Атлас
Войти  

Также по теме

Демоверсия

  • 2164


Иллюстрация: Miriam Ivanoff

— Вы зачем в президенты идете?

— Засветиться. В данный момент. И избраться лет через восемь. C чего-то надо начинать.

— Засвечиваться — так сразу в кандидатах в президенты?

— Вначале возглавил партию. Я в партии с 1990 года, у нас партия самая старая в стране. Ни в одной партии вы не найдете, чтоб кто-то вступил рядовым и стал вдруг председателем… ну не вдруг, а через 17 лет. Я политтехнолог, вообще-то, по жизни.

— Какие политтехнологии собираетесь применять в вашей предвыборной кампании?

— Ну, во-первых, я — адекватный политтехнолог. Мы перед собой ставим скромные цели. Если мы получим больше 3 процентов, а это будет больше, чем все демократы получили на выборах в Госдуму, у нашей партии есть перспектива заявлять, что мы олицетворяем всю демократию в нашей стране…

— Знаете, я разделяю демократические взгляды, внимательно слежу за демократическими процессами в стране, но признаюсь, что не знаю о вашей партии ничего с самого 1990 года. На «Марш несогласных» вы, например, ходили?

— Нет, я против выхода на улицы.

— В связи с Ходорковским вы выступали?

— Нет, не выступал.

— Где ваши родимые демократические пятна? Откуда же я могла вас заметить?

— Наши ролики, или где-то прочитать должны были…

— Не интересны мне ролики. Мне интересны ваши проявления…

— Съезд в Брюсселе провели.

— Очень пахнет какими-то ленинскими деяниями…

— ДПР — антикоммунистическая партия, решили закопать коммунизм там, где РСДРП разделилась на большевиков и меньшевиков. Кроме того, наша партия выступает за вступление России в Евросоюз, поэтому в столице Европы провели съезд.

— Было какое-то символическое закапывание?

— Нет, закапывания не было, было символическое возложение цветов Пушкину и Петру Первому.

— А где вы, кстати, были в августе 91-го?

— У Белого дома.

— Это хорошо. Все-таки что-то. А вы как вообще к путинскому режиму относитесь?

— В оппозиции.

— А по чеченскому вопросу вы как выступали?

— Путина поддерживали по чеченскому вопросу.

— А вот вас с масонами связывают.

— Ну да.

— Вы — Великий мастер Великой ложи России. Так это называется?

— У меня единственная просьба, если мы политическое интервью, то…

— Нет, мы человеческое. А вы это скрываете?

— Ну, в одном интервью и о том и о другом, я не готов. Это мне помешает внутри масонства — мои братья скажут: уважаемый, не надо связывать масонство с политикой.

— Как масоны относятся к тому, что вы баллотируетесь в президенты?

— Ну что — моя профанская жизнь. Я свободен.

— Видела вас на дебатах — вы такой были напомаженный весь.

— Гелем мажусь. Летом на даче с хвостиком хожу. Иногда с косичками.

— А какие у вас идеи по изменению имиджа?

— Да вот как выглядел, так и выгляжу.

— У президента РФ — длинные кудри?

— Ну а почему нет? Я что, грязный хожу?

— Сейчас вы больше похожи на рок-музыканта.

— Это мне часто говорят. На инаугурации губернатора Хлопонина подошла министр культуры Красноярского края: «А вы сегодня будете играть?» Ну думаю — наверное, на гитаре — и говорю: «Да нет». «Что, скрипку не взяли?» Оказывается, спутала с этим… с Башметом.

— Ну вы покрупней Башмета…

— Я тоже так подумал… Раза в два.

— Вам нравится политикой заниматься?

— Честно говоря, никогда не думал, что буду публичным. Мне нравилось работать политтехнологом, всегда общение с народом. Митинги, пикеты…

— Кто с вашей помощью избрался? Не только демократы?

— Не только.

— И коммунисты тоже?

— Есть, да.

— И «Единая Россия»?

— А, ну я не скрываю, я год работал в «Единой России».

— Будучи членом демократической партии?

— Будучи… возглавляя московскую организацию ДПР. Я год отработал руководителем управления общественных связей в центральном исполкоме «Единой России». Но после того как мы в Красноярске приняли в «Единую Россию» 32 тысячи членов партии, причем не по заводам там (приходишь к директору, говоришь, дай 500 человек), а ходили по домам агитаторы…

— Вы учили агитаторов, как принимать людей в «Единую Россию»? Вы, будучи руководителем «Демократической партии России»? Как это возможно?

— Но те деньги, которые зарабатывались в «Единой России», тратились на содержание нашей партии.

— Какой партии, вашей?

— Да.

— Так вы просто карманная кремлевская партия, если на деньги «Единой России» содержитесь.

— Подождите. Нет. За-ра-бо-тан-ны-е от «Единой России». Две разные вещи.

— Разве так можно? Я пойду на панель, заработаю там денег, а потом принесу домой и буду кормить мужа обедом на эти деньги. Кушай, дорогой, на тебе котлетки…

— Какая вы хитрая!

— Это я — хитрая?

— Хороший пример привели.

— Хороший финал разговора.

 






Система Orphus

Ошибка в тексте?
Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter