Атлас
Войти  

Также по теме Частное дело

Частное дело. Марка мужских аксессуаров

Георгий Склезнев — о том, кто покупает галстуки-бабочки, приживется ли в России стиль преппи и как сделать так, чтобы в мужчине все наконец стало прекрасно

  • 12275
Георгий Склезнев

Своим рождением бренд Chehov обязан извечной проблеме «нечего надеть», которую так и не смогло решить бурное развитие модного рынка. Георгий Склезнев не нашел в московских магазинах галстук, соответствующий его чувству прекрасного, — и так отчаялся, что решил сам взяться за дело. С тех пор прошло всего несколько месяцев, а «чеховские» аксессуары уже можно приобрести в двух столичных шоу-румах дизайнерской одежды.




— Чем вы занимались до того, как запустили свою марку?

— Я уже лет 10 работаю в сфере дизайна. Поначалу это был веб-дизайн, потом графический, потом я работал с полиграфией и упаковкой. Последняя моя работа — дизайн сайта для интернет-магазина. А после неудачи с поиском галстуков я как-то в один момент решил организовать собственное производство. Стал ездить по городу, присматривать ткани. Стартовый капитал у меня был совсем небольшой — 40 тысяч рублей. Нанял двух швей, а недавно еще и курьера. А все остальное я делал сам — выбирал ткани, фотографировал, делал дизайн сайта, раскручивал его. Правда, мне еще помогала моя девушка — вела странички в соцсетях.

— Трудно было найти подходящий материал?

— Да, это была большая проблема. Я объездил около 30 магазинов и набрал где-то 20 тканей. То есть максимум по одному материалу на магазин, да и не в каждом можно что-то найти. Либо хорошее качество и плохой дизайн — либо наоборот. Или цена заоблачная. Кое-что заказываю за рубежом: например, американский хлопок с цветочными принтами для галстуков-бабочек. Не могу сказать, что ориентировался на какие-то конкретные западные марки, — просто хотелось делать качественные шерстяные галстуки классических расцветок.

— Как работает ваше производство?
 «Мне кажется, что Чехов должен быть эталоном для креативного класса»

— У меня «рассеянная мануфактура» — отдельного производства как такового нет, швеи работают дома. Многие с опаской относятся к домашнему производству, но у той же Zara, например, 90% одежды шьется в домашних ателье. Нашли новую интересную модель, быстренько пошили — и уже через пару недель она выходит на прилавок. Так называемый fast fashion. Первая пробная партия была совсем небольшая — 4 бабочки и 16 галстуков. Сейчас Chehov продается в двух магазинах — Physika на Тверской и Trends Brands в ТЦ «Цветной», но основные продажи идут через интернет-магазин. И еще в одном магазинчике в Перми. Причем я проявил инициативу только раз — сделал предложение «Физике», остальные сами меня нашли. Весной у нас было по 2–5 заказов в день, сейчас поменьше — лето, мертвый сезон. Но магазин почти сразу вышел в прибыль. 
— Как вы себе представляли потенциального покупателя? И кто приходит к вам на самом деле?
– Я думал, это будут парни лет до тридцати, которым надоело носить футболки и кроссовки и захотелось одеваться более респектабельно. И при этом они не хотят покупать товары масс-маркета — все эти некачественные полиэстеровые галстуки. Но на деле все оказалось по-другому — такие покупатели есть, но их меньшинство. Примерно половина клиентов — девушки: либо сами носят, либо в подарок покупают. У некоторых это входит в традицию — дарить знакомым мужчинам галстуки на все праздники. А есть одна барышня, которая заказывает все новые модели, как только они выходят. Выпустим 5 новых бабочек — она их сразу покупает. Говорит, что не перепродает, носит сама. Специально для девушек я хочу сделать бант-бабочку — более объемный, чем галстук. А остальные — пестрая компания: это и мужчины средних лет, и совсем пожилые люди. Однажды у меня покупала галстук семейная пара лет семидесяти.

галстуки-бабочки chehov
— Вы ориентируетесь на американский стиль преппи — небрежный шик студентов «Лиги плюща». А в России он приживается?
— Людям этот стиль очень нравится, но у нас он малодоступен. Причем прослойка людей, которые идеально вписываются в него по социальному статусу, очень невелика. И как раз эти люди практически не носят одежду преппи — они выбирают что-то более официальное. Процент молодежи, которая интересуется этим стилем, совсем небольшой. 
 «Не исключаю, что в ассортименте появятся бабочки с котятами и собачками. Или оленями» 
— А вы сами часто галстук носите?
— Почти каждый день. Но не всегда на целый день — иногда я надеваю его часа на три. В рубашке и галстуке чувствуешь себя солиднее, эффектнее, что ли. Бабочку я ношу раз в неделю, обычно на какие-то мероприятия. 
— Какая расцветка никогда не появится в вашем магазине?
— У меня никогда не будет однотонных галстуков, черных и белых. Сам их не ношу и делать не буду. Пока что я придерживаюсь сдержанных, классических расцветок. Но не исключаю, что в ассортименте появятся бабочки с котятами и собачками. Или оленями — они сейчас в моде. Но все зависит от тканей — я же их сам не выпускаю.
— Почему именно Chehov?
— На самом деле, с написанием бренда возникла проблема — мы потеряли букву «k», потому что все домены со словом «chekhov» уже были заняты. Но я опросил человек двадцать и понял, что большинство не обращает внимания на правила и пишет фамилию классика через «h».

А вообще, я какое-то время жил рядом с усадьбой Чехова и в армии начал активно его читать. Не очень люблю западную литературу, к Пушкину и Толстому равнодушен, а вот Антоном Павловичем почему-то очень проникся. И мне кажется, что Чехов должен быть эталоном для креативного класса. Он был передовым человеком своего времени, не брезговал Западом и понимал, что нужно впитывать полезные идеи. И при этом не был снобом. Эталон русского мужчины, который подходит и к нашим реалиям. И, конечно, эта фраза, что в человеке все должно быть прекрасно — и снаружи, и внутри.  
 «Большинство наших мужчин волнует два вопроса — как не умереть с голоду и как приятно провести время вечером. А те немногие метросексуалы, что у нас есть, тоже перегибают палку — и выглядят совсем по-гейски» 
— К слову о прекрасном — а как, на ваш взгляд, одеваются российские мужчины?
— Ужасно. И быстро с этим ничего не поделать. В идеале — пусть консультанты объясняют каждому, что ему идет. И, если нужно, настаивают: «Эту рубашку мы вам не продадим, берите другой цвет и покрой». У нас менталитет такой — в отличие от европейцев, мы редко обращаем внимание на красоту вещей, которыми пользуемся. Большинство наших мужчин волнует два вопроса — как не умереть с голоду и как приятно провести время вечером. А те немногие метросексуалы, что у нас есть, тоже перегибают палку — и выглядят совсем по-гейски.

Вкус формируется постепенно, за счет окружения. Нельзя жить в квартире с обоями в оранжевый подсолнух, слушать плохой рэп, смотреть федеральные каналы — и при этом стильно выглядеть. Но народ уже начинает понимать, что нельзя пользоваться абы чем и одеваться абы как. Не только в Питере и Москве — круг людей с хорошим вкусом формируется и в провинции — в Ростове, Екатеринбурге, Владивостоке. И со временем все придет. 
 






Система Orphus

Ошибка в тексте?
Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter