативное. Необходимо, чтобы руководители были способны использовать трудолюбие и компетентность своих сотрудников. Однако их функция не будет давать им ни материальных привилегий, ни каких-то других форм демократически не легитимированной власти.

Таким образом, в проекте Третьего пути свободное предприятие в самоуправляющейся экономике и самоуправляющейся культуре является демократической базовой единицей некапиталистического и посткоммунистического нового общества реального социализма.

Функции государственного законодательства, правительства и управления ограничиваются установлением и реализацией обязательных для всех демократических прав и обязанностей. Роль государства значительно сократится. Посмотрим, что от него останется.

Что мы можем сделать сейчас для осуществления Альтернативы?
Тот, кто может себе представить образ эволюционной альтернативы, получает ясное понимание социальной скульптуры, которую человек формирует как художник.

Тот, кто говорит, что изменения нужны, но перескакивает «революцию понятий» и стремится только к внешнему воплощению идеологий, потерпит поражение. Ему или придется отступить и довольствоваться реформами, или он попадет в тупик терроризма.

Три формы победы стратегии системы

Если в конце концов остается вопрос: «Что мы можем сделать, чтобы достичь цели, создать новое, начиная с нуля?», то нужно пояснить — есть только один путь изменить существующий порядок вещей, и для этого требуется много усилий.

Единственный путь — это ненасильственная трансформация. Ненасильственная не потому, что насилие сегодня почему-то не принесет успеха. Нет. Ненасильственная по принципиальным гуманистическим духовно-моральным и политико-социальным соображениям.

С одной стороны, достоинство человека стоит на неприкосновенности личности, и тот, кто пренебрегает этим, — не человек. С другой стороны, системы, которые должны быть трансформированы, построены на насилии во всех возможных формах. Поэтому всякое применение силы есть выражение конформизма по отношению к системе и укрепляет то, что нужно разрушить.

Этот призыв должен придать мужества и потребовать проложить путь для ненасильственной трансформации. Он адресован тем, кто до сих пор был пассивен, хотя и полон недовольства: будьте активны! Ваша деятельность, вероятно, единственное, что может вернуть тех, кто уже действует, но заигрывает с насилием или уже применяет его, на путь ненасильственных действий.

Хотя объявленная «революция понятий» является ядром представленного здесь метода изменений, она не обязательно должна быть в начале всех шагов. Ей также чужда претензия на абсолютную правоту. У кого хватит сил до конца додумать теорию марксизма, либерализма, христианского социального учения и т.д., тот обнаружит, что эти теории приводят к тем же выводам, к которым пришли мы.

Это додумывание-до-конца исторических предпосылок сегодня необходимо. Там, где это смело доведено до конца, линия фронта смещается. Тогда Карл-Герман Флах и Вильям Борм становятся ближе к Баро, чем своему товарищу по партии Ламбсдорфу и тем его коллегам, которые его арестовали и осудили.
Процесс переплавки устаревших понятий и теорий идет полным ходом. Он должен привести к широкому диалогу, к общению между фракциями, дисциплинами и странами, между сторонниками альтернативных моделей развития.

Свободный международный университет (Свободная высшая школа творчества и междисциплинарных исследований) дает постоянную возможность, организовывать и развивать эту коммуникацию.
«Шанс противостоять интересам власть имущих имеет только захватывающая идея, по крайней мере такая же сильная, как идея гуманизма в прошлом веке или христианство в первые века нашей эры» (Груль). Чтобы пробиться к этой «захватывающей идее» с разных исходных позиций, существующих в новом социальном движении, нам необходим постоянный и всесторонний диалог.

Свободный международный университет является организующим местом этих исследований, этой работы и коммуникации и учитывает все группы и эмбриональные ячейки нашего общества, в которые объединяются люди, чтобы вместе продумать вопросы общего будущего. Чем больше людей объединяются в этой работе, тем сильнее и энергичнее проявятся альтернативные идеи. Поэтому надо призвать: обустраивайте рабочие места Свободного международного университета, народного университета.

Однако одного этого недостаточно. Везде, где это возможно, мы должны принимать решение в пользу альтернативной практики в жизни и в работе. Многие уже начали делать это в отдельных областях и специальных сферах. Слияние альтернативных предприятий промышленности и культуры есть ИНЦИАТИВНАЯ АКЦИЯ ТРЕТИЙ ПУТЬ (союз предприятий, фонд, коллективная организация). Отдельные группы или предприятия, которые хотят, чтобы за их альтернативными идеями последовали и дела, должны поддержать этот проект.

Последний актуальный аспект. Возможно, важнейший и решающий для пути ненасильственной трансформации. Как может новое общественное движение приобрести политическое измерение? Тем самым поднимается вопрос, по крайней мере для западных демократий, о возможности парламентской активности. Если мы пойдем по этому пути, то пойдем по нему правильно тогда, когда положим начало новому стилю политической деятельности и политической организации. Только упражняясь в этом новом стиле, мы сможем преодолеть препятствия, воздвигаемые перед альтернативными движениями запретительными параграфами и прочими похожими вещами.

Было бы необходимо, чтобы альтернативные модели развития предстали также и перед парламентами, стали доступны для всей общественности. Для этого, однако, люди, разрабатывающие такие модели, должны войти в парламент. Как они туда войдут? Концентрируя всю свою силу в совместной выборной инициативе.
Решающим для такой попытки будет вопрос, как понимается альтернативное движение в целом. Оно ведь состоит из множества течений, инициатив, организаций, институтов и т.д. И все они имеют шанс, только если объединятся.

Совместная выборная инициатива однако не означает: партийная организация, партийная программа, партийные дебаты в старом стиле. Единство, которое необходимо, может быть только единством в многообразии.

Движение гражданских инициатив, экологическое движение за мир и движение женщин, движение за практические модели, движение за демократический социализм, гуманистический либерализм, Третий путь, антропософское движение и христианские конфессионально ориентированные течения, правозащитное движение и движение в поддержку стран третьего мира должны признать, что они являются неотъемлемыми частями общего движения альтернативы, частями, которые не противоречат друг другу, не исключают, а дополняют друг друга.

Реальностью является то, что существуют марксистские, католические, евангелические, либеральные, антропософские, экологические и прочие альтернативные концепции и инициативы. Во многих существенных пунктах между ними есть высокая степень согласия. В других пунктах есть несогласие. Это и является фундаментом свободы в единстве.

Совместная выборная инициативы альтернативного движения в целом вполне реальна как союз многих автономных групп, которые формируют свои взаимоотношения и представляют их общественности как отношения в духе активной толерантности/терпимости. Нашим парламентам необходим дух освобождения и существование такого союза, СОЮЗА ЗА НОВУЮ ДЕМОКРАТИЮ!

Транспортные средства, взявшие новый курс, готовы к отправлению. И в них есть места и работа для всех.
Читатели, заинтересованные в получении информации и готовые сотрудничать в проектах СВОБОДНЫЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ, ИНИЦИАТИВНАЯ АКЦИЯ ТРЕТИЙ ПУТЬ и СОЮЗ ЗА НОВУЮ ДЕМОКРАТИЮ, могут обращаться по адресу: Свободный международный университет, 8991, Ахберг, Гумбольдт-Хаус, 4000, Дюссельдорф, 11, Государственная академия искусств, мастерская профессора Йозефа Бойса, комната 3.
 






Система Orphus

Ошибка в тексте?
Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter