Атлас
Войти  

Также по теме

Доля боевых

  • 1175

Отряд милиции особого назначения – сокращенно ОМОН – был создан в 1988 году для борьбы с массовыми беспорядками, пресечения терроризма, освобождения заложников и силового прикрытия действий других подразделений. Требования к сотрудникам повышенные. Бойцы и командиры должны быть физически подготовлены, психологически устойчивы. Они умеют действовать в экстремальных обстоятельствах, в совершенстве владеют оружием и приемами рукопашного боя.

В Москве ОМОН охраняет общественный порядок в сложных случаях: после футбольных матчей (в 2002 году вместо ОМОНа эту обязанность выполняла обычная милиция, и болельщики за час разнесли центр Москвы) или в День десантника в Парке культуры.

Помимо обычной службы омоновцы выезжают на Северный Кавказ. Считается, что там они охраняют общественный порядок. Однако в действительности участвуют в боевых действиях.

Тяжело омоновцам в Чечне. То транспортные колонны под огнем снайперов сопровождают, то горные аулы зачищают, то на блокпостах в окружении сидят и до последнего патрона отстреливаются. Но ведь знали они, на что шли, когда форму надевали и в руки оружие брали. Рисковать жизнью – их профессия. За это и полагаются им особые «боевые» выплаты. В начале второй чеченской рядовым омоновцам положили «боевых» 800 р. в день, затем сократили до 645. Для многих это единственный способ честно заработать.

Однако с конца 2001 года «боевые» стали урезать, объясняя тем, что никакой войны давно нет. Но командировки в зону боевых действий не отменили. Мало того, командировки становятся все тяжелее и тяжелее: бои-то на самом деле учащаются. А по возвращении домой ребята узнавали, что их коллеги, милиционеры из ГИБДД или патрульно-постовой службы, на поборах с граждан такие деньги получали, которых за десятилетия самых ожесточенных сражений не заработаешь. Стали омоновцы на невыплату кровных «боевых» жаловаться. Вначале, как и положено, своему руководству. Затем – в суд. Первые 72 бойца еще в 2002 году отсудили у МВД в общей сложности больше 2 млн р. А в сентябре 2003 года подали иски 40 бойцов ОМОНа. Однако на сей раз, пока эти иски в Замоскворецком суде рассматривались, МВД требуемую сумму на счет ГУВД Москвы перевело. После таких прецедентов процессы прошли по всей стране.

Понеся серьезные финансовые потери, Министерство внутренних дел сделало определенные выводы. Во-первых, по приказу бывшего главы МВД Бориса Грызлова с 2003 года в Чечню стали направлять уже не на три, а на шесть месяцев (так гораздо экономнее, ведь только транспортные расходы снизились в два раза). Во-вторых, издали директиву «О работе с личным составом», в которой констатировалось, что в период с 2001 по 2002 год к МВД России было подано 15 000 исков сотрудников милиции, по которым с государства за внеурочную работу, связанную с «усиленным режимом службы» и командировками в Чечню, взыскивается 600 млн р. Чтобы покончить с этим безобразием, предлагалось «наладить систему организации отбора, подготовки к командированию сотрудников отделов внутренних дел и контроль за оперативно-служебной деятельностью личного состава». Для «устранения недостатков» предлагалось впредь проводить с бойцами разъяснительную работу, в результате которой в своих рапортах они должны «просить отправлять их в Чечню исключительно по собственному желанию». И еще в директиве особо предписывалось: ни в коем случае «не допускать вывоза «Журналов учета участия сотрудников в контртеррористической операции» и «Журналов учета боевых распоряжений». Записи в этих документах являются практически единственным способом доказать в суде, какие именно задачи выполнял ОМОН.

Между тем в конце 2003 года из очередной командировки на Северный Кавказ вернулся сводный омоновский отряд. Увидев приказ «О начислении денег», бойцы поразились: из 180 дней командировки им засчитали 44. Согласно Постановлению Правительства РФ от 27 февраля 2001 года, за выполнение боевых задач на территории Чечни полагалось выплачивать 645 р. в день. Получалось, что за полгода службы в тяжелых условиях они заработали по 28 тысяч, вместо обещанных командованием 120. По какому критерию чиновники произвели расчет, не было понятно, так как «Журналы учета участия сотрудников в боевых действиях» по новой директиве МВД являются секретными. Таким образом, на 150 омоновцах МВД сэкономило 1 350 000 р., глумливо напомнив, что в командировку каждый из них поехал «по собственному желанию».

Иски к МВД выставил 71 сотрудник ОМОНа, помимо взыскания денег потребовав зачесть им все «боевые» дни в выслугу лет в льготном исчислении (из расчета день за три). В подтверждение исков омоновцы теперь могли подать в суд лишь имеющиеся у них выписки из приказов о командировании в Чечню. Журналы учета боевых распоряжений и участия в боевых действиях должны были быть предоставлены Министерством внутренних дел, которое делать это не торопилось.

Бойцы ОМОНа написали на имя президента письмо, в котором пожаловались: «Пока Вы изыскиваете возможности и средства для увеличения нашего денежного довольствия, должностные лица в МВД любыми путями стараются не платить сотрудникам милиции заработанных денег».

На следующем судебном заседании представитель Министерства внутренних дел проговорился. Оказалось, что «Журналы боевых действий» ничего не значат. На самом деле признаки «боевого дня» определяются секретным указом президента. В связи с этим омоновское дело было передано в Мосгорсуд, где будет слушаться за закрытыми дверями. А жаль. Кто знает, может по критериям секретного указа президента, день любого гражданина уже считается боевым.

 






Система Orphus

Ошибка в тексте?
Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter