Атлас
Войти  

Также по теме Видео

«Буквально через 10 минут мне выдали решение об удалении меня с участка»

Массовые вбросы бюллетеней, подделки избирательных книг и согласование протоколов с неизвестными людьми перед регистрацией в комиссиях. Член одной из территориальных избирательных комиссий Москвы с правом решающего голоса от ЛДПР Леонид Константинов рассказал БГ, как проходили выборы в районе Покровское-Стрешнево

  • 10889

— Что с вами произошло?

— Утром я зашел на участок 2831, который был за мной закреплен. Там все было сделано достаточно хорошо: мощная команда наблюдателей, рядом с которыми стояли урны. Ничего там не могло произойти. Около десяти утра мне позвонили наблюдатели от КПРФ и рассказали о вбросе с другого участка, № 2829, — это в районе «Щукинской». Я поехал туда — чтобы поговорить со свидетелем вброса, наблюдателем от КПРФ Василием Довеевым. Но тут к нему подошел молодой человек в штатском и говорит: «Василий, как бы сделать так, чтобы ты ничего не видел? А то могут возникнуть проблемы». Я попросил его представиться — он показал удостоверение сотрудника милиции. На вопрос, на каком основании он угрожает наблюдателю, этот человек просто отошел в сторону. Масса людей это снимали. После этого эпизода наблюдатели сели рядом с урнами, чтобы видеть все, что происходит. Фамилия тамошнего председателя Дымов — в интернете можно найти.

— А что это был за вброс?

— Зашла группа молодых людей, встали цепью, чтобы полностью загородить урны (кстати, это отработанный прием — на других участках было то же самое). Потом Василий увидел, как кто-то вбросил пачку бюллетеней, и, естественно, вместе с другими наблюдателями поднял шум. Те бросились врассыпную, но человека, который сделал вброс, Василий и сотрудники милиции успели задержать. Правда, потом один из них, а именно старший лейтенант Сергей Николаевич Пропопов, этого человека отпустил, даже не спросив его паспорта.

— Дальше что было?

— Минут через десять Василия решили выдворить с участка за какие-то нарушения, и он поехал решать вопрос в ТИК. Вскоре я поехал за ним. Правда, доказать что-то председателю ТИКа Матюхину у меня не вышло: он слушает только то, что пишет председатель УИКа. Вскоре мне позвонили и рассказали о вбросе еще на одном участке, № 2834, — в 10 минутах ходьбы. Там девочка – наблюдатель от «Единой России» все подтвердила, но подписывать это отказалась, поэтому акт составлен не был.

— Расскажите о самых жестких случаях.

— Вечером я поехал на участок № 2829: с утра там было трое сотрудников милиции в штатском, так что было ясно, что участок не самый простой. Ну и обнаружил, что одна из членов УИКа, блондиночка от тридцати до сорока, сидит и подписи ставит в книге избирателей, где расписываются за бюллетени. Одной ручкой расписывается, потом другой, потом третьей. Я позвал наблюдателей и председателя комиссии. Буквально через 10 минут мне выдали решение об удалении меня с участка за нарушения. Тут же я узнал от наблюдателя со стороны «Яблока» о жалобе с участка № 2829. Там мужчина пришел голосовать, а за него уже подпись стоит.

После этого я поехал в ТИК, куда должны были привезти все протоколы из УИКов. Но председатели, которых сопровождали полицейские, повезли их вовсе не сюда, а в сторону управы (она находится в том же здании и даже на том же этаже). Милиция осталась в коридоре, один из председателей зашел в эту комнату, а я вслед за ним. Смотрю — там сидят люди, а перед ними лежат избирательные протоколы, книги навалены. Меня тут же выгнали. Потом из комнаты, где ТИК, вышли несколько человек и стали спрашивать, что я там делаю.

Я говорю им: «Почему документация не напрямую в ТИК попадает, а сначала ее несут в управу?» — «Идите на совещание, у нас идет работа».

Ну, я отказался идти, пока мне не ответят, что происходит. При этом несут новые протоколы — и опять несут не туда, куда надо. Я начал требовать прекратить это, но тогда вышел председатель ТИКа, и меня попросту удалили.

Да, еще важно, что копии протоколов, которые наблюдатели пытались получить на участках, никому не давали (по закону положено выдавать копии протокола подсчета голосов, до того как их отправят в ТИК. — БГ).

На обратном пути я решил зайти в свою школу (участок 2838), где считали голоса. Оказалось, там проголосовали 1 119 человек, а бюллетеней вытащили 1 505, часть из них без печати этого участка. А еще днем на этом участке я видел, как один мужчина скандалил: напротив его фамилии в книге стоит «Выбыл по болезни». Я смотрел там книги, и таких записей там много — больше десяти только в одном журнале. Я говорю: «Откуда у вас данные, что люди выбыли?» — «Нам социальная служба дала».

— А что с теми бюллетенями?

— В итоге мне удалось получить протокол. По нему число бюллетеней, которые были в ящиках, — 1 592, число выданных тоже 1 592. За «Единую Россию» — 852 голоса. Если учитывать, что 400 голосов были вброшены, то «Единая Россия» получила на 50 % бюллетеней больше.

— Вы готовы к тому, что на вас могут давить, подавать в суд?

— Если бы я не был готов, то сидел бы дома и пил кофе. Если на меня будут подавать в суд — не вопрос: я скажу, кто что делал и кто ставил подписи.

— Как вообще отбираются председатели УИКов?

— Это лояльные власти люди. Назначает их ТИК, а членов ТИКа — глава управы района.



Территориальная избирательная комиссия района Покровское-Стрешнево

125362, Москва, ул. Свободы, д. 16, тел. (495) 491 74 00

Данные по голосованию в этом ТИКе

 






Система Orphus

Ошибка в тексте?
Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter