Атлас
Войти  

Также по теме

Гражданин Бакланов


  • 1055

 В нашем городе живет Николай Владимирович Бакланов. В отличие от многих прочих москвичей, Николай Владимирович всегда чистит зубы, выкидывает мятые бумажки в урны и постоянно читает книги. Николай Владимирович многое успел совершить в жизни: повесил несколько кормушек для птиц, посадил вишню, сделал киянку, выучил английский язык, вырастил хомяка. Более того, из досок, которые привез дядя Вова, Николай Владимирович построил просторный дом на тополе – с лестницей, полкой для книг и мягким полом из бабушкиных покрывал. Дом – для любимой девочки Тани. Еще у Николая Владимировича есть лучший друг Никита Никитенко и еще человек десять приятелей. Но и это не главные его достоинства. Этот прекрасный человек неравнодушен к стране, в которой живет. Когда-то в раннем детстве Николай Владимирович хотел стать зубным врачом и придумать средство, чтобы людям никогда не чистить зубы. Но сейчас он видит: России нужны другие люди, другие поступки. Поэтому теперь наш выдающийся современник собирается стать министром сельского хозяйства и обустроить Русь. Я думаю, времени у него для этого более чем достаточно. Потому что москвичу Николаю Владимировичу Бакланову пока только десять лет.

– Россия – хорошая, богатая страна, – сразу сообщил мне Николай Владимирович, вкратце изложив свою биографию. – Со спутника она похожа на большого зверя. Ее окружают Китай, Индия, немцы, римляне, греки. У нас много природы, зайцев, лисиц, природных ископаемых: железной руды, нефти, газа. У нас очень много людей в стране – много-много миллиардов. Больше всего живет в центре: в Москве, в Екатеринбурге, в Санкт-Петербурге, который в прошлый раз был столицей. Наши люди хорошо учат иностранные языки, испанский например. Россия хорошо катается на лыжах. Только наденет лыжи – и ее никому не догнать. A вот в футбол мы всегда проигрываем, потому что мяч очень сильно надувают и он больно бьет.

– Коля, а хорошо ли налажена жизнь в нашей стране?

– Жизнь налажена не очень. Мусора много. Думаю, надо сделать так: все товары, которые делают в бумажках, следует продавать рядом со свалкой. Или ставить рядом с каждым магазином огромный мусорный дом. По-другому людей перевоспитать невозможно. Сам я кладу бумажки только в урну.

– Неужели это все, что нам мешает устроить жизнь?

– Нет. Еще русские пьют много. Я думал об этом. Наверное, народу это нравится. Потому сюда завозят больше спиртного. И водку у нас вкуснее делают. Хотя мой дядя, мамин брат, вообще не пьет, даже на праздники.

– Может быть, у нас и уровень жизни такой низкий из-за пьянства?

– Нет. Как я уже говорил, у нас очень много людей в стране – на всех денег не хватает. К тому же люди бедные, потому что они разоряются. Как бы вам объяснить... Например, жили люди в одном доме, потом на них напали грабители, забрали все имущество и ушли. Это происходит из-за того, что милиции в городе мало. Никто не хочет быть милиционером, ведь милиционер каждое мгновение может умереть, в любую минуту в него могут бросить гранату.

– Ну, гранату не только в милиционера могут бросить.

– Да. В телохранителя тоже могут, это опасная работа. У нас часто происходят покушения на богатых людей. В них стреляют, чтобы они умерли или разорились, а заодно и телохранителя могут подстрелить. Тюрьма преступников не страшит, хотя это и скучно – жить пятнадцать лет в большой клетке с кроватью. Но люди все равно продолжают убивать других людей, совершать покушения, водить машину в нетрезвом виде. Было бы хорошо уничтожить все оружие, а ножи затупить так, чтобы они были опасны только для фруктов, а не для людей.

A еще многие преступники – наркоманы. Я не понимаю, почему с ними не борются. Нужно ведь собрать специальную группу военных, а лучше – целую армию военных и сделать специальный прибор, который мог бы определить, где находятся наркотики.

– Как же сделать такой прибор?

– Придется улучшить промышленность, переоборудовать один из заводов – заводов-то у нас много: телевизоры делают, машины, консервы с печенью. Потом надо дать военным этот прибор и оружие, чтобы они ходили всюду и разбирались. Еще надо закрыть границы, побольше обсматривать грузовики и трейлеры.

– A ты не думаешь, что такими методами насилие не искоренить – ни преступность, ни войны...

– Война всегда есть. Только древние люди не воевали, потому что не могли найти друг друга в лесу. Мой прадед Володя, например, сражался с немцами, война проходила прямо в Панчеве, рядом с домом, так что ему не нужно было далеко ходить. Война возникает из-за того, что кому-то хочется много денег, много ископаемых или территории. Если она начнется, я куплю гору продуктов и спрячусь в просторном бункере под землей вместе с дедушкой, бабушкой, папой и мамой... Не хочу воевать. Хорошо, что нам угрозы сейчас нет. Закончилась война в Ираке. Теперь у Aмерики есть еще немножко территории, куда можно расселить американцев, которым тесно. A на нас Aмерика не нападет, потому что есть соответствующий договор и ей слишком долго корабли сюда переправлять. Русские узнают об этом раньше и просто-напросто пошлют ракеты. Нам достаточно пустить четыре ракеты в Северную Aмерику и четыре – в Южную, чтобы все было разбито. Но нам этого не нужно, мы – добрая страна, можем просто поговорить с ней.

Кроме того, у России есть самое сильное оружие – ядерное. После него на земле случается большая трагедия: люди становятся прозрачными и исчезают, кругом пустые машины, ямы, а вместо воздуха несколько лет держится газ. Ядерное оружие придумали ученые, чтобы бороться с врагами. Из-за него к нам не прилетают инопланетяне. Они боятся, что мы им сразу войну объявим. Раньше-то к нам прилетали с Юпитера. Тело и хвост у них маленькие, голова большая, ушей нет. Они очень добрые. Я бы им показал красоты Земли, все семь чудес света, остров Мадагаскар, например, где животных много.

– Что нужно сделать, чтобы они перестали бояться?

– Нужно уничтожить все оружие. Собрать в высокую кучу и взорвать. Для этого подойдет место, где уже проводились биологические эксперименты – Чечня, например, или Ирак. Но на самом деле в России инопланетянам бояться нечего, потому что мы добрые и за безопасностью у нас сам президент следит – Владимир Николаевич Путин. Путин хороший. Он всегда моет руки перед едой, мало спит, ест особенную еду для поддержания сил, заботится о союзниках, о своих людях, многих уважает, не ругается матом, не казнит много людей. Президентом сложно быть – нужно бумажки подписывать целый день, а в промежутках – обеспечить страну безопасностью и едой. Пока у него получается.

– Как он обеспечивает безопасность – понятно. A вот где он еду берет?

– По-моему, мы природный газ продаем. И совершенно напрасно. Нужно его копить. A вот нефти немножко продать можно, в обмен на еду, на фрукты. Но все же первым делом нужно поднимать сельское хозяйство – эту проблему я точно знаю. Коров у нас достаточно: черных, белых, целиком коричневых. A вот желтых тракторов туда нужно направлять побольше, ведь у нас очень много полей. Лично я могу копать, пока спать не захочу, но все поля мне за лето не осилить. Еще я считаю, что в Россию нужно завозить побольше растений, которые дают плоды. Есть же всякие иностранные корни, из которых может вырасти все – и дерево большое, и клубника, и ягоды, и арбузы, и мандарины. A то у нас в Подмосковье из вкусного только дыни.

Нам ведь даже удобрения не обязательны: земля и так хорошая. Но если они понадобятся, можно взять во дворе у дедушки, там целая куча насыпана. Он его производит из помета чужих кур.

– Откуда ты так хорошо знаешь проблемы села?

– Я каждое лето езжу к бабушке Оле в деревню. Там я пасу стадо коров и персонально корову бабы Нины. Если коровы уйдут, надо взять палку и догнать их. Это несложно, они тихо ходят. Один раз корова залезла на свалку тракторов, так мы ее потом два дня выгоняли. Пришлось насыпать рядом стог сена, чтобы она на запах вышла.

 – Что еще нужно сделать, чтобы поднять экономику России?

– Нужны инкубаторы, где выращивают людей, животных и растения с помощью света. И вредные машины тоже нужно перевести на свет. У нас слишком много машин вредных. Если света не хватит, тогда надо фонарей побольше поставить. Ну нельзя с такой химией в воздухе жить! От нее вредные привычки возникают. Химия попадает в нос, и в нем хочется поковыряться.

– Это не самая страшная привычка.

– Да, некоторые не моют руки перед едой, и, отрезав палец, продолжают гулять во дворе, а надо промыть рану водой. У меня таких привычек нет. Я хочу вырасти в хорошего гражданина. Для этого я часто хожу в спортивный зал, стараюсь чистить зубы, хожу в школу, не играю по ночам в компьютер. Я даже посадил вишню – выкопал ямку, положил туда кусок родной земли вишни, налил воды и бросил семечко. Потом все засыпал землей и накрыл ведром с дырочками, чтобы куры не съели. Еще я помогаю российским животным: строю кормушки для птиц и глажу бездомных собак. Взрослые же выкидывают собаку на улицу, если она их укусит. A надо бы просто подержать два дня без еды, на горькой воде.

– Коля, кто, по-твоему, хороший гражданин?

– Пушкин. Он про рыбака и золотую рыбку написал и жену свою очень любил. После драки с Дантесом он даже умирать лег ей на колени. Пушкин был хорошим человеком, ухаживал за своей семьей, не пил, на улицу выходил, чтобы набираться злости против вредных людей.

– A сам ты не боишься стать вредным человеком?

– Нет. [#insert] Много денег бывает в банке, да и в магазинах можно увидеть. Еще по городу ездят специальные машины с деньгами. Но если я увижу много денег, то не стану плохим. Я уже слышал, что наша школа стоит 158 миллионов долларов – и ничего, удержался. Все плохие люди называются каким-то одним словом, но я его еще никогда не слышал.

– Выходит, что богатый человек не может быть хорошим?

– Не совсем так. У нас самый богатый человек – президент, Владимир Николаевич Путин. Вообще богатых много, я их всех даже не перечислю. Березовский, например. У нас в классе учительница по математике одного мальчика называет Березовским. Правда, на него постоянно все жалуются, он много болтает и домашнее задание никогда не делает.

– A ты хочешь заработать много денег?

– Хочу, но это сложно. Если бы у меня появилось много денег, я бы купил компьютер, а если бы еще осталось – машину и продукты: ананасы – два, килограмм мандарин, килограмм яблок, торт-мороженое, мешок картошки и хлеба три штучки. Но больше всего я хочу ролики и тапки нормальные, 38-го размера, синие, с резиновой подошвой. Я думаю, что, даже став богатым, я бы не стал плохим. Потому что я знаю, что те, кто верит в Бога, стараются не грабить, не грешить. A неверующим – все равно.

– Значит, ты в Бога веришь.

– Да. Я один раз к нему обращался, просил, чтобы папа поскорее из командировки вернулся. И он действительно вернулся в последний день каникул. Бог людям нужен, чтобы помогать, возвращать пап из командировок, контролировать, что происходит на земле, считать, сколько плохих людей, много ли грешников. Грешников он наказывает мучительной смертью. Внешне Бог выглядит точно так, как на фотографиях, которые в храмах висят. Но где он находится, я не знаю... На облаке его нет, там уже люди много раз смотрели. Может, он на солнце? Там же, на солнце, есть ад и рай. Aд находится в ядре, а рай – где-то рядом. В раю хорошо: небо красивое, облаки, позолоченный трон для Бога стоит. Там живет много людей, которые все время веселятся и празднуют, а когда проголодаются – идут кушать. Там же еды много, но все спрашивают, можно ли взять.

 Узнав Николая Владимировича поближе, начиная понимать его мировоззрение, я под конец решилась задать ему самые главные вопросы: о будущем, о деле жизни и ее смысле.

– Коля, представь, что Россия уничтожила оружие, встретила инопланетян и везде посадила корни иностранных растений. Какой будет наша жизнь? Будем ли мы счастливы через сто лет? Каким будешь ты?

– Я будущее, конечно, не видел, – признался Коля, – но я к этому времени женюсь, и будет у меня двое детей – Дима и Настя. Чувствую, что так мне по судьбе выпало. Женюсь я на девочке с длинными белыми волосами, которая мне будет уделять внимания больше, чем своей внешности. Еще она должна быть худой, чтобы в машину удобнее помещалась. Думаю, что через сто лет все будет хорошо. Наша страна будет сильной, и, когда русские поедут в другие страны, все им будут рады. Москва усовершенствуется. Дома станут серыми, низкими, с большими квартирами. Телевизоры будут большими, а компьютеры – маленькими. Машины будут хорошими, со стальными корпусами и бронированными стеклами. И люди станут очень красивыми – и снаружи, и внутри. Снаружи все хорошо одеты – в жилеты, часы на руке. А внутри – все искренние, любящие, с крепким сердцем. Такие, как Путин, Ельцин, как моя бабушка Оля.

– Скажи, какое дело для тебя самое важное?

– Деда навещать и бабушку. Я им помогаю. Выгуливаю пятерых собак, поливаю огород, то посуду помою, то подмету. A то прабабушка у меня недавно умерла. У нас многие люди умирают. Из-за климата, из-за загрязнения воздуха, но чаще, конечно, из-за старости. Старость – это когда портится сердце и душа.

– Коля, в чем смысл жизни?

– В том, чтобы принести пользу обществу и достойно погибнуть.

– Какую пользу ты хотел бы принести обществу?

– Лично я могу для общества копать, я хорошо копаю.

 






Система Orphus

Ошибка в тексте?
Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter