Атлас
Войти  

Также по теме

Что у них в голове?

Кто убивает и по ком скорбят

  • 1774

Иллюстрация: Маша Краснова-Шабаева

Совсем недавно я был в Германии. Пока я там был, в двух поездах региональной железной дороги нашли чемоданы со взрывчаткой. Первый в истории современной Германии крупный теракт не получился по чистой случайности: бомбисты сработали чуть хуже, чем обычно, спецслужбы — чуть лучше. Теперь вся Германия — бундеспрезидент, министры, писатели, газетные колумнисты, посетители кафе, совершенно незнакомые друг с другом люди, случайно оказавшиеся на соседних креслах в поездах региональной железной дороги, — с увлечением обсуждает, что стало бы со страной, если бы все-таки рвануло. Полиция и армия на улицах, досмотр багажа в общественном транспорте, проверки документов у людей с южной наружностью. Паника и паранойя, призывы «безжалостно раздавить эту гадину» и причитания: «Мы сами виноваты в том, что они нас так ненавидят». Многотысячная демонстрация против террора. Обыски в мечетях, заявления политиков, что ислам ни в чем не виноват. Ворчание, что Израиль никак не исчезнет с лица земли и не перестанет раздражать соседей. Всего этого нет, но все это обязательно будет: от террора не уберечься. Это понимают все. Зато до сих пор никто толком не может понять, что творится в голове у людей, которые нас убивают.

Когда я возвращался из Берлина, лететь было неуютно — накануне в Лондоне пытались взорвать самолеты. Когда я вернулся в Москву, здесь взорвали Черкизовский рынок.

Тем временем в Германии арестовали двух бомбистов. Германские бомбисты-исламисты очень похожи на молодых людей, которых арестовали на рынке. Им около двадцати лет. Они студенты. Они участвовали в демонстрациях протеста против публикации карикатур на Мухаммеда и произвели неприятное впечатление на своих однокурсников и преподавателей рассуждениями о том, что никто не смеет оскорблять ислам, а кто оскорбил, заслуживает смерти. В Германию они приехали на учебу из Ливана.

Убийцам с рынка тоже двадцать лет, они тоже студенты. По данным прокуратуры, они участвовали в акциях против гей-парада, а взрыв устроили из «национальной неприязни» — на Черкизовском рынке слишком много «приезжих». Наверное, они, как большинство московских студентов, ведут интернет-дневники. Из этих дневников можно было бы понять, что творится у них в голове.

Один мой друг и коллега попытался найти блоги арестованных. Вместо них обнаружил дневники однокурсников одного из них. Например, такой (пользователь BrummBar88 на liveinternet.ru, студент 4-го курса МХТУ им. Менделеева, фрагмент записи от 26 марта 2006 года): «Если чесно я бы сделал все чтоб страна была самой лучшей и самой самой что то типо копии ССС— но только не так что она была многонациональной страной а чтоб эта страна была чистой страной с точки зрения национальностей только русский… все остальное в топку крематория… всех геев на урановые рудники а лезбиянок на опыты. потом их органы продавать или отдавать (помощь ООН) в центры нуждающимся… Еще ночью у меня мысля промелькнула а вдруг я разлюблю мою Марину?? что делать тогда?? У нас с ней так все замечательно мне это очень нравится, наконец то у меня в жизни (очень надеюсь на это) появилась моя постоянная девушка а то одни шалавы и б…ди на ночь так все заипало, я просто ох…ю как я не подцепил какую то гадость от этих сучек».

И откуда это у них в голове? Может быть, от Департамента социальной защиты населения г. Москвы, который пообещал выплатить компенсации всем пострадавшим от теракта — но только при наличии у них московской регистрации? Откуда вообще на оптовом рынке могут быть люди с московской регистрацией — туда приезжают за товаром торговцы из регионов?

Или от Министерства юстиции, которое напоминает при помощи билбордов: «Нелегальная миграция — неуважение к законам России». Очевидно, имеется в виду, что любое другое правонарушение (хоть бы и превышение скорости) совершается с глубочайшим уважением. Мигранты достали не только Минюст и правых радикалов — где мигранты, там и скинхеды, где скинхеды — бомбы, поножовщина, дурные новости и отрицательные эмоции.

Пока скинхедов-химиков допрашивает прокуратура, погибших опознают родственники, а пострадавших приезжих спасают московские врачи, под Донецком разбился самолет «Пулковских авиалиний». На Украине, несмотря на национальный праздник, объявили траур и отменили торжества — хоть и летел самолет из России и в Россию, а на его борту не было ни одного украинского гражданина. Когда в Москве на 23 Февраля под обломками крыши Басманного рынка погибли 66 человек, из них 45 человек «приезжих торговцев» из Азербайджана, 8 из Грузии и всего трое из России, в городе вовсю шли народные гуляния, никакого траура никто не объявлял — ни в Москве, ни, тем более, в России. Знающие люди говорят, что по неписаным правилам национальный траур объявляют, когда жертв больше сотни. Причем по тем же правилам в расчет идут только россияне. Хотелось бы знать, что было в голове у людей, которые придумали эти правила? В заключение стоит добавить, что национальный траур в России объявляет лично президент. Интересно, а что в голове у него?

 






Система Orphus

Ошибка в тексте?
Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter