Атлас
Войти  

Также по теме

Фейсбук-зависимость и что мы о ней знаем

Про это пишут песни и сценарии фильмов. При желании это можно диагностировать у шестиклассников, домохозяек, пожилых миллионеров и значительной части аудитории и редакции БГ. Иван Сорокин выяснил, что известно социологам и психологам о зависимости от социальных сетей — и фейсбук-зависимости как самого яркого и массового примера

  • 9910
facebook  Фотография: Seth Thomas Rasmussen flickr   


Это не выдумка.

Серьезные исследователи из Европы, Северной Америки, Израиля (далее — везде) уже лет пятнадцать изучают интернет-зависимость как таковую. Работы по пристрастию к онлайн-играм — будь то очередная MMORPG или, скажем, «Старкрафт» — тоже известны уже давно. Про порнографию лучше даже не начинать — проще посмотреть «Стыд». Случай с социальными сетями, являющийся подразделом интернет-зависимости, относительно более новый — все-таки самому понятию «социальная сеть» лишь около десяти лет, — но он стремительно становится одним из ключей к пониманию информационного общества.

С точки зрения физиологии мозга зависимость связана с активизацией центров удовольствия.

В рамках совместной работы Университета Милана и MIT (Массачусетского технологического) волонтерам, читавшим фейсбук, измеряли проводимость кожи, размер зрачка, снимали ЭЭГ и регистрировали множество других параметров. Потом эти данные сравнивали с тем, что молодые люди испытывали при решении математических задач или просмотре фотографий природы. Выяснилось, что пользователи ощущали существенное возбуждение и наплыв положительных эмоций — что можно было сравнить, например, с игрой на музыкальном инструменте. И кто же не захочет испытать подобное еще раз?

Это важный компонент «синдрома отсутствия доступа к информации», у которого много общего с абстинентным синдромом.

Проводившееся двумя высшими учебными заведениями из Зальцбурга и Мэриленда исследование под запоминающимся названием The World Unplugged («Отключенный мир») довольно убедительно продемонстрировало, что большинство современных юношей и девушек просто не могут обходиться без доступа к гаджетам и интернету — даже в течение суток. В отрыве от вездесущей цифровой информации волонтеры испытывали раздражение, паранойю, панику, ревность, злость и множество других сходных эмоций. Некоторые участники чувствовали себя так, будто они находятся на необитаемом острове. Что-то это и вправду напоминает. И еще один важный момент: по словам участников, несмотря на негативные эмоции, качество разговоров, в которых они принимали участие, заметно улучшилось.

Женщины подвержены ей в большей степени.

Есть мнение, что женщины в принципе более склонны к подобным аддикциям — мы не собираемся его сейчас комментировать, но в случае фейсбука это, кажется, правда (по крайней мере для Швеции). Социология пристрастия к социальной сети показывает, что портрет человека, который подсядет на нее с наибольшей вероятностью, выглядит так: это женщина, которая не очень много зарабатывает, не обладает высшим образованием и любит писать о своих достижениях, какими бы незначительными они ни были (попросту говоря, является хвастуньей).

Она влияет на то, что как мы воспринимаем собственное (и чужое) тело.

Это исключительно вопрос количества: просматривая большое количество своих фотографий, снимков знакомых и друзей, мы начинаем присматриваться к своей фигуре, выискивать в ней мелкие изъяны — то есть в данном случае социальная сеть выступает в роли масштабного, зачастую не слишком достоверного зеркала в общественном туалете. Фото из отпуска сногсшибательной знакомой могут вызвать не только стресс: у существенного числа респондентов возникает желание иначе одеваться и питаться, а также подумать дважды о том, чтобы лишний раз посетить публичное мероприятие. Не помогает и тот факт, что фейсбуковский таймлайн помогает отслеживать изменения веса во времени.

Степень зависимости можно оценить количественно — при помощи простого теста.

Новость буквально последнего месяца, уже вызвавшая некоторый фурор: ученые из Бергена разработали набор из шести вопросов, честный ответ на которые поможет вам сразу сказать, насколько безнадежно вы подсажены на творение Марка Цукерберга. В числе вопросов есть такие, как «Используете ли вы фейсбук для того, чтобы забыть о личных проблемах?» и «Становитесь ли вы беспокойным, если вам запрещают использовать фейсбук?». Если вы ответили «да», «часто» или «да, очень часто» на четыре из шести вопросов, то, возможно, стоит обратиться за помощью.

Это лечится.

Запрос в любом поисковике моментально выдает множество путей для борьбы с напастью — дорогих и не очень, сомнительных и в меру понятных (лечением подобных вещей занимаются в основном те же психологи и психиатры, которые работают с игровой зависимостью, алкоголизмом и наркоманией, — то есть в России фейсбук-аддикт является потенциальным клиентом наркодиспансера. Но можно, конечно же, поступить и совсем топорно: приложений и плагинов, наглухо блокирующих тот или иной сайт, хватает — и тогда вы совершенно сознательно сможете ограничить свое общение не только с фейсбуком, но и с YouTube, «Википедией», башоргом, флеш-играми, кулинарными форумами и всем остальным, что отнимает ваше время. Или же вдруг поймете, что все эти сайты делают вас тем, кто вы есть.
 






Система Orphus

Ошибка в тексте?
Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter