Атлас
Войти  

Также по теме Дневники волонтеров

Дневники волонтеров. Юлия Власенко

БГ продолжает публиковать дневники волонтеров из Крымска. Юлия Власенко рассказывает о том, как собирала трупы животных и как отчаявшиеся жители города сжигают остатки своих домов

  • 7554
отсатки машины после трагедии в Крымске

14.07.12, суббота

Сегодня с самого утра нас отправили в Нижнебаканск, который пострадал больше всего. Нас было около 20 человек. По приезде нас встретили спасатели и повели на прививки. После этого спросили, кто на какую работу готов. Все сказали, что хотят расчищать дома. А я сказала, что хочу проверить себя и решаюсь убирать трупы животных. 

Под смешки товарищей и страшные истории спасателей о запахе опарышей и т.п. меня повели к реке, где много мертвых животных. Поначалу меня слегка трясло, и я даже стала сомневаться, взаправду готова ли. Но в итоге я как-то собралась и назад не повернула. И вот на нашем пути лежит первый труп собаки… Спасатели велели все делать мне самой и стояли в стороне, болтая о том, как меня сейчас стошнит. А я просто взяла труп и положила в пакет. «Вот это победа!» — подумала я. Страшно все это вообразить, но в тот момент я правда собой гордилась. 

 А я просто взяла труп и положила в пакет. «Вот это победа!» — подумала я
Затем в реке обнаружилось еще пять трупов животных, которых мне снова пришлось доставать. Честно, когда я вернулась в штаб, все как-то подозрительно улыбались, видимо ожидая моего фиаско. А тут вдруг услышали похвалу спасателей! Так меня взяли в команду по уборке животных. Мы обшариваем в поисках трупов двор за двором. Потом все пакеты складываются у дороги, откуда потом их увозит трактор. При всем этом держится жара плюс 34, и запах соответствующий. Люди очень злятся, жалуются на зловоние, но ничего не поделать. По правде, меня еще сильно подкашивает то, что я вижу в затопленных домах. Двадцатисантиметровый слой ила, абсолютно испорченные вещи и мебель и находящиеся в полной прострации хозяева.

В доме 35 по улице Ленина жил старый-старый дедушка. Его дом накрыло водой почти полностью, он сам спасся и теперь живет у трассы. Его родственники соединили две дверцы ворот, повесили сверху тент и постелили матрас. В этом «доме» дедушка и живет. Сложно сдержать слезы, когда видишь, как несчастный старик сидит в нищете и перебирает свои уцелевшие черно-белые фото. Я не уверена, но думаю, это единственное, что у него осталось. Я смотрела на него и думала — ну вот уедут скоро волонтеры, и кому он будет нужен? На кого останется? Не могу отогнать от себя все эти грустные и неразрешимые мысли.

Мне кажется , что я вернусь отсюда совсем другим человеком. Более закаленным, более бесстрашным, и, главное, теперь я всегда буду обращать внимание на других — всегда есть кто-то, кто нуждается в моей помощи.


записка


15.07.12, воскресенье

Прошедшей ночью мои нервы все же не выдержали, и я начала плакать от жалости ко всем пострадавшим людям, с которыми встречаюсь здесь. Не прекращаются случаи, когда обездоленные жители от отчаяния и безысходности бросают всю работу, все попытки восстановить хоть что-то и сжигают свои собственные дома! У меня душа разрывается ото всего этого. Но к утру, как водится, настроение стало получше, день обещал быть солнечным, ко мне пришли новые силы, и я поняла, что, как и прежде, готова выходить на помощь всем нуждающимся. Меня вновь отправили на сбор трупов животных.

Мы с другими волонтерами ездили по разным улицам на уазике. К концу наших разъездов прицеп позади машины был полон мертвых животных. Вдобавок шлейф от нас был ужасный. Хотя, похоже, теперь в Нижнебаканске на некоторых улицах уже всегда стоит смрад, и бедные люди как будто уже привыкли... Я заметила, что сейчас стали ходить частые слухи о том, что из-за всей этой антисанитарии Крымск закроют на карантин. Не знаю, правда ли это, но уж очень много об этом говорят.

уазик волонтеров в Крымске
  Сложно сдержать слезы, когда видишь, как несчастный старик сидит в нищете и перебирает свои уцелевшие черно-белые фото
После обеда мы отправились на раздачу вещей на склад гуманитарной помощи. Людей до сих пор приходит немало. Помимо остальных жителей, я замечаю многочисленных цыган, которые, по подозрениям большинства волонтеров, потом все перепродают. В итоге координаторы запретили выдавать им что-либо.

В целом я чувствую себя неплохо, только вот весь день ужасно кружится голова, но это, видимо, из-за потери аппетита. За последние 2 дня я в сумме съела 2 печенья, полтарелки гречки и полтарелки какой-то другой каши. Понимаю, что с этим нужно что-то делать, буквально заставляю себя набираться сил. Под вечер мы вернулись в лагерь. Сейчас решается вопрос о том, не переселиться ли всем лагерем в Нижнебаканск — для удобства работы.

Юлии Власенко 20 лет. Она живет в Волгограде, работает барменом. О том, почему она поехала в Крымск, можно прочитать здесь.

 






Система Orphus

Ошибка в тексте?
Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter