Атлас
Войти  

Также по теме

Другой большой город. Копенгаген. Как жители отреагировали на умерщвление жирафа

В воскресенье в датском зоопарке умертвили жирафа. Полуторагодовалый самец, по утверждению специалистов, в будущем мог бы дать генетически больное потомство. Процедура забоя животного происходила на глазах публики — «в образовательных целях». В это время у клетки с животным находились дети шести- и семилетнего возраста, так как мероприятие заблаговременно широко анонсировалось. 

Против этой процедуры подписалось всего 20 тысяч человек в городе с полумиллионным населением, в то время как в российской части СМИ царит практически единодушное порицание бойни. БГ разбирался, почему для датчан это событие считается рядовым и как жители относятся к умерщвлению жирафа

  • 29277
Стефани

Фото: Александр Костин

Стефани: «Я думаю, что в истории с жирафом нет ничего страшного. Наоборот — если бы жирафа транспортировали куда-нибудь, пришлось бы тратить на это кучу денег, и потом — не факт, что жираф с нарушениями в генофонде кому-то пригодился бы. Жирафу все равно: скормили его львам или отпустили бы на волю, где он бы умер более мучительной смертью. Я бы сама пошла смотреть, если бы у меня было время, — именно в образовательных целях. Говорят, что ученые из Датского университета взяли в том числе содержимое желудка Мариуса, чтобы изучить, как оно потенциально может превратиться в биотопливо».

Хенрик

Фото: Александр Костин

Хенрик: «Я живу в том же парке, где располагается зоопарк. Так что, можно сказать, убили моего соседа. Но это жизнь. Животные умерщвляются каждый день сотнями тысяч, и дети, которые живут в городе, а не на фермах, не представляют, как этот процесс происходит. Я бы сам привел своих детей посмотреть. Я, кстати, не думаю, что увиденное может каким-то образом повлиять на психику ребенка и вызвать в них агрессию по отношению к братьям нашим меньшим. В любом случае, родители, которые привели своих детей посмотреть на убийство и расчленение жирафа, объяснили своим детям, зачем и почему это происходит. Если бы жирафа кто-то забрал, его бы наверняка тоже скормили кому-нибудь. Не стоит зацикливаться на этом, в мире много других больших проблем, ну правда».

Дэннис

Фото: Александр Костин

Дэннис: «У администрации и селекционеров зоопарка не было другого пути. Они, согласно международным нормам, просто не могли допустить инбридинга, что впоследствии могло бы привести к еще большим проблемам как с самим жирафом, так и с другими особями своей популяции. Просто вся эта истерика раздута из-за того, что многим жираф кажется каким-то специальным животным. Если бы у жирафа не было длинной шеи, это была бы обычная лошадь, так и, думаю, никого бы это не взбудоражило. Я сам неоднократно был в зоопарке на расчленении животных, очень интересно и гораздо познавательнее, чем сидеть в классе и читать про это в книге».

Томас

Фото: Александр Костин

Томас: «На меня эта история никак не повлияла, я не был у психолога. Так что все в порядке. У меня нет особого мнения на этот счет. Но я бы не пошел смотреть такое».

Андерс

Фото: Александр Костин

Андерс: «Такие вещи происходят с животными каждый день, миллионы людей едят мясо. И потом, жирафа убили не просто ради развлечения, на то было много весомых причин. Россияне должны, мне кажется, расслабиться по этому поводу».

Тобиас

Фото: Александр Костин

Тобиас: «Я считаю, что убивать жирафа не нужно было, так как существовало много альтернативных способов решить проблему. Например, зоопарк мог бы раздуть историю с забоем, а потом отказаться от идеи, чтобы привлечь посетителей к Мариусу. Тем более что жирафу уже было два года, он же как-то жил все это время? По поводу детей — считаю, что должны были быть возрастные ограничения для просмотра такого рода сцен. Например, допускаться должны только дети, уже изучающие в классе биологию, а не семилетние малыши. Я бы не пошел, конечно, на все это смотреть».
Сиф

Фото: Александр Костин

Сиф: «Когда я только об этом узнала, я расстроилась. Было неприятно и, конечно, грустно. Но это чувства. Если включить голову, то ситуация обретает более прозаичный контекст. Животное не могло быть использовано по-другому, сто раз об этом говорилось. Другой вопрос, что не нужно было показывать страшные картинки с разрезанием жирафа и вытаскиванием кишок по телевизору и в социальных сетях. Многие к этому не готовы. А вот присутствовать при этом всем заинтересованым, мне кажется, полезно в образовательном плане. Сама бы я не пошла».

Мартин

Фото: Александр Костин

Мартин: «Я с детства жил на ферме с родителями и привык к забою коров. Считаю полезным видеть реальность и смерть животного, убитого не ради забавы, а по весомым причинам — еда, наука и так далее. Так что, думаю, ничего здесь плохого и странного нет. Да, жирафа жалко. Всех жалко». 

 






Система Orphus

Ошибка в тексте?
Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter