Атлас
Войти  

Также по теме

Дело Пелеховой

  • 1508

В четверг, 26 августа, в Тверском суде города Москвы оглашался приговор по делу шеф-редактора интернет-сайта «Досье.ру» Юлии Пелеховой, обвинявшейся в вымогательстве 100 000 долл. у генерального директора ООО «Ховард-Консалт» Оксаны Токаревой. Признав журналистку виновной, судья Светлана Ухалева приговорила ее к семи с половиной годам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии общего режима, хотя государственный обвинитель просил восемь лет. Судья пояснила, что наказание назначает, учитывая хорошие характеристики с места работы обвиняемой и то, что у нее на иждивении престарелая мать.

Сама Юлия Петровна в последнем слове вину не признала, заявив: «Чтобы доказать невиновность, я готова дать показания хоть под наркозом, хоть под гипнозом, хоть на детекторе лжи». И тут же в знак протеста объявила голодовку.

О задержании Юлии Пелеховой как об очередном успехе правоохранительных органов, на этот раз изобличивших «журналиста-оборотня», объявили 28 января. Основанием для задержания стало заявление гражданки О.Токаревой о том, что с нее требовали отступные за некий имевшийся в отношении нее у «Досье.ру» компромат. Само же задержание провели оперативники из Управления экономических преступлений ГУВД г. Москвы, которые в тот же день осуществили обыск и выемку хранившихся в офисе и на квартире у Пелеховой документов. А еще через два дня Тверской суд выдал санкцию на ее арест, после чего Пелехову поместили в женский изолятор №6 на Шоссейной улице, а взбудораженной журналистской братии посоветовали до окончания следствия особенно не волноваться.

Следствие закончилось в конце мая, и уже 22 июня 2004 года состоялось первое судебное слушание. Всего же было тринадцать судебных заседаний.

В зачитанном прокурором обвинительном заключении говорилось, что шеф-редактор «Досье.ру» вымогала деньги у своей знакомой, угрожая разоблачением якобы совершенных противоправных действий. В частности, речь шла о незаконных поставках автомобилей якобы принадлежащей Токаревой фирмой «Автоимпорт-дилижанс» и о злоупотреблениях в ее же компаниях «Сохарыбинвест» и «Эльтаст». Журналистка якобы грозила, что если ей не выплатят 150 000 долл., она передаст материалы в ФСБ и Генпрокуратуру или же выставит на своем сайте. Затем понизила сумму до 100 000 и согласилась принять деньги в три приема.

Токарева сделала вид, что согласилась, однако, записав на диктофон три кассеты с переговорами, она обратилась в УБЭП. Как сказано в обвинительном заключении, Пелехова и Токарева тем не менее успели заключить договор «О нераспространении в СМИ результатов журналистского расследования». Договор наряду с полученными оперативным путем аудио- и видеозаписями, а также показания многочисленных свидетелей были представлены на суде в качестве доказательств. Казалось бы, никаких сомнений в виновности Пелеховой быть не должно.

Однако, по мнению адвоката Александра Товта, в деле имеется множество противоречий, а то и вовсе парадоксов. Во-первых, из четырех представленных суду аудиокассет три в нарушение закона «Об оперативно-розыскной деятельности» сделаны самой потерпевшей и лишь одна — оперативными сотрудниками, хотя и при неправильном оформлении протокола. Во-вторых, если даже закрыть глаза на вышесказанное, то разобрать, что записано на кассетах, нельзя: качество записи крайне низкое. На суде для прослушивания три раза меняли диктофоны, но эффекта не достигли. Аналогичная ситуация с двумя видеокассетами: опознать снятых на ней людей невозможно.

Допросить на суде свидетелей телефонных переговоров Пелеховой и Токаревой тоже не удалось. А про некоторых заявленных обвинением свидетелей вообще никому ничего не известно.

В то же время ходатайство защиты о допросе на суде в качестве свидетеля специалиста, проводившего осмотр подписанных потерпевшей документов, судья отклонила. Это было явным процессуальным нарушением: закон обязывает суд выслушать любого свидетеля, приглашенного одной из сторон.

Однако основные претензии защита высказала по поводу интерпретации подписанного Пелеховой и Токаревой договора. Точнее, двух договоров. Первоначально по инициативе Пелеховой был составлен договор о сотрудничестве между двумя юридическими лицами: «Автоимпорт-дилижанс» и ООО «Досье.ру». По этому договору «Дилижанс» выступал заказчиком, а интернет-сайт – исполнителем. Что именно собирались делать стороны, из договора не совсем понятно, но сам по себе он выполнен по всем правилам и законам и вовсе не свидетельствует о вымогательстве. Правда, уже когда следствие подходило к концу, выяснилось, что юридически потерпевшая Токарева к фирме «Автоимпорт-дилижанс» отношения не имеет и вообще непонятно, почему она от имени компании подписывалась.

Второй договор Пелехова и Токарева подписали в середине января. Этот предусматривал выплату Пелеховой 100 000 долл. На этот раз сторонами выступали уже просто Токарева и Пелехова. Составлен договор был Токаревой и содержал такое неправовое понятие, как «журналистское преследование», которое Пелехова обязывалась прекратить. Правда, Пелехова это своей рукой исправила на «журналистское расследование».

Каким именно компроматом Юлия Пелехова пыталась шантажировать Оксану Токареву, ни следствие, ни суд так установить и не смогли. Все дело, начиная с таинственных договоров и заканчивая неразборчивыми аудиозаписями, больше похоже на анекдот. Только со странным концом: такие приговоры обычно дают за преступления против личности. Преступления без насилия чаще заканчиваются условным сроком.

 






Система Orphus

Ошибка в тексте?
Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter