Атлас
Войти  

Также по теме

Фрикономика

  • 1530


Иллюстрация: Маша Краснова-Шабаева

Однажды хорошим летним днем, насвистывая себе под нос, я шел по улице и увидел, как какой-то человек копается в урне, тщательно что-то там перебирает, достает и внимательно разглядывает. Само по себе это, может быть, и не столь удивительно — ну мало ли кто и зачем копается в мусоре. Но этот человек чем-то привлек мое внимание.

Я пригляделся и понял чем. Дело даже не в том, что он был молод и привлекателен. Просто он был очень неплохо одет, даже больше — он был прекрасно одет, гораздо лучше меня уж точно. Очки в золотой оправе, золотые часы. В одной руке — ноутбук, а вторая рука — в урне. Я подумал: наверное, уронил, бедолага, что-нибудь так неудачно. Телефон, может быть. Но нет, мобильный у него на поясе, все в порядке. Человек достал пластиковую бутылку, повертел в руках, чего-то с ней поделал, выбросил и пошел дальше. К следующей урне. Все это было очень странно, но это было еще не все. Меня терзали смутные сомнения: человек был мне как будто знаком. Он был очень похож на одного приятеля моей сестры, юриста по образованию и банкира по роду деятельности. Я позвонил сестре и, посмеиваясь, рассказал о таком забавном сходстве. А она, хохоча еще громче, ответила, что нет никакого забавного сходства, а есть забавное совпадение. В общем, это был ее знакомый.

Оказалось, этот предприимчивый молодой человек очень азартен и чрезвычайно любит получить что-нибудь на халяву. Например, заграничное турне или автомобиль, которые можно выиграть, если найти счастливую крышечку от какой-нибудь очередной кока-колы. Правда, автомобиль у него уже есть, но на халяву и второй пригодится.

И вот этот человек как сумасшедший пьет кока-колу из пластиковых бутылочек, но со временем понимает, что дальше так продолжаться не может. Во-первых, он же не верблюд и столько выпить просто не может. Во-вторых, он уже набрал пять лишних килограммов — а он и без того не худенький. И если дело так пойдет, то ему придется поселиться в фитнес-клубе. А на помойках таких бутылочек завались. Вот он и шарит по урнам уже второй год. Пока он ни разу ничего не выиграл. Но ведь может повезти — и эта мысль греет душу.

В среде банкиров этот случай, конечно, исключительный. Но вообще азарт может толкнуть и не на такое. Он может радикально изменить внешний облик целого города. Если бы Ильф и Петров писали «Двенадцать стульев» в современном Екатеринбурге, начало романа выглядело бы примерно так: «В губернском городе Е было так много парикмахерских, игровых заведений и аптек, что казалось, жители города рождаются лишь затем, чтобы красиво постричься, спустить все у игрового автомата, а после этого сбегать в аптеку». В аптеку — за настойкой боярышника. Тут нет никаких намеков на алкоголизм жителей города Екатеринбурга. Настойка боярышника, вспомним, задумывалась как успокоительное средство, а после посещения игрового зала успокоительное просто необходимо. Если, конечно, после игрового зала на боярышник удастся наскрести шесть рублей.

Игровых залов особенно много в спальных районах. Практически в каждой панельной коробке — парикмахерская, игровой клуб и аптека. Отдельное игровое заведение — это еще полбеды. Но дело в том, что игровые автоматы понатыка ны не только в специальных клубах, а вообще везде.

Например, на остановке возле моего дома стоит павильончик. Обычный, каких тысячи, — сигареты, пиво, чипсы, жвачка, батончики, — одним словом, самые необходимые для современного горожанина товары. И я туда часто ходил за покупками, и соседи мои тоже — до тех пор пока в павильон не втиснули игровой автомат. Может быть, думали, это привлечет еще больше посетителей. Привлекло. Но только не покупателей, а игроков, которые ничего не покупают. Что же касается покупателей, то им теперь не лень дойти до следующей остановки, где стоит еще один такой же павильон, но без игровых автоматов.

С десяток игроков набивается в тесное помещение. Один бросает монеты в щель, остальные — смотрят. И это в самом лучшем случае. В худшем — они попрошайничают. Они клянчат пять рублей у продавщицы, а также у всех заходящих покупателей.

Я придумал для этих людей специальное название — «новые русские нищие». От традиционных нищих они отличаются возрастом, манерой одеваться (кроссовки

и спортивные костюмы), а также тем, что они просят не «кто сколько может», а всегда пятачок. Этих людей в моем городе становится все больше. Кажется, они больны, но беда в том, что боярышником эту болезнь не вылечить.

Когда мне совсем лениво идти до павильона на следующей остановке, а курить очень хочется, я захожу в наш магазинчик, смотрю на этих людей, бессмысленно сражающихся с одноруким бандитом, и думаю о том, что все эти азартные игры — полная ерунда. Надо брать лопату и идти искать клад — вот это верное дело.

 






Система Orphus

Ошибка в тексте?
Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter