Атлас
Войти  

Также по теме

Имитация протеста

Недовольных политикой городских властей становится все больше — одни пытаются повлиять на план реконструкции Ленинского проспекта, другие защищают парк в Раменках, третьи отбиваются от строительства Северо-Западной хорды. Для борьбы с реальным протестом власть создает движения, имитирующие народный гнев

  • 13123
Из фейсбука «Рассерженных граждан»

Из фейсбука «Рассерженных граждан»

Материал подготовлен «Радио Свобода»

Катерина Афонченкова стала городским активистом случайно. Она шла по улице с детьми и встретила женщину, которая собирала подписи против строительства катка в Измайловском парке. Незадолго до этого мэр Собянин решил построить катки с искусственным льдом в каждом районе (для чего перекинул 400 миллионов рублей из городского бюджета образования в бюджет развития туризма). Жителям Восточного Измайлово, и в их числе Катерине, удалось защитить свой кусок парка от вырубки. Они собрали несколько тысяч подписей, организовали митинг, мобилизовали управу и городских депутатов и отправили Собянину письмо, которое он обещал рассмотреть вне очереди. Рассмотрел и решил: не хотят — не надо. Это история с хорошим концом, хотя и поражает диковатостью административных манер. И большего подвига, чем борьба со строительством, жителям Измайлово совершить не удалось. Например, они выяснили, что можно построить гораздо более дешевый каток и без вырубки парка, но к этому моменту потенциал борьбы был исчерпан — просто в Измайлово теперь нет катка.

Когда подписи уже были собраны, депутаты мобилизованы, а письмо отправилось мэру, в Измайлово неожиданно объявились активисты движения «Рассерженные горожане». Они сообщили, что представляют интересы жителей района, и пригласили всех желающих на встречу с депутатами и управой. «У нас сразу возникли подозрения, — говорит Катерина. — Мы их первый раз в жизни видели. Им удалось слишком быстро договориться о том, чтобы занять библиотеку для встречи, — нам, чтобы добиться помещения, нужно предпринимать серьезные усилия, писать официальный запрос, долго ждать. На встрече они говорили, что мы не так поняли политику властей и что все не так плохо — мол, давайте не будем горячиться. При этом они путали названия районов и имена депутатов. А потом написали у себя в блоге, что мы сами позвали их на помощь».

Фейсбук «Рассерженных горожан»

Фейсбук «Рассерженных горожан»

Я нашла Катерину в фейсбуке на странице «Рассерженных горожан», где она разместила компромат на координатора движения Алену Васенкову. Алена, как выяснила Катерина, руководила Басманным отделением «Молодой гвардии «Единой России», а движение «Рассерженные горожане» придумал депутат Мосгордумы Кирилл Щитов, единоросс.

История «рассерженных» началась с разгона лагеря «Оккупай Абай» в мае 2012 года: это они подали жалобу от имени жителей Чистопрудного бульвара на шум, грязь и испорченные газоны. Тогда говорили, что Кирилл Щитов разгоном «Абая» заработал себе хорошие баллы для грядущих выборов в Мосгордуму. Сам он радостно твитил о создании нового «гражданского движения», а в интервью сообщал, что все желающие присоединиться могут записываться через его приемную. Правда, осенью депутат Щитов начал целую кампанию по отречению от «Рассерженных горожан»: он дал несколько интервью, в которых возмущался самому предположению, что общественное движение можно организовать «сверху». Но к тому моменту городские активисты уже знали, что имеют дело с классическим спойлером — движением, организованным властями, но имитирующим общественное. А остальные не придали внезапным изменениям депутатских настроений никакого значения.

На мой вопрос Кириллу Щитову, как интерпретировать майское интервью о «рассерженных» с упоминанием слова «мы» и приглашением в собственную приемную, депутат просто отправил мне свой ноябрьский пост в Живом журнале. «Поскольку я присутствовал на встрече жителей, решивших создать свое движение, в момент, когда принималось решение, то в интервью я употреблял местоимение «мы», имея в виду участников встречи, решивших объединиться в «Рассерженных горожан», — говорится в нем.

Хотя спойлеры — не новое явление, похоже, что именно сейчас происходит их расцвет. Они существуют и на уровне политических партий (когда-то так появилась ЛДПР, позже — «Правое дело»), общественных организаций (Общественная палата, Молодежная общественная палата) и социальных движений (Всероссийское родительское сопротивление). Среди групп городских активистов, которые решают конкретные и локальные задачи, принципы работы спойлеров видно лучше всего. Их интерес к городской жизни был запрограммирован еще несколько лет назад. В 2010 году идеолог «Единой России» Алексей Чадаев прямо назвал задачей своей партии поиск «точек входа» в сообщества недовольных граждан: «Их волнует, прежде всего, обустройство жизни в городе, комфортное сосуществование в общественном пространстве. И это для них важнее, чем глобальные дискуссии об экономике». Кстати в том интервью Чадаев употребил выражение «новые сердитые». Через полтора года, после после первого декабрьского митинга на Чистых прудах другой идеолог, Владислав Сурков, в интервью  Сергею Минаеву говорил о партии для «раздраженных городских сообществ» (газеты упростили громоздкую конструкцию до «рассерженных горожан»).

Спустя несколько месяцев на этой волне политтехнологического нейминга  возникли не только «Рассерженные горожане», но и «Сердитый гражданин» — система сбора жалоб на государственные и коммерческие услуги. Автор идеи айтишник Дмитрий Кох, как и Алена Васенкова, прежде чем наладить свой проект, побывал в прокремлевской молодежной организации — его социальным лифтом стало движение «Наши». Описывая задачи «Сердитого гражданина», Дмитрий упоминает «теорию малых дел», но акцентирует внимание на коммерческих перспективах, которые он почувствовал в растущем гражданском движении. А с перспективами у проекта все в порядке: скоро будет подписан договор с инвестиционным фондом, «Сердитый гражданин» получит миллион долларов и начнет привлекать государственные структуры и фирмы, «которым важны жалобы клиентов». Такие, как «Сбербанк».

В отличие от «рассерженных», никаких прямых свидетельств участия Кирила Щитова в создании «Сердитого гражданина» нет, хотя активисты уверены, что это тоже его рук дело. 


Активисты против спойлеров

«У «Рассерженных горожан», «Сердитого гражданина» и прочих спойлеров, которые работают на городском уровне, есть общий стиль, — рассказывает мне муниципальный депутат Гагаринского района социолог Елена Русакова. — Сначала они проникают к активистам и пытаются убедить их, что на самом деле власти ничего такого не собираются делать, что, например, парк будет не вырублен, а только благоустроен. Но если они видят, что жители одерживают победу, то сразу же приписывают эту победу себе. Так было в Хамовниках и в Измайлово».


​в условиях, когда институт репутации только начинает складываться, а участвовать в радикальном противостоянии с властью готов далеко не всякий, даже разоблаченный спойлер находит своих политически умеренных сторонников

Фейсбук «Рассерженных горожан»

Фейсбук «Рассерженных горожан»

«Вы никогда не увидите их в первых рядах. Они молчат до последнего, — продолжает мысль Катерина Афонченкова. — Как только я раскопала, кто это такие, они тут же отовсюду стерли информацию о себе. Но у меня есть специальная папка, где лежат все сканы — я их показываю, если у кого-нибудь возникает вопрос». Катерина выслала мне сканы, и среди списка руководителей районных штабов «Молодой гвардии» я действительно увидела Алену Васенкову.

Когда участники движения появились в других районах, деятельность Катерины Афонченковой по их разоблачению поддержала Елена Русакова — она на примере «Рассерженных горожан» написала небольшой текст о спойлерах и GONGO (government organized non-governmental organizations — организованные правительством «неправительственные организации»). Текст обошел все сайты, блоги и группы городских активистов. «Во всем мире недемократические власти тайком финансируют организации и движения, специально созданные для имитации общественной деятельности, отвлечения внимания от реальных проблем, канализации протеста в безопасное для власти русло... — писала Русакова. — Сейчас спойлеры проходят в основном стадию «прикармливания» — убеждают неопытных молодых активистов, что у них (спойлеров) хорошо налажена работа, что они эффективнее, чем протестное движение. Привлекают внешним блеском: богато изданными буклетами, сайтами, броскими названиями акций, иногда потоком информации, похожей на экспертную. Но, если посмотреть внимательно, их деятельность для чиновного бизнеса не опасна».

Пример такой неопасной для властей деятельности привела Катерина Афонченкова. Она  рассказала историю про Ходынку, где «рассерженные» вместе с другим спойлером, движением «За парк», вместо борьбы с застройкой Ходынского поля договорились с местными властями и высадили несколько деревьев. В результате в этом районе будет построен транспортно-пересадочный узел, огромный торговый центр и храмовый комплекс. «Думаю, что протест жителей просто слили», — говорит Катерина.

После массированной атаки жизнь спойлера должна была бы оборваться. Но в условиях, когда институт репутации только начинает складываться, а участвовать в радикальном противостоянии с властью готов далеко не всякий, даже разоблаченный спойлер находит своих политически умеренных сторонников. «Ваша голова и ваше дело, с кем по митингам мотаться, а с кем реально проблемы решать, — написали «Рассерженные горожане» в своем блоге в ответ на критику Катерины Афонченковой и Елены Русаковой. — Мы занимаемся решением проблем, а не политической агитацией и вербовкой в войска невидимого фронта». Так они транслируют, а заодно и продвигают тезис о настоящих делах в противовес политике, которая сводится к грязной борьбе за власть.

 






Система Orphus

Ошибка в тексте?
Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter