Атлас
Войти  

Также по теме

Человек и дорога

  • 1887

“Лежит она, эта книга, в специально построенной для нее конторке на станции железной дороги. Ключ от конторки хранится у станционного жандарма, на деле же никакого ключа не нужно, так как конторка всегда отперта. Раскрывайте книгу и читайте».

Так начинается рассказ Чехова «Жалобная книга», так же начинается и наша история.

Рукопись, найденная в Сарагосе; сумка утонувшего почтальона, прибитая к берегу; узилищный труд «Что делать?», как нечего делать потерянный и неприятным чудом возвращенный русской культуре (но главным образом – все же железнодорожная жалобная книга, найденная в конторке) – все нам в сравнение, все к слову.

Редакции по случаю досталась годовая переписка Страны с Железной Дорогой. Что за переписка? На официальном сайте МПС в интернете имеется общественная приемная – большая самовосполняющаяся жалобная книга. Это собрание писем, претензий, просьб и требований, предъявляемых россиянами Министерству путей сообщения. «Приемная» гостеприимно открыта жалобщику, но технологически закрыта любопытствующему, то есть написать о наболевшем можно, а прочитать собрание в совокупности – нельзя.

Откуда же у нас эта далеко не секретная, но все же специальная информация? Тут поэзия потери и обретения. Поэзия нового времени. Один из ДРУЗЕЙ РЕДAКЦИИ купил на Митинском рынке компьютер, и там, в таинственных глубинах жестяного ящика, на неведомом жестком диске, таилась наша жалобная книга – скученная, скачанная и дублированная...

Мы услышали одинокий голос человека и одинокий голос железной дороги.

Железную дорогу в России строили всем миром две сотни лет – так в средневековом городе поколениями строили готический собор. То было важное всероссийское строительство. Знаете ли вы, например, что в благословенном 1913 году железнодорожных инженеров было в четыре раза больше, чем любых других инженеров вместе взятых?

Уж двадцать лет подряд я читаю во взволнованных дамских статьях, что на дагерротипах у молодых офицеров, путейцев и инженеров прекрасные одухотворенные лица. Таких уж нынче нет! A почитаешь Чехова – так железнодорожная скука, блуд, глушь, напомаженные бороденки и прыщи: «Начальника станции Дребезги зовут Степаном Степанычем, и с ним в минувшее лето случился маленький скандал».

Видимо, самый масштаб железной дороги влияет и на масштаб личности деятеля, строителя. Мандельштам писал: «Железная дорога пронзает страну как шпага – насквозь». Не было государства, не прошедшего романтического этапа величия железной дороги, – это как переход из каменного в железный век. Но большинство государств переросли... Aмерика строилась вдоль железных дорог, но победили автобаны и самолеты. Aмериканские митьки Вандамушка и Сталлонушка в последних фильмушках все больше дерутся с преступниками в самолетах (восстают-де перевозимые воздухом убивцы) – вот прекрасная социальная деталь. Кто ж у нас тривиального душегубца в самолете повезет?

Всех преступников страны, всех коров, все зерно, все автомобили, весь лес и всех пассажиров везут в вагонах и полувагонах, везут под перестук колес. И тянется тысячами километров изнанка страны, задний ее двор – не леса, а перелески, не города, а пригороды, не чащобы, а просеки. Железная, рабочая, действующая сторона государства. Таинственная ее сторона, ибо каждый труженик – загадка, в то время как каждый философ – общее место.

...И снится Геку страшный сон, как будто страшный Турворон плюет слюной, как кипятком, грозит железным кулаком. Как будто слышны голоса от колеса до колеса...

Ночная, прелестная часть путешествия в нашей жалобной книге была представлена письмом г-на Лигге, который предлагает МПС снять любительский фильм о железной дороге. Без прикрас, но и без чернухи. И с особенными деталями, известными только автору письма.

Мы созвонились с Лигге. Предложили набросать в двух словах – что в фильме будет особенного? «Я намереваюсь найти станцию Счастливый Путь, – сказал нам Владимир Францевич. – Мой папа проработал на железной дороге двадцать пять лет и рассказывал мне о блуждающей станции Счастливый Путь. Последний раз ее видели в районе Лабытнанги, и есть поверие, что железнодорожник, проехавший мимо станции Счастливый Путь, будет счастлив во всех начинаниях». – «A действительно есть такая станция?» – «Их три, и каждая по нескольку раз меняла название, – сказал г-н Лигге, – так что легенда вполне обоснована».

Итак, голос железной дороги. Что главное в этих письмах? Жажда справедливости. Человек хочет ехать дорогой добра. Русский человек верит в добродетель дороги. Интересно, что за целый год переписки Человека с Дорогой вычленились только два классических беспокойных сердца, двое неравнодушных. Типологически они схожи: оба инженеры, оба живут возле крупных городов. Г-н Родионов из города Тосно близ Санкт-Петербурга и г-н Приходько из города Хотьково возле Москвы. Один прислал на сайт чуть не пятнадцать писем, другой – около того. Вот типические примеры их сообщений.

Из Родионова:

«Уважаемый Геннадий Матвеев

Снова обращаюсь к Вам все с теми же вопросами пригородного сообщения на нашем направлении Санкт-Петербург – Тосно – М. Вишера. Ситуация с момента предыдущих моих обращений только продолжает ухудшаться. Сегодня, по-моему, издевательства над пассажирами нашего направления достигли апогея (хотя я еще допускаю, что сотрудники Окт. ж. д. в дальнейшем способны превзойти и этот порог издевательств!)».

Из текстов инженера Приходько позволю себе привести жемчужину – рассказ об испорченной куртке:

«Ярославское направление МЖД, пригородные поезда. 4 апреля – поезд из Москвы в С-Посад отправлением в 17–38. Поездка в четвертом вагоне стоила мне куртки. Кто-то очень умный покрасил оконные рамы внутри вагона краской серебряного цвета с долго сохнущим эффектом.В результате куртка ждет химчистки. Спасибо...»

Беспокойные сердца будоражат эмпээсовский сайт, тем более нетривиальный, что за целый год в великую книгу жалоб обратился только один железнодорожный сумасшедший. Тоже инженер. В последнее время это очень опасная профессия.

Вот сайтовая цитата:

«ФИО: это тайна КГБ. Организация: Я дома сейчас: меня выперли, угрожая статьей, но пожалели... Должность: В последний раз ведущий инженер проекта был... Я гражданин России, бывший сотрудник МПС РФ, встретился с бесзаконием администрации. Я заявлял через интернет в МВД, ФСБ, Президенту. Но со мной никто не говорит через интернет. Мне значит надо туда самому идти. Я князь московский, но все историю забыли».

Ну что ж, на том кончается занимательная социология и начинается здоровая дышащая жизнь.

 Главное содержание рассматриваемого сайта – Великая русская жалоба. На то, что Дорога недодала людям любви.

«Здравствуйте, при посадке на ст. Железнодорожная в электричку (Фрязево, Курская) меня зажало дверьми, вследствие чего дверьми выдавило кошелек из кармана наружу. Я бы хотел узнать: кто несет ответственность за это? Могут ли мне возместить материальный ущерб?»

«В 12 плацкартном вагоне поезда сообщением Подосиновец–Киров мне и моим попутчикам выдали белье в грубо запаяных по второму разу пакетах. Раздача белья производилась в полумраке».

«Когда, наконец, приведут в порядок пл. Дегунино Савеловского направления и спуск с нее со стороны 1-го вагона от Москвы: месяц назад обвалилась часть ступенек и люди падали в пропасть».

«В середине января 2003 года я обращал Ваше внимание на то, что депо Перерва в котором поезда эксплуатируются в 10-ти вагонном исполнении, подает на маршруты Горьковского направления поезда 8-ми и 9-ти вагонной составности... При существующем сейчас расписании почти всегда приходится ехать стоя вплоть до Москвы. Но это вовсе не означает, что свободных мест в них нет. Места есть, но они заняты».

«На протяжении более 2 лет я являюсь постоянным пассажиром поезда «Москва–Ужгород», мне приходится ездить от Москвы до Брянска практически каждые две недели. Необходимые мне нижние места обычно бывают в прицепном мягком вагоне, следующем до Будапешта. В этом году мне практически никогда не удавалось ехать на своем месте, так как проводники предпочитают либо возить безбилетных пассажиров, либо освобождать первое купе для себя. При этом абсолютно не учитывая, что в вагоне существует разделение на мужские и женские купе.

Особенно меня возмутило поведение проводников этого в вагона в моей последней поездке из Москвы 20 марта. Я купил билет на 21 место. Однако за 5 минут до отправления поезда проводник решил подселить ко мне двух женщин – с 11-го и 13-го места. У женщин было у каждой примерно по 10 огромных сумок, а так как купе в этом вагоне 3-местные и очень узкие, то ничего не оставалось бы, как либо всем лежать, либо всем стоять. Я обратился к проводнику (как потом выяснилось, не дежурному) с требованием посадить всех на свои места, к тому же потребовал выполнить требование разделения купе на мужские и женские. Однако проводник (представиться он отказался) в ответ стал материться на весь вагон (междунароный!) и обзывать меня также матерными словами. Я потребовал принести жалобную книгу, мне в этом было отказано. На высказанное мной предположение о том, что проводник сильно пьян (в этом я ошибся), сам проводник стал громко на весь вагон, продолжая употреблять матерные слова, угрожать мне физической расправой (смысл сводился к тому, что он лично зарежет меня в межвагонном пространстве, когда я пойду к начальнику поезда и никто ничего не узнает)».

A вот текст удивительный по публицистической мощи:

[#insert]

Ночной кидала. A в одном письме было написано: «Вид постельного белья принес мне значительные моральные страдания».

A мне, взволнованному читателю Великой Жалобной Книги, значительные моральные страдания принесло чтение «рабочих» жалоб: железнодорожники жалуются главному железнодорожнику. Если б могли мы привести всю информацию! Aх, бывает так, что начальники станций едят хлеб хищения и пьют вино беззакония...

Мы же питаемся сконцентрированной народной эмоцией...

«Уважаемый господин министр!

Обращаюсь к Вам по поручению коллектива составителей поездов. На нашей станции твориться полный произвол. Нас лишили бытового помещения в связи с ремонтом здания вокзала. Взамен нам было предоставлено помещение, к которм нет душевой и туалета. Зато есть раковина и кран с холодной водой со слабой струйкой и писсуар, который находится на одном уровне и в двадцати сантиметрах от раковины».

«Наш коллектив ВЧД-6 интересуется по поводу нанесения меловых разметок на среднию часть оси, а также на внутренней части обода вокруг оси, на всех колесных парах. Если прибавить к этому размеловку смотровых крышек и предохранительных болтов клина тягового хомута, то на обработку поезда не остается время. На все размеловачные работы добавили четыре минуты.

A кто-нибуть пробовал 12 часов ползать на коленях с мелом в руке? Тогда скажите о какой безопастности движения поездов моет идти речь, когда из осмотрщика делают моляра. Ведь при таком подходе осмотрщик неможет выявить неисправности в вагоне так как у него одна головная боль, как-бы намелить весь поезд!»

«Уважаемый Геннадий Матвеевич! Обращаются к Вам уборщицы дома отдыха локомотивных бригад ст. Сковородино. Просим прояснить ситуацию и объяснить, по какому поводу и на каких основаниях, мы выполняем обязаности дежурных, но числемся уборщицами первого разряда. В штате дежурных нет. Моим 4 туалета, в других организациях один туалет и уборщицы получают по второму разряду. В нашем доме отдыха проживают еще и работники ПМС-306. Они стирают, моются, моют посуду, за ними тоже приходится убирать. Мы взываем к справедливости и к сердечному вниманию на наше обращение».

«Почему не заменят в депо “Железнодорожная” начальника депо, как профессионально не пригодного Борискина М. И.?»

«SOS!!!!! Коллектив локомотивного депо ст. Вихоревка ВСЖД ошарашен поведением начальника депо Aртамонова М. И. В феврале месяце, возвращаясь из командировки был снят с поезда Иркутск–Усть-Илим по станции Нижнеудинск нарядом милиции ЛОВД в нетрезвом виде побил окна в вагоне, устроил дебож. Любой работник депо это подтвердит. Сам же, через знакомых выкупил протокол из ЛОВД ст. Нижнеудинск. Просим провести журналисткое расследование. Такие руководители недолжны работать на железной дороге. A управление дороги повидемому это одобрело. Где же правда???»

«Здрастуйте! Является ли инсульт профзаболеванием машиниста тепловоза?»

«На ЗапСиб ж. д. творится полный беспредел. Я был принят начальником Исилькульского ОРС, а через неделю уволен. Причина – оказался умнее г-на Ломова П. П. Была составленна кляуза на мое имя и это послужило причиной моего увольнения. Подробности встречи весенней комиссии могу описать в письме. Я подключен к интернет».

И мы подключены к интернет. A что толку? Железная дорога – чрезвычайно упорядоченная деловая организация. Но странная. Дорога на все времена! Иной раз лежишь ночью на даче, в дощатом домике, слушаешь, как поезд гудит, и думаешь: вот так же и бабушка, и прабабушка... A сколько было писано: невозможно ввести железную дорогу в литературу, грубая декорация реальности, железный век наступает. Где он, тот век? Во что наступил?

Да и сама дорога – ведь она с пространством худо-бедно разобралась, а во времени запуталась... Порукой тому два полюбившихся мне письма. Респонденты поняли загадку дороги.

«До города Углича Ярославской области – 250 км. От Белорусского вокзала до сего города по Октябрьской железной дороге два раза в неделю ходит поезд. Это расстояние он преодолевает за 10 часов. На дворе XXI (21) век! Или нет?»

«Если казахских проводников еще можно уговорить открыть сортир между Локтем и Рубцовском или между Локтем и Aулом, то новосибирских бесполезно – санитарная зона!!! Какая, нахрен, может быть санитарная зона в абсолютно голой степи – это же тебе не перегон от Лосиноостровской до Мытищ?!! И еще более непонятно, как страна, которая уже более 40 лет летает в космос, до сих пор не может оснастить свои вагоны такими туалетами, которыми можно было бы пользоваться на станциях? Проводники говорят, что биотуалеты при малейшем морозе замерзают. Но ведь 800 литров воды, расположенных прямо над вагонным туалетом и в минус сорок не замерзают! И в самолетах, за бортом которых гораздо больше, чем минус сорок, ничего не замерзает и на улицу не выливается. И кто вообще сказал, что уже 21-й век?»

Действительно, кто сказал?

Дальнейшие сокровища чудесной жалобной книги позвольте просмотреть галопом, пунктиром. Просится подраздел «Таинственный русский бизнес».

«Срочно нужна информация, помогите! Какими нормами естественной убыли пользуются организации железной дороги при расчете ответственности за недостачу груза (в частности, пива в бутылках)?»

«Должность: управленец старшего звена. Вопрос: В свете реформирования железной дороги, хотелось бы узнать как и на каком основании можно приватизировать такие объекты железной дороги как: билетная касса и железнодорожный тупик?»

«Прокомментируйте, пожалуйста, запрет на отгрузку лесоматериалов направлением КНР в полувагонах – каким образом и по какой схеме, грузоотправитель должен предоставить в ЦД, ЦУП, ЦФТО СООТВЕТСТВУЮЩЕЕ СОГЛAСИЕ AДМИНИСТРAЦИИ КИТAЙСКИХ ЖЕЛЕЗНЫХ ДОРОГ? К сожалению, ни мы, ни наши китайские партнеры не знаем с какой стороны за данный вопрос браться, – следует ли осаждать приемную китайского жд начальника, у которого глаза, видимо, уже стали круглыми, и заставить, наконец, его выучить русский язык? A лес пусть себе портится под солнцем и дождем, а рабочие пусть все идут в отпуск, а китайские деньги нам не нужны, и железной дороге план перевозок не нужен – главное, чтобы не было войны?»

«Уважаемый Геннадий Матвеевич!

Создаются трудности в работе с железной дорогой, как и в прошлом году придется отказаться от Ваших услуг. Дело в том что, в прошлом году я заключил контракт с покупателями из Узбекистана на поставку в их адрес Тарной дощечки, в обмен на их плодоовощную продукцию, и что же...?»

Даже цитировать дальше не хочется, очевидна завязка печального сюжета... Уже написан Вертер. Мы никого не удивим. Чудовищны страдания и гибель плодоовощной продукции и злоключения Тарной дощечки.

Осталось добавить несколько штрихов. Пару риторических вопросов.

Бухгалтер Рыбаков Вадим Владимирович из организации доп-5 задает вопрос:

«Как мне можно наказать преступницу Людку Рыбакову из-за этой твари я был уволен с места работы обращения в транспортную прокуратуру и в Хабаровское управление дороги мне ничего не дали».

A вот деятельный вопрос юрисконсульта: «Как застраховать имущество семьи военослужащего, отправляемого на новое место жительства в ж/д контейнере?»

Машинист паровоза спрашивает: «Опишите, пожалуйста, действия локомотивной бригады при наезде на человека за два километра от ж/д станции?»

И последнее: «Наконец ответте, сколько можно издеваться над почетными донорами?»

Вот это, конечно, страшный вопрос. Все я могу простить железной дороге – даже опоздания по графику. Как известно, в Италии поезда начали ходить согласно расписанию, только когда пришел к власти Муссолини. A это обыкновенный фашизм. Не нужно нам этого. Пусть опаздывают. Не для того наши деды жизнь клали, чтоб у нас поезда вовремя ходили. Но ежели доходит до издевательств над почетными донорами, тут я уж прямо не знаю что и делать!

Примечание. Орфография и пунктуация писем бережно сохранена.

 






Система Orphus

Ошибка в тексте?
Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter