Атлас
Войти  

Также по теме Частное дело

Частное дело. Магазин виниловых пластинок

Григорий Ениосов — о том, как продвигать бизнес через сарафанное радио, из чего складывается стоимость пластинки и чего ждать от человека, купившего виниловый сборник песен о Коломне

  • 11360
DiG!

Когда в 2010 году трое друзей-меломанов открыли на Китай-городе магазин виниловых пластинок DiG!, он сразу привлек внимание — в первую очередь как симпатичная городская инициатива. Но в то, что продажей винила действительно можно заработать на жизнь, тогда мало кто верил. Сейчас магазин приносит владельцам небольшую, но стабильную прибыль, а клиенты, разговорившись у прилавка, создают собственные рок-группы. 



— Почему вы, историк по образованию, вдруг решили заняться бизнесом?

— Магазин создавала команда гуманитариев-меломанов: я — окончил истфак МГУ, Петя Вальков — политолог, а Ваня Смекалкин учился на искусствоведа. У Вани был свой интернет-магазин виниловых пластинок Longplay.ru, он даже открыл под него отдел выдачи заказов в каком-то шоу-руме. А мы с Петей играли в гаражной группе Cavestompers и в один прекрасный день поняли, что распространять свой диск придется самим. Поехали в европейский тур и увидели, что можно открывать на концертах свои небольшие прилавки дисков, своих и чужих. Стали возить диски и на российские концерты, а потом встретили Ваню, и кто-то со стороны подкинул идею — собраться всем вместе и открыть магазин. Мы загорелись и начали искать помещение. 
 «Вчера нам позвонила девочка и сказала, что нужны русские романсы в исполнении Тамары Церетелли для Майка Паттона из Faith No More»
— У вас был стартовый капитал? 
— Капитала как такового не было — наоборот, мы были в долгах. Так что на начальном этапе все делалось абсолютно на коленке. Все, что нужно для магазина, приносили из дома — от проигрывателей до полок. Этот подвал мы нашли случайно, в независимой галерее «Чистка одежды» — просто как-то раз зашли и разговорились с владельцами. Они решили отдать под магазин свою гардеробную и даже сделали нам скидку на начальном этапе, потому что денег у нас было совсем негусто. Потом галерея прекратила свое существование — а мы остались.

— А проблемы с чиновниками были?

— Вопросы с пожарным надзором и другими ведомствами у галереи уже были решены. Оформить документы на бизнес нам тоже было несложно, потому что у Вани уже был легальный интернет-магазин. Но, конечно, периодически приходится решать вопросы с городскими чиновниками. Несколько раз приходили странные люди и обещали нас выкурить отсюда — видимо, тоже положили глаз на этот подвальчик. Но пока, слава богу, все идет нормально.
— Как вы заявили о себе?

— Вначале пластинок было очень мало, и мы привлекли к делу всех знакомых меломанов — предложили им приносить винил на продажу по комиссии. Это заработало как сарафанное радио: люди рассказывали, что их пластинки продаются там-то и там-то. Пресса тоже быстро нами заинтересовалась — тем более что мы, как настоящие гуманитарии, много писали в сети про собственный магазин. А потом DiG! превратился в своего рода культурный центр: мы стали устраивать прослушивания пластинок в самом магазине и делать вечеринки и концерты в дружественных клубах. Кстати, 15 июля выходит кассетный сборник всех групп, которые играли на наших мероприятиях.

— Кто приходил к вам на первых порах? Появились ли постоянные покупатели?

— На открытие магазина в июле 2010 года пришла тьма хипстеров — человек 200. Возможно, потому что мы раздавали бесплатную выпивку. Но потом мы их больше не видели. А постоянных клиентов можно условно поделить на три категории. Первая — юные меломаны, которым нужны доступные пластинки. А то молодой человек приходит в пафосный магазин винила и слышит, что нормальная пластинка должна стоить 10 тысяч рублей. И, конечно, уходит ни с чем — а потом попадает к нам и понимает, что это увлечение может быть вполне доступным. Со временем в магазине стало появляться много скейтеров, панков. Они тусовались, слушали музыку, прямо на наших глазах собирались в какие-то новые группы, некоторые потом выступали на наших концертах. Вторая категория — старые рокеры-коллекционеры. Среди них встречаются настоящие фрики — один готов провести в магазине часов шесть, перебирая каждую пластинку, другой выискивает альбом с опечаткой в названии песни. А третья группа — обычный средний класс, который приходит к нам за подарками.

— Клиенты ценят пластинки за звук как таковой или за модную винтажность? 
— Для нас было важно, чтобы к нам приходили люди, которые действительно интересуются музыкой. Не хотелось бы поддерживать ретрофетишизм. Тем более что у нас есть и современные исполнители — мы заказываем пластинки у небольших европейских лейблов, которые сидят, например, в подвале в Португалии — и делают хорошую качественную музыку.

 «Мы заказываем пластинки у небольших европейских лейблов, которые сидят, например, в подвале в Португалии — и делают хорошую качественную музыку»

— От каких-то жанров пришлось отказаться из-за низкого спроса?

— Мы ни от чего не отказываемся — пластинка может лежать два года и потом все равно найти своего покупателя.

— Например, у вас есть сборник песен к юбилею Коломны — кого он может заинтересовать? 

— Ну, во-первых, жителя Коломны (смеется). Во-вторых, есть люди, которые любят экзотику. В-третьих, какого-нибудь сумасшедшего диджея, который может купить ее, чтобы нарезать из нее семплов и использовать в своем творчестве.
— А самый популярный жанр какой?

— Мне это не очень нравится, но популярнее всего — старый добрый рок: Pink Floyd, Deep Purple и тому подобное. Русские пластинки тоже очень популярны: хит продаж — «Мегаполис». А вчера, например, нам позвонила девочка и сказала, что нужны русские романсы в исполнении Тамары Церетелли для Майка Паттона из Faith No More. Все наши пластинки — из частных коллекций, но мы стараемся брать их у разных источников, чтобы ассортимент не сужался. Так что по всем жанрам он обновляется равномерно.
— А как вы определяете стоимость пластинки?

— По состоянию самой пластинки и обложки, по ограниченности тиража. Но сейчас мы стараемся ориентироваться на Discogs — популярную зарубежную базу данных релизов и лейблов. Он дает нам средний ценовой срез. Раньше мы прибавляли стоимость доставки по России, а теперь стараемся снижать цены, потому что люди осваивают онлайн-покупки, и нам все больше приходится конкурировать с зарубежными сайтами. А российские цены мы мониторим через «Молоток.ру».

— Из других городов заказы приходят?

— Да, ведь у нас по-прежнему функционирует сайт. И порой заказывают люди совсем из глубинки — из какого-нибудь села Трехгорье под Уральскими горами. И это удивительно — значит, кто-то в этом селе сидит, у него есть проигрыватель, и он придирчиво подбирает себе фонотеку. 
 «Мы вышли в прибыль через год, до этого приходилось на всем экономить, искать подработку»
— Магазин приносит прибыль?

— Не сказать чтобы большую, но убыточным его тоже не назовешь — тут нам удалось добиться баланса. Для нас хороший результат — когда приходит 10 человек в день, но каждый покупает по несколько пластинок. Но мне кажется, когда хочешь открыть музыкальный магазин, надо идти не от бизнес-плана, а от того, насколько фанатично ты относишься к делу.

— Но ведь нужно на что-то жить, пока проект не начал окупаться.

— Мы вышли в прибыль через год, до этого приходилось на всем экономить, искать подработку. Но идти на попятный нам просто не приходило в голову — ведь тогда пришлось бы работать в офисе. А тут занимаешься тем, что тебе близко, и это в кайф.

— И как вам результат? 
— Думаю, результат оказался даже лучше моих ожиданий. Ведь когда мы все это затевали, многие думали, что не получится, а если и получится, то только в формате хобби. Но магазин вполне окупает себя. Конечно, если бы у нас был солидный стартовый капитал, мы бы раскрутились быстрее. Но и в таком минимализме есть свой плюс. Я знаю несколько проектов, где у людей были большие деньги, но не было личной мотивации, и все разваливалось. А мы любим свое дело, и оказалось, что в экстремальной обстановке даже легче собраться и работать по максимуму. 
 






Система Orphus

Ошибка в тексте?
Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter