Атлас
Войти  

Также по теме Частное дело

Частное дело. Парикмахерская для глухих

В Москве открылась первая и единственная парикмахерская для слабослышащих людей — Nadin. Все, кто в ней работают, включая владельцев, — инвалиды по слуху. БГ поговорил c Кириллом Васильевым — начинающим социальным предпринимателем — о том, как живется слабослышащим людям в большом городе и трудно ли открыть подобный бизнес в России

  • 8411

Надин

Из всего персонала почти полноценно общаться и слышать может только Кирилл, хотя у него с рождения на 95% отсутствует слух. Все остальные — его жена Надежда, парикмахер Татьяна, мастер по маникюру Елена — объясняются отчасти словами, отчасти жестами.


— Кем вы работали до этого? У вас была какая-то профессия?

— Я работал инженером-конструктором по пищевым аппаратам в коммерческой фирме, проектировал машины. И неплохо получал. Но за 12 лет я как-то устал от этой работы, устал работать на кого-то. Жена закончила курсы стилиста-парикмахера и работала как частный мастер, выезжала на дом. У нее была достаточно обширная клиентура. Потом, когда у нас появились дети (младшему сейчас уже 3 года), она стала сидеть с ними, а я продолжал работать. И вот два года назад мы заговорили о том, что надо открыть свое дело. Начали думать, собирать информацию в интернете, разрабатывать бизнес-план. Потом мы узнали, что можно получить субсидию (беспроцентный заем от фонда «Наше будущее». — БГ).

У вас с самого начала появилась идея создавать салон для инвалидов?

— Да, мы как раз предполагали, что к нам в парикмахерскую будут ходить наши знакомые: слабослышащие и глухие.

— Вы, наверное, в основном общаетесь со слабослышащими людьми?

— И у меня, и у Нади очень большой круг таких знакомых. И у наших друзей, в свою очередь, тоже. Поскольку мы (инвалиды по слуху. — БГ) несколько отличаемся от остальных, мы стараемся держаться друг друга. Мы друг для друга свои. Среди остальных бывают разные люди, бывают отличные друзья, но все равно мы живем несколько изолированно.

К вам уже заходили обычные клиенты? Как они реагировали?

— Приходили соседи из ближайших домов. Шли мимо, увидели вывеску, решили: «О, парикмахерская, давайте зайдем». Заходят, им тут нравится, говорят: «Красиво». После этого я у них спрашивал, говорил: «Мы только открылись, нам очень важно знать ваше мнение». Было такое, что сначала они недопонимали мастеров, что-то переспрашивали, немного напрягались. Я им объяснил, что мы недослышим, но мастера у нас очень хорошие. Они говорили: «Хорошо, мне главное, чтобы нормально постригли». Уходили довольные. Наши слабослышащие друзья тоже приходили (мы сделали СМС-рассылку по всем нашим знакомым, плюс сработал эффект сарафанного радио). Пока, правда, все равно немного людей, но это неизбежно в первый период. Мы хотим еще сделать листовки и раскидать по всем домам в районе, чтобы жители были в курсе.

— Как вы определяли ценовую политику?

— Мы изначально ориентировались на уровень немного ниже среднего. На эконом мы не тянем, для эконома нужно как минимум 7–8 парикмахерских кресел. В таких салонах людей обслуживают потоком и берут за стрижку по 100–200 рублей. Но у нас небольшое помещение и всего три кресла, поэтому, если бы мы сделали совсем низкие цены, мы бы разорились. Но зато у нас спокойная, чуть ли не домашняя обстановка. И мастера действительно отличные.

— Сколько мастеров у вас работает?

— Пятеро. Надя, Татьяна, Алексей — парикмахеры и три мастера маникюра-педикюра: Елена, Света и Юля. Юля — практикантка, поэтому мы держим ее в запасе. К мастерам маникюра мы пока присматриваемся, еще не выбрали окончательно. У нас будет такая конфигурация: три мастера по прическам и два мастера по маникюру-педикюру.

— А людей искали по специальным сообществам или через обычные сайты?

— Нет, именно на наших сообществах для слабослышащих. Причем у меня была установка — найти не просто инвалидов, а мастеров, профессионалов.


— Вы получили беспроцентный заем от фонда «Наше будущее» как социальный предприниматель. Но они работают в основном с региональными проектами, почему фонд все-таки выбрал столичных предпринимателей?

— Мы обрисовали свою идею и смогли их убедить, что мы сможем это сделать, что наша парикмахерская будет успешно работать. Они заинтересовались. Потом был длительный период, где-то 3 месяца, согласования бизнес-плана. Пришлось дополнительно вводить какие-то пункты. Но в результате мы получили жизнеспособный проект.

— Легко ли удалось найти помещение?

— Нам помог департамент имущества мэрии Москвы. Мы отправили им запрос — можно ли взять в аренду помещение под социальную парикмахерскую. Они ответили: «Да, можно». Но не сказать, чтобы это все было легко. Переписка тянулась два года, мы собирали все нужные бумаги. Они, конечно, изначально были заинтересованы, потому что мы хотим создавать рабочие места для инвалидов — это такой серьезный аспект.

— А не проще было избежать этой волокиты и найти частного арендодателя?

— Лучше все делать официально, потому что по объявлениям легко наткнуться на мошенников. Мы на этом уже обожглись. Взяли в аренду помещение, заплатили, и в результате через месяц нас попросили съехать. Мы потом очень долго судились с ними и в итоге выиграли дело.

салон «Надин»

— Это ведь ваш первый бизнес, насколько трудно в Москве начинать нечто подобное?

— Я, к сожалению, пришел к выводу, что у нас очень плохие условия для бизнеса. Настолько все забюрократизировано, настолько все сложно. Даже заключение договора об электричестве — это целая эпопея. Например, «Мосэнергосбыт» — компания-монополист, какие бы она цены ни поставила, придется платить. Установление одного только шкафчика со счетчиком обошлось в 30 тысяч рублей. Немыслимая цена — просто шкафчик повесить. Потом оформление постоянного договора о проведении электричества — идет полгода. И за каждую бумагу нужно выкладывать десятки тысяч рублей, выкладывать и выкладывать. В конечном счете, чтобы мне провели свет в доме (уже подключенном к электричеству), пришлось выложить 180 тысяч рублей. Это же бред какой-то. Я же мелкий предприниматель.

— А налоги?

— У меня упрощенка, я плачу 6% с дохода — это по-божески.

— Через какое время вы рассчитываете выйти на окупаемость?

— Рассчитываю, что где-то на полгода. Вчера вот пять человек пришли. Моя жена активно рассказывает о нас в социальных сетях, и к нам хотят приехать даже люди из дальних концов Москвы, только чтобы нас поддержать.

— Что можно сказать о Москве как о благоприятной или неблагоприятной среде для инвалидов по слуху?

— В этом смысле жизнь в России очень мало приспособлена для нас. Нет квот: мы устраиваемся на работу наравне со слышащими и проигрываем в этой конкуренции. Приходит, например, устраиваться на работу такой же специалист, как я, — инженер-конструктор с большим опытом. Оба отличные специалисты, но работодатель, скорее всего, сделает выбор в пользу слышащего, потому что с ним меньше проблем. У нас сильно отстает инфраструктура. Вот только-только в метро появились эти бегущие строки с объявлением станций, а ведь этого раньше не было.

Потом с чиновниками очень сложно общаться, приходится им все писать на бумажке. Хотя во многих странах язык жестов признан государственным и все чиновники обязаны знать минимум жестовой речи, чтобы можно было общаться с глухими. У нас такого еще пока нет. Хотя недавно мы подписали Конвенцию о защите прав глухих. Возможно, что-то изменится.

Еще, конечно, беспокоит отношение людей. Нужно воспитывать общество, оно у нас достаточно отсталое. Мы для них — что-то необычное, на нас смотрят, как на диковинных животных, которые машут руками. Хотя мы всего лишь общаемся на своем языке, другого способа у нас. Люди пока не привыкли к нам. Хорошо, что сейчас начали создавать комбинированные, инклюзивные детские сады, когда инвалиды начинают учиться вместе со слышащими.

— Какие, интересно, самые распространенные профессии среди слабослышащих людей?

— Курьеры, автослесари, механики… В кондитеры очень многие идут. Много программистов тоже… Тех, кто работает в обслуживающей сфере на дому: парикмахеров, массажистов, маникюрш.

— У вас уже есть планы по развитию бизнеса?

— Как только здесь все устаканится, мы окончательно сформируем хороший персонал, я буду думать об автомойке или автосервисе. Потому что у меня много знакомых, которые тоже хотят этим заняться, мы попробуем объединиться.

— В автосервисе тоже будут работать слабослышащие?

— Да, мы будем брать на работу людей с недостатком слуха. Есть много таких ребят, которые устраиваются именно в автомеханики, в автосервис, которые знают, как устроено железо, — золотые руки. Потому что они компенсируют недостаток слуха этой внимательностью, этим отношением к работе. Только так они могут доказать, что они нужны.

Сайт парикмахерской «Надин»salon.deafnet.ru
Адрес: м. «Речной вокзал», Беломорская, 20, корп. 1.

 






Система Orphus

Ошибка в тексте?
Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter