Атлас
Войти  

Также по теме

О чем говорят в очереди к дарам волхвов

В храм Христа Спасителя привезли церковные реликвии с Афона, дары волхвов — золото, ладан и смирну, которые были поднесены родившемуся младенцу Иисусу. Ежедневно более 30 тысяч человек стоят в очереди, чтобы поклониться дарам. БГ постоял вместе с паломниками и подслушал, о чем они говорят

  • 60058


— Ну, я там была, когда гвоздь этот привезли. Которым креста к Христу, ой, Христа к кресту прибивали. Гвоздь такой, как скамейку забивают. Он кричал.


***

Бабушка потеряла сознание, две другие обсуждают произошедшее заговорщицким шепотом.

— А может, она того, беснуется? При приближении-то.

— Да, ага, точно. Вон, смотри, как руками машет, точно бесы.

— Отбивается, гляди. Нечистая.


***

— Чай холодный, колбаса невкусная. Может, домой поедем, а то невмоготу уже, а?

— Ты это говорила уже, четыре часа назад, вон там стояли! (Указывает пальцем на 50 метров назад.)


***

Трое мужчин на Патриаршем мосту. Один обращается к прохожей.

— Вы случайно не туда?

— Туда.

— Тогда мы за вами, будете нашим навигатором. Только в туалет не идите, а то мы вас потеряем.


***

Женщина около пятидесяти: «Все жалуются, что ноги замерзли, а мне тепло — у меня ботинки на натуральном меху, белорусские. Мне прям горячо. В середине очереди вообще хорошо, тепло, не дует — стой себе и грейся».


***

Волонтер: Вот сколько нам от Петра, так столько же от Петра до даров.

Реплика в толпе: Какое имеет значение расстояние, если три часа на одном месте стоим? Лучше бы куриным шагом шли.


***

Бабушка и мать с двумя школьниками. Мать спрашивает волонтера:

— Далеко ли начало очереди?

Волонтер: На метро ехать надо и потом часов восемь стоять.

Бабушка: Ну, хоть на очередь посмотрели. Мы из Иваново.


***

Полицейские убрали заграждения, первые ряды побежали к другому кордону.

— Вот я не понимаю, зачем люди бегут и толкаются? — женщина в хвосте отрезка очереди смотрит на бегущую в ее сторону толпу.

— Что ты, как Никита Михалков в деревне, удивляешься? Ну, народ у нас такой, вот и бегут.


***

— Ой, женщину жалко. Упала. Была первая, а стала последняя.

***

Полицейский пропускает трех паломниц в следующую очередь, к туалетным кабинкам. Несколько женщин из очереди полицейскому хором наперебой: «Ты зачем их в туалет пускаешь? Они же в той очереди останутся. Сюда не вернутся. Мы же так долго стояли — такой толпы на поясе Богородицы не было. Хоть бы кашкой нас покормили».


***

Две девушки на Остоженке спрашивают волонтера, как пройти к Патриаршему мосту. В ответ волонтер разводит широко руки: «Вы представляете себе масштаб, девушки? От храма и до метро «Спортивная» — все люди. Так что я не знаю, как попасть на мост».


***

Две женщины на Остоженке возле входа для колясочников.

— Я, может, не права, но люди заразные, и они прикладываются.

— Но там же протирают.

— Но не бесконечно же!


***

Молодой полицейский — волонтеру-девушке: «Ты от меня никуда с «Марсом» не отходи. Я обязательно съем твою шоколадку». 


***

Женщина с бейджиком «Организатор» на входе для колясочников — толпе бабушек:

— Здесь мы никого не пропускаем. Тут каждый второй — инвалид второй группы. Идите к Крымскому мосту — там вход для всех.

— Мы по 40 лет работали. Вторая группа инвалидности — это то, что мы заработали. И нас даже в храм не пускают.


***

Женщины в очереди где-то между памятником Петру I и Крымским мостом.

— Я тебе дала бутерброд с мясом в автобусе. Ты съела его?

— Где он? Я его не видела.

Первая женщина — кому-то в сторону: «Представляешь, дала ей бутерброд, а она его не съела и еще потеряла».


***

Сняли кордон. Бабушка бежит мимо палатки с хот-догами.

— Кипяток есть? Даете?

— Нет.

— Так зачем вы тут вообще стоите!


***

Полицейский на одном из проходов — товарищу: «Лимит благотворительности у меня на сегодня исчерпан».


***

Полицейский возле Пушкинского музея показывает женщине на очередь: «Здесь вы не пройдете. Очередь начинается далеко, но если есть младенец, то берите его и идите — пройдете сразу без очереди».


***

Женщины на остановке рядом с Патриаршим мостом. Одна говорит по телефону: «Валентина, ваша пропавшая женщина нашлась. Мы тут стоим возле зала церковных собраний». Потом поворачивается к найденной женщине: «Сорок человек, а вы одна отбились, как вам не стыдно». Женщина оправдывается: «Я стояла-стояла, стояла-стояла. Замерзла. Пошла в туалет, а обратно не пустили».


***

«Есть так хочется. Ела бы и ела. Мандаринку или банан?»

 






Система Orphus

Ошибка в тексте?
Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter