Атлас
Войти  

Также по теме

Dolboeb vs. Sorex

  • 2711

В прошлый вторник в Головинском суде прошло слушание по иску журналиста Льва Сигала против журналиста Антона Носика, который под именем Dolboeb на своей странице интернет-дневника LiveJournal.com, известного в России как «Живой журнал», возможно, оскорбил честь, достоинство и деловую репутацию Сигала. Дело было так: в марте этого года Лев Сигал опубликовал в своем ЖЖ статью о нелегальных рабочих компании «Дон-Строй». Носик же в своем ЖЖ назвал статью заказной и косвенно обвинил Сигала во взяточничестве. Тогда Сигал назвал Носика лжецом и подал в суд иск о защите чести, достоинства и деловой репутации. И хотя, строго говоря, репликами в ЖЖ обменивались не журналисты Носик и Сигал, а их виртуальные персонажи Dolboeb и Sorex соответственно, иск приняли. И теперь суду предлагалось решить, является ли интернет-дневник средством массовой информации и отвечают ли физические лица за высказывания своих персонажей. Стоимость ущерба Лев Сигал определил в один рубль.

Началось с того, что повестка в суд Носику так и не пришла, и о дате и времени слушания он узнал на форуме в своем ЖЖ непосредственно от юзера Sorex. Оставив в своем ЖЖ запись — «Слушается вопрос, может ли человек, написавший в ЖЖ: «Смотрел «Человека-паука». Говно», быть привлечен к суду компанией Sony Pictures и приговорен к оплате всех убытков этой компании, связанных с его нелестным отзывом (непроданные билеты, кассеты, диски)», — Носик отправился в суд.

– Слушается дело о защите чести, достоинства и деловой репутации. Проверим наличие сторон. Истец Лев Исаакович Сигал здесь? Нет... Ответчик Антон Борисович Носик есть?

– Я!

– У вас есть какие-нибудь заявления, ходатайства до начала слушания?

Носик встал.

– Я не отказываюсь от того, что я сказал все, что указано в деле. Он журналист, я редактор, высказать мнение — моя профессиональная обязанность.

– Заявления и ходатайства есть?

– Ходатайство: не рассматривать!

– Вы знаете, что такое ходатайство?

– Нет!

– Ладно, неважно. Итак, поскольку дело очень специфичное, считаю, что нельзя его решать без истца. Суд считает целесообразным оставить дело без рассмотрения.

– Но я не отказываюсь от своих слов, мы без истца можем рассмотреть дело по содержанию, — настаивал расстроенный Носик.

– Истцу это неважно, и суд не считает нужным тратить на это время. Все.

В этот момент дверь в зал суда открылась, и на пороге появился человек в черном костюме с брошкой-мышкой на лацкане. Лев Сигал и Антон Носик увидели друг друга в первый раз.

— Я Лев Исаакович... Сигал.

— Дело закрыто.

– Я опоздал: стоял в пробке, проколол колесо, бросил машину на Тверской...

– Дело закрыто — записано в протоколе.

– Но ведь протокол можно... — зал вздрогнул, судья открыла рот, Носик закрыл лицо руками. — Я не понимаю, что смешного?! Протокол можно исправить.

– Протокол нельзя исправить! — судья Журавлева вышла из зала суда и зашла в свой кабинет, Лев Сигал бросился за ней. Дверь закрылась, дальше доносились только крики: «Вы второй раз не пришли!» — «Первый! Это не моя подпись!» — «Меня это не волнует! Приходите в приемные часы».

— Ну как там? — спросил Носик Сигала, вышедшего от судьи Журавлевой. — Будут рассматривать?

– Только если я снова возбужу дело.

– Вы будете? Я готов.

В течение последующего часа у входа в здание суда Антон Носик и Лев Сигал обсудили проблему нелегальных рабочих, несовершенство судебной системы, глупость отдельно взятых судей, поговорили с юристами, захотели пойти в Международный суд, узнали, что это невозможно, утвердились в желании решить вопрос по существу и создать прецедент, обнаружили, что живут в соседних подъездах, решили обратиться теперь в Хамовнический суд, обсудили вопрос анализа ДНК, лингвистическую экспертизу выступления Киркорова, популярность Носика, обменялись адресами и договорились держать друг друга в курсе дальнейших судебных разбирательств. Рубль остался у Носика.

 






Система Orphus

Ошибка в тексте?
Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter