Атлас
Войти  

Также по теме

Фил Коллинз

  • 1258

?
фотография: Петр Антонов/Agency.Photographer.ru

— Расскажите сначала, чем вы занимаетесь? Боюсь, у нас вас будут путать с певцом Филом Коллинзом.

— Я работаю в тех областях визуального искусства, которые связаны с социальной журналистикой. Скажем, я снимал в Турции фильм про разочаровавшихся участников реалити-шоу. Они теперь никому не верят, считают, что монтаж отснятого материала опорочил их в глазах родных и соседей, что все считают их обжорами и похотливыми придурками. Или, например, в галерее Тейт моя команда построила обычный офис, люди в котором три месяца подряд работали с десяти утра и до шести вечера. Звонили телефоны, работали компьютеры, шумели принтеры — в общем, велась стандартная офисная жизнь, завязывались романы и случались скандалы. В Косово я снимал фильм, посвященный проблемам языковой идентификации: известно, что 95 процентов населения Косово — албанцы. Соответственно, жители говорят только на албанском языке, хотя люди моего возраста, то есть сорока с лишним лет, прекрасно помнят сербский язык. Просто боятся на нем говорить, опасаясь спровоцировать очередную резню.

— Чем вызван ваш интерес к марксизму?

— Ну я провел детство в Манчестере, ходил в обычную школу, закончил местный ­университет. И там, в общем, все неплохо знали про Энгельса и Маркса — потому что Энгельс провел в Манчестере многие годы, его отец служил на местной фабрике, а Маркс часто приезжал к Энгельсу с визитами. Мало того, имен­но в Манчестере Маркс и Энгельс стали писать свои труды о природе капитализма — они изучали, как рабочие интегрированы в местную фабричную систему. Позже, когда я снимал фильмы в Сербии и Косово, мои герои говорили мне, что в школе изучали марксизм. Меня этот факт сильно удивил: в британских учебных заведениях к науке Маркса—Энгельса всегда относились скептически, а в 1980-е годы, когда сам я учился в школе, она считалась чем-то вроде подпольного кружка.

— Зачем вам наши марксисты?

— Мне очень интересно, что случилось с вашими преподавателями марксизма после, скажем, 1989 года. Люди всю жизнь положили на служение марксизму, а по­том Советский Союз приказал долго жить, и вся эта история вместе с ним. Наверняка они себя чувствуют брошенными. Чем они вообще сейчас занимаются? Ушли в бизнес? Отреклись от собственных взглядов? Стали социологами, продавцами? В общем, я хочу понять, как они адаптировали свою картину марксистского мира к новой экономике и политике.

— Из чего будет складываться ваш проект?

— На днях мы повесили на наш сайт www.shadylaneproductions.co.uk объявление, в котором говорится, что мы ищем героев — преподавателей марксизма из ГДР и СССР. Для начала мы отснимем их жизненные истории: что с ними было, что стало. В Москве я еще не был, но с некоторыми бывшими немецкими преподавателями марксизма уже встречался.

— И что с ними стало?

— Бизнесменов среди них я не встретил; как правило, все они стали переводчиками и либо работают с туристами из России, либо консультируют иммигрантов из Казахстана и Украины. Удивительным образом все они сохранили веру в правоту марксистского учения: мне кажется, текущий кризис только утвердил их во мнении, что если бы мировое сообщество взяло за аксиому учение Маркса и Энгельса и все блага делило бы по справедливости, то ничего подобного с мировой экономикой не случилось бы. По крайней мере бывшие сотрудники Института Маркса и Энгельса в Берлине говорили именно об этом.

— Как вы думаете, многие российские преподаватели марксизма откликнутся на ваш призыв?

— Мне кажется, их должна зацепить ­возможность поговорить о прошлом. К тому же их рассказы — это только первая часть проекта. Вторая состоит в том, что мы привезем нескольких учителей в Манчестер, чтобы они проводили уроки марксизма в двух школах — частной и публичной.

— Сколько времени продлятся уроки?

— Месяц, а при необходимости — шесть недель. Все расходы мы, естественно, бе­рем на себя. Преподавать будут старшим классам — мне любопытно, как будут реагировать на диалектический материал подростки шестнадцати лет.

— Не боитесь, что ваших учителей вместе с переводчиками выгонят взашей из школы?

— Конечно, реакция в частной и публичной школах будет разной. На это и делается весь расчет. Тем не менее я думаю, что всем ученикам будет интересно оценить современную Великобританию с марксистской точки зрения: мы будем снимать учеников не только в школах, но и на улицах и в беседах с родителями, для которых марксизм далеко не пустой звук. И я уверен, что никто из учеников не пошлет российского учителя-марксиста. Если все пойдет как планируется, то мы смонтируем 60-минутный материал и покажем его на ближайшей Берлинской биеннале.

— Хорошо, а вы-то сами читали, допустим, «Капитал»?

— Недавно начал читать. Мне нравит­ся критическое отношение Маркса и Энгельса к философии и экономике, хотя читать их книги — скажу прямо — сложно.

Принять участие в проекте Фила Коллинза можно, написав на marxtoday@mail.ru

 






Система Orphus

Ошибка в тексте?
Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter