Атлас
Войти  

Также по теме

День Триподов

  • 2134

На смерть турникетов


Турникеты внедряли в течение 5 лет, они считались идеальным средством против зайцев. Теперь Собянин заявил, что от них сплошные пробки, а безбилетники к ним приноровились

Трудновато было научиться влезать в автобус через турникет типа трипод. Ведь быстро же надо засунуть билет в валидатор — и тотчас в трипод. В жестяную рогатину. В 2005 году, когда все эти турникеты, все эти «антизайцы», только появились, я уж думала — не ездить мне больше в общественном транспорте. Всякий раз застревала. Да и разве же только я?

Разве ж только у меня, дорогие сестры, лишний вес и тонкая душа?

Но — научилась в конце концов. Мы все — научились. Пришел опыт, отдав сыновний долг череде потешных ошибок.

Сначала казалось, что все на тебя смотрят. В чем виделся выход? Набычиться, ссутулиться, глаза в пол и деревянными от неловкости руками… Нет, нет и нет. Ошибка на ошибке. Была разработана грамотная метода. Надо, напротив того, вытянуться, сумки держать на весу, во вскинутой руке. Как можно энергичнее втянуть, подтянуть кверху широкий грудной ящик и ту неэлегантную часть тела, какую Михаил ­Кузмин как-то назвал «сытым дирижаблем», и так вот, на цыпочках, проскользнуть между растопыренными палками. В общем, ничего особо сложного; еще и не так изворачивались. Довольно быстро всяк солдат выучил свой маневр, и уж годы миновали, как ушел из автобусной посадки нерв и стыд. Прием стал совершенно механическим; и, между прочим, механический холод трипода и валидатора сообщил автобусно-троллейбусной атмосфере некоторую (в былом невозможную) прохладу. Пассажиры как-то остыли друг к другу, стал устанавливаться здоровый дух всеприимчивости. Что там сумки, дирижабли и изворотливость; редко кого интересовала даже чужая безбилетность. Поборол соотечественник турникет, ну и хорошо, и молодец. С жестянкой ведь не поговоришь, не поспоришь; а победа живого над неживым всегда вызывает мимолетное приязненное чувство. И только начали мы осваивать прекрасную науку публичного одиночества — как здравствуйте, приехали.

Правительство Москвы объявило, что турникеты будут демонтированы и система «Антизаяц» отменена. А почему? Привыкли же уже, и деньги потрачены. Потому что «из-за процедуры прохождения десятков или даже сотен пассажиров через один-единственный турникет возникают заторы на оживленных улицах». А «демонтаж поможет решить проблему с пробками».

Что тут скажешь. Когда турникеты установили, было неловко. Теперь, когда их решили убрать, стало страшно. Потому что иррациональные поступки рождают темные иррациональные страхи. Что задумал важный северный человек с неподвижным лицом? Почему он думает, что стоящие на остановке люди создают автомобильные пробки?

Как проезд-то будем оплачивать? Еще не решено. Соберутся ответственные люди (читай «тревожные безумцы») за круглым столом и решат. Возможно, валидаторы (считывающие проездную карточку устройства) будут сохранены, а возможно, и им, щелкунчикам, конец. Скорей всего, возвратятся на первое время кондукторы. Ну и контролеры, разумеется, много контролеров, армия контролеров. Новые рабочие места — разве плохо? Да, еще штраф за безбилетный проезд увеличится в десять раз. Был сто рублей, а теперь станет в тысячу. Грядут страшные времена: в общественный транспорт вернется человечинка.

Лучше бы уж остановились на кондукторах — этот ­старомодный аттракцион еще можно будет перенести. Ну дама в пальто. В меру безжалостная. В худшем случае — луженая глотка, иерихонская труба. «Кто не оплатил?» и «Передаем, не стесняемся!».

А вот контролеры — тут дело может сложиться самым неприятным образом. Это работа мужская, не женская. Помнится, в последние перед «антизайцем» полгода ходили наши контролеры по двое и люто боролись за каждое «взимание». А тут будет им тысяча в награду. Ох. Репрессивные методы надо бы прописать — что контролер может делать с рассеянным нищебродом, который штраф отказывается платить. Документы парням надо бы справить поярче — красные, например, книжицы. Нет, лучше ввести форму. Что-нибудь камуфляжное, жесткий антигламур. Хорошо бы смотрелись заячьи хвосты — свисающие если не с седел, так хоть с сумок.

С пронзительным детским криком сорвался с места заяц; горбатый, оскаленный, мокрый, серой тенью летел он по жнивью. В зеленя рвется, гад, — там спрятаться можно: «Заходи справа, Колян!» Да застрять в жестяной рогатине куда как лучше, чем встать иному контролеру поперек кормушки. Вот видите: дуралейский страх, бабский, пустой, — а я не виновата.

Социальная оптика у меня невысокой точности, привыкла во всяком административном движении искать внятную историю. Жадность, власть, страсть — что-нибудь простое, здоровое.

Может быть, сотрудники мэрии в пугливой истоме зачищают Москву от всего «работающего», что осталось от Лужкова? Оснастила автобусы-трамваи турникета­ми великая женщина Ольга Вайт, президент «Группы Смарт Технологии», наездница и яхтсменка. Что-то мне подсказывает, что принадлежала она к окружению Юрия Михайловича. Но ведь это уже вроде бы как не важно, дела минувшие…

У опального Гаева была компания, производящая метрополитеновские карточки, — компанию надо отодвинуть? Теперь в связи с изменениями системы оплаты «изготовлением и продажей билетов для всех видов общественного транспорта, включая метрополитен, ­займется новая госкомпания». Но так ведь компанию можно поменять, не трогая валидаторов с триподами. Не то чтобы они мне так уж близки (хотя сжилась, притерлась), но страх меня замучил. Ну зачем? Зачем? Ломать? Турникеты?
 






Система Orphus

Ошибка в тексте?
Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter