Атлас
Войти  

Также по теме

Диплом на заказ

  • 1224


Иллюстрация: Дарья Рычкова

Человека добрее, чем мой папа, я не встречала. Обожаю его не я одна. Особенно к нему льнут дети, молоденькие девушки и собаки. Помогать им папа считает своим долгом. В результате у родительского дома постоянно ошивается свора из прикормленных им, вылеченных и названных разными экзотическими именами дворняжек. Еще одна стая кудлатых приживал встречает папу на работе.

Все знакомые приезжают к нам в гости с маленькими детьми, которые сразу усаживаются папе на колени и начинают секретничать.

С девушками ситуация приблизительно такая же. Так как папа плюс ко всем своим достоинствам еще и очень хорош собой, мне кажется, мама до сих пор нервничает, когда он, приосанившись и взбодрив рукой шикарную седую шевелюру, начинает консультировать девушек по поводу поломки их автомобиля.

С поломанными автомобилями папу свела перестройка. Небольшая станция техобслуживания, созданная им в отдаленном районе Новосибирска, помогла нашей семье выстоять в обрушившейся на нас рыночной экономике. С тех пор прошло много лет. Папа опять-таки в силу своей доброты и доверчивости большим коммерсантом так и не стал. Станция, как он ее называет, существует до сих пор в том же виде, как и во времена моего студенчества. Туда с надеждой на папину доброту тащат на тросах свои прогнившие «волги» и «жигули» все дальние и близкие друзья его юности. Зная папину честность и золотые руки его мастеров, к нему едут за помощью соседи, родственники соседей, а потом уже и их знакомые. И тут вдруг оказалось, что папа может претендовать на что-то более существенное, чем подаренная клиентом бутылка армянского коньяка. Выяснилось это, когда в телефонной трубке раздался взволнованный мамин голос: «Папе срочно нужно в Москву! Ему через неделю вручают орден!»

После маминого рассказа о получении каких-то «очень серьезных» бумаг стало понятно, что родителей явно пытаются облапошить. Причем все свидетельствовало о том, что они сами об этом еще не догадываются. Сраженная наповал золотой отделкой присланного на дом огромного пакета документов, мама, женщина трезвомыслящая, совершенно утратила связь с реальностью.

В пакете помимо красочных проспектов находились документы с печатями и реквизитами, с фамилиями и подписями. Из них явствовало следующее — какой-то неведомой доселе академией папа признан «выдающимся сыном Отчизны, своим талантом и самоотверженным трудом вписавшим славную страницу в историю государства Российского». Любимая папой станция, как свидетельствовал еще один документ с печатью, на заседании комиссии с длинным названием признана «безусловным лидером экономического роста». Кроме этого, в бумагах значилось, что другая весьма авторитетная комиссия постановила считать папу доблестным меценатом и человеком, внесшим неоценимый вклад в развитие российской экономики. В связи с этим папа приглашался на торжественное заседание, на котором ему будут вручены: а) диплом передового предприятия; б) орден; в) звание члена-корреспондента международной академии. Было обещано еще много чего, начиная от размещения логотипа его компании на пригласительных билетах и заканчивая увековечиванием папиного имени на мраморной плите в парке с каким-то приторным названием вроде «Белый ангел мира». Надо сказать, тошнотворно-слащавые фразы в этих бумажках были в каждой строчке — сплошные «созидание во имя великой России», «неустанная забота о благополучии жителей региона», «оплот мира и созидания».

Попросив родителей по возможности успокоиться, я набрала многоканальный номер, указанный в буклете. Вопрос «Сколько стоит?» девушку на том конце провода возмутил. С дрожью в голосе она рассказала мне про массу добрых дел, делающихся академией, пересказала содержание только что прочитанных мною буклетов и, с блеском выполнив свою миссию, огласила ценник. Минимальная стоимость звания академика — двадцать тысяч рублей, ордена — от пятидесяти. «Но я вам на всякий случай пришлю договорчик на сто пятьдесят тысяч, — бодро сказала моя собеседница. — Ведь деньги пойдут на благое дело!»

Благим делом, как следовало из договорчика, в том числе считалось и содержание самой академии, придумавшей этот нехитрый способ отъема денег у населения.

Папа, молчаливо наблюдающий за нашей с мамой суетой, конечно, орден за деньги не хотел. Мама до последнего отказывалась верить.

— Но там же у них Николай Дроздов! Неужели он не знает, как это делается? — она недоумевающе разглядывала фотографию известного телеведущего, интеллигентного человека и их с папой ровесника, вручающего проплаченные ордена каким-то подозрительно накачанным сынам Отечества.

Оставалось только посмеяться над этой историей. Что мы, собственно, и сделали, перечитав бумажки и приглядевшись к мордатым псевдоакадемикам. И хотя всем понятно, что наличие купленных регалий на самом деле гораздо оскорбительнее, чем их отсутствие, осадок остался. Как будто в один день орден и дали и отобрали. И раз уж таким хорошим людям, как мой папа, сама я не могу выдать ни орденов, ни дипломов с печатями, остается только одно: не забывать говорить ему, что он — самый лучший.

 






Система Orphus

Ошибка в тексте?
Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter