Атлас
Войти  

Также по теме

Детские дома закроются?

Россия в ближайшие годы может полностью отказаться от детских домов — во всяком случае на это рассчитывает уполномоченный по правам ребенка Павел Астахов. На недавнем съезде детских омбудсменов он заявил, что вскоре власти примут на федеральном уровне программу «Россия без сирот». БГ узнал, что думают по этому поводу независимые эксперты

  • 6259
детские дома





Алена Норко
____

координатор благотворительного
движения «Детские истории»

«Администрация и персонал детских домов отказываются комментировать заявление Астахова, потому что боятся реакции сверху — никто не хочет потерять работу. Кроме того, мне кажется, что многие вообще не задумываются, что детские дома — это очень негативный опыт для детей, что они серьезно травмируют психику детей. Большая часть персонала, особенно если речь о коррекционных заведениях, вообще уверены, что таких детей и не нужно отдавать в семьи».





Елена Фонарева
____

председатель правления
Московского детского фонда

«К такой позиции Астахова я отношусь крайне плохо, хотя сама идея делать все возможное, чтобы не оставлять детей в детских домах, выглядит очень привлекательной. Но на чем основано такое заявление? Все попытки что-то исправить, которые предпринимались до сих пор, ни к чему не привели, поэтому обещание изменить ситуацию в корне в течение нескольких лет выглядит пиар-акцией с серьезными последствиями — скорее всего, резкий отказ от детских домов приведет к расширению колоний для несовершеннолетних. Единственный способ решить проблему сирот — патронатные семьи. Но считать, что после отказа от детдомов все дети найдут себе такую семью, — наивно.

Мы работаем с детьми-сиротами с 1988 года, и уже тогда намечались подходы к решению этой проблемы, но в большинстве случаев до реализации дело не дошло. В то время мы даже провели эксперимент: наш фонд взял на себя обязательства платить пособие семьям, которые берут детей под опеку, до их совершеннолетия. Потому что многие люди с удовольствием брали бы детей, но у них часто просто не хватает средств. И, как ни парадоксально, против этого выступили многие чиновники и директора детских домов. Им не хотелось, чтобы у них уменьшался контингент.

Есть и другая серьезная проблема. Хорошо, представим себе, что семьи будут брать детей. А если ребенок там не приживется? Большинство людей, которые хотят усыновить малыша, не представляют, что их ждет. Это же меняет всю жизнь! В итоге ребенок побудет у одних родителей, потом перейдет к другим и будет как переходящее знамя. А потом куда? К Астахову домой? Чтобы изменить ситуацию, нужно проделать огромную работу на всех уровнях. Поэтому пока я не вижу никаких условий для громких заявлений».





Людмила Петрановская
____

психолог, специалист по семейному
устройству детей-сирот

«То ли в Ирландии, то ли в Норвегии детей, проживающих в детских домах, сравнивают с узниками концлагерей. Все цивилизованные страны приходят к тому, что от этой системы надо отказываться. Потому что по сути это места лишения свободы детей. Сколько бы туда ни вбухивали денег, там не может быть нормальной подготовки к будущей жизни. Есть серьезная проблема с адаптацией после детских домов. До 18 лет они живут по схеме, которую можно описать формулой «0% свободы, 100% гарантии». С одной стороны, их потребности будут удовлетворены в любом случае (еда и прочее), с другой — ребенок ничего не может решить сам по себе.

На 18-м году жизни он должен ложиться спать в 9 вечера и ходить на кружок по бисероплетению. И вдруг все это меняется одним щелчком. В один момент его жизнь идет по противоположному принципу: «100% свободы, 0% гарантии». Ему на руки выдают сберкнижку, где накапливается довольно много денег, при этом нет никого, кто бы его подстраховал и образумил. Он не знает жизни, потому что за забор выходил только на экскурсии с воспитателем. Он социально не адаптирован, знаний очень мало, потому что образование в детских домах — это формальность. Ему тяжело найти работу. Личные границы таких детей постоянно нарушаются: в детских домах не закрываются туалеты, души, любая медсестра может в любое время осмотреть без разрешения. Они растут с ощущением, что сами себе не принадлежат, и поэтому часто становятся жертвами насилия или криминалитета. Словом, все заканчивается очень грустно.

Альтернатива — это семейное устройство детей, на профессиональной основе. Семья принимает детей, больших или маленьких, на воспитание. Для приемных родителей это реализация и надомная работа, а для детей — нормальная семья. Они ходят в школу и кружки, а главное — постепенно привязываются к новым родителям. Ребенок может обойтись без многого — игрушек, компьютера и конфет, — но без привязанности он не может.

Для начала необходима профессиональная психологическая работа с патронатными семьями. Нужно устраивать курсы по повышению квалификации, обеспечивать договором. Ведь это настоящая работа, без выходных и отпусков, требующая очень высокой квалификации. До сих пор нет системы подготовки и сопровождения таких семей. Хороших тренеров в стране два–три десятка, а нужен огромный штат специалистов. Разговоры об этом ведутся давно, но еще не сделано ни одного шага.

Астахов уверяет, что у нас через пять лет Россия откажется от детских домов, а работы в этой сфере очень много. В государственных структурах я не вижу желающих заняться этой проблемой всерьез. Говорить можно все что угодно, но без конкретных дел все бесполезно. Я знаю опыт Украины, где была проделана действительно серьезная системная работа по переустройству системы усыновления. За пять лет они сократили количество детей в таких учреждениях наполовину». 
 






Система Orphus

Ошибка в тексте?
Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter