Атлас
Войти  

Также по теме

Домострой

Одета Даша была  удивительно. Цвета она всегда сочетала так, что у меня в глазах рябило.А теперь передо мной сидела крайне ухоженная девушка в кардигане персикового цвета

  • 1455


Иллюстрация: Pietari Posti

«Извини, я не могу встретиться вечером. Нет, не сегодня. Я вообще теперь по вечерам не могу», — говорила по телефону Даша. Дашин голос звучал удивленно. Как будто она сама себе не верила. Я ей тоже не поверила. Подумала, что она шутит.

Даша всю жизнь была самым независимым человеком на свете. Вела себя как мальчик. И не просто мальчик, а как разбалованный наследник итальянского концерна FIAT — никаких обязательств брать на себя не желала. Нравится — отлично. Не нравится — надевай ботинки и уходи. В нее, разумеется, из-за такой независимости влюблялись — даже мужчины вроде этого итальянского наследника. Только все без толку. Потому что ей правда никаких серьезных отношений было не надо. Так не притворишься, даже если очень захочется. Не надо было — и все. Она сама о себе могла позаботиться, а для забивания гвоздей у нее имелся водитель.

«Наверное, по выходным ты теперь тоже не можешь, потому что вы к его родителям на дачу ездите?» — мне казалось, что это я так продолжаю Дашину шутку. А она и говорит: «Точно. Ты откуда знаешь? Так что давай в пятницу на обед. Раньше не смогу. Очень много дел по дому. Ужины готовлю. И домработницу тренирую рубашки гладить, чтобы рукав сверху был без складки». Вот так вот — заглаженный сверху рукав ей жить мешает.

Мне стало дико интересно: что там за принц такой, которому Даша ужины готовит. А она говорит: да брось, парень как парень. Хороший. Не молодой режиссер (Даша очень молодыми режиссерами увлекалась). И не из списка «Форбса». «Ну я тебя целую — у меня тут шарлотка в духовке», — говорит на прощание. У Даши — шарлотка в духовке. Да откуда у нее дома вообще эта духовка взялась?! В общем, в пятницу я поехала посмотреть на Дашу и проверить, все ли у нее с головой в порядке?

Для начала оказалось, что Даша теперь того самого блондинистого оттенка, над которым мы с ней всю жизнь посмеивались. Хотя если уж честно, этот самый оттенок перекиси водорода действительно очень красит почти любую женщину, а уж женщину Дашиной среднерусой масти — точно. «Ты что это вдруг?» — говорю. «Это не моя была идея, — Даша прямо застенчивой именинницей глаза опустила, — но мне теперь тоже так нравится».

Одета Даша была тоже удивительно. Цвета она всегда сочетала так, что у меня в глазах рябило: красный, зеленый, голубой, оранжевый. А теперь передо мной сидела крайне ухоженная девушка в кардигане персикового цвета. И светилась. Может, беременная?

Но оказалось — не беременная. И знаете почему? Даша объяснила, что, оказывается, дети всегда считают, сколько месяцев прошло со дня свадьбы их родителей. И поскольку она не замужем за этим своим не-знаю-как-зовут, то и беременной она быть никак не может. «Ты давно ли, дорогая, стала такой же ханжой, как твоя бабушка?» — спрашиваю. «Недавно, — говорит, — но жаль, что недавно». «А можно ли, — спрашиваю, — посмотреть на мужчину, который оказал на тебя такое серьезное влияние? Может, в гости позовешь?» Она ответила: «Ты меня извини, Настя, я сейчас могла бы тебе пообещать, а потом выкрутиться как-нибудь. Но я тебе честно скажу — я вас знакомить не стану. Ты очень уж много про меня знаешь».

Я даже от изумления не смогла разозлиться. Я, конечно, про нее много знаю. И она про меня тоже. Ну и что с того? Как она это себе представляет — я его на кухню отведу и стану ему список зачитывать?

А пока я глазами хлопала, Даша мне рассказала, что жизнь ее устроена теперь совсем по-другому. По вечерам она никаких встреч по делу не назначает. И друзья у них только общие. В субботу они уезжают к его родителям на дачу, и там она даже пытается заниматься грядкой с анютиными глазками. И она рада чужих родителей видеть раз в неделю — просто потому, что ему от этого хорошо. И вообще, его родителей надо любить как своих. И спят они под одним одеялом, а не под двумя разными. И по магазинам ходят вдвоем. И она считает необходимым прислушиваться к его мнению. Хоть в серьезных вещах, хоть в ерунде. Вот она даже три четверти гардероба в церковь отнесла — потому что хочет носить только те вещи, что нравятся и ей, и ему. «Заметь, не только ему, а нам обоим», — особо уточнила.

И не то чтобы ей все это давалось легко — настоящие отношения и не должны быть легкими, над ними надо работать. А все остальные модификации, над которыми работать надо меньше — например, когда вы три раза в неделю встречаетесь и у вас офигенный секс, но разные бюджеты, или когда бюджет один, а квартиры разные, и все остальные 1335 вариантов, — это все вранье и мерзость. И если так жить, непременнопревратишься в городскую сумасшедшую в шляпе и с кошечками. А она не хочет.

В общем, Даша в 28 лет стала просто идеальной внучкой собственной строгой бабушки. Настоящие ханжи, конечно, получаются из женщин с богатым жизненным опытом. Вот мы с Дашей всегда подозревали, что наша учительница литературы Нина Васильевна Баранова могла бы много поучительного нам рассказать не только про Блока с Есениным, если бы захотела.

И из меня тоже выйдет отличная ханжа. Потому что я который день после нашей встречи думаю, что она на самом-то деле права. И все эти бабушкины правила были изобретены не для того, чтобы сделать жизнь несчастной и скучной. Эти правила прежде всего гарантируют женскую безопасность.

И в бытовом, и в психическом смысле. И все эти 1335 вариантов странных, запутанных отношений — проверенный путь к нервным болезням и сумасшедшему дому. И у моей Даши просто включилось чувство самосохранения.

Еще она мне сказала, что в нормальную жизнь не надо тащить ничего из прошлого. И поэтому она из телефона постирала фамилии всех своих прежних любовников. «И что, много номеров-то в книжке осталось?» — спрашиваю. Не смеется — глазами сверкает: «Вполне достаточно!» «А со мной ты что делать будешь — тоже сотрешь, за информированность?» — интересуюсь. Тут Даша смягчилась, стала меня как-то неловко по рукаву гладить и говорит: «Ты подожди немножко, не обижайся, я сейчас все до конца обустрою и тогда… Хорошо, ладно? Ну пожалуйста».

Так что придется мне ждать — выбора-то особого нет. А пока жду, я собственную бабушку вспоминаю. Она мне как-то говорила, что если ты не кормишь своего мужчину завтраком каждое утро, то максимум через три года он будет завтракать с другой женщиной. И знаете что? Правило работает.

В ста процентах случаев. Без вариантов.

 






Система Orphus

Ошибка в тексте?
Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter