Атлас
Войти  

Также по теме

И смех и грек

  • 1258

иллюстрация: Тимофей Яржомбек/KunstGroup Pictures

Многие злорадствовали, когда Америку три года назад накрыл долговой кризис. Европейцев (кроме англичан) давно ­удивляла система, позволявшая негра­мотному мексиканскому сборщику клубники купить в кредит дом за $700 000 (пример, так поразивший лучшего, наверное, бизнес-писателя Америки Майкла Льюиса, что он повторил его ­много раз в своей книге «The Big Short»). Система была за гранью разумного, а тупые америкосы, которые ей пользовались и набрали столько долгов, что и внукам достанется, — конечно же, они сами виноваты!

Теперь посмотрите на разумную европейскую систему, какую и у нас многие хотели бы видеть. Здесь простые люди в долг почти не берут. За них это делает государство, а потом щедро раздает заемные деньги народу. Вот вам Греция, где 40% ВВП приходится на госсектор, где еще недавно госслужащие получали не только тринадцатую зарплату (на Пасху), но и четырнадцатую (на Рождество), где на пенсию уходят в 55, а попытка правительства установить потолок пенсии для госслужащих в €2 800 вызвала бурю негодования. Как вы думаете, какая в Греции производительность труда? По данным ОЭСР — 55% от американской. (Производительность ОЭСР определяет как ВВП, деленный на число отработанных в экономике за год часов).

В такой стране социализм возможен только в долг. И потому не навсегда, а ровно до того момента, пока не замаячит угроза дефолта по долгу. Для Греции этот момент наступил в 2010 году, когда долг ее составлял €300 млрд.

Теперь греков, а заодно и прочих южноевропейцев с долговыми проблемами (Португалию, например, с производительностью труда 49% от американской и почти по-гречески горячей любовью государства к народу) будет спасать весь Евросоюз: министры финансов входящих в него стран пообещали собрать в специальный стабфонд, который будет в случае чего выкупать долги преддефолтных стран, €750 млрд. А грекам и раньше было обещано €80 млрд, которые страны ЕС должны были собрать пропорционально своим долям в уставном капитале Европейского центробанка. Основная тяжесть, значит, ложится на плечи Германии (почти 19% капитала ЕЦБ), Великобритании и Франции (примерно по 14%).

Производительность труда в довольно социалистических, надо признать, Франции и Германии — 96% и 91% от американской. В менее «розовой» Британии — 81%. В некотором смысле эти страны «заслужили» сильную соцзащиту для своих жителей. Но платить будут теперь и за греков. Потому что в отличие от Америки, где государству пришлось разруливать кризис частных долгов (и вовсе не в пользу конечных должников, всех этих собирателей клубники), здесь большой евроколхоз разруливает долги безответственных государств.

Вам как больше нравится? По-прежнему как в Европе, ведь «кролики» — получатели государственной щедрости в той же Греции — пострадают не так сильно, как потерявшие свои дома американские ипотечники? Ну отберут у них четырнадцатую зарплату да станут в старости платить по €3 000 в месяц. Не страшно.

Лично мне страшновато. Теперь масштаб благотворительного выкупа плохих долгов в Европе становится почти таким же, как в Америке. Деньги, о которых идет речь, берутся ниоткуда. По сути, эмитируются Федеральной резервной системой и ЕЦБ. Европейский центробанк держался дольше японского и американского — двух других глобальных эмиссионных центров, но теперь и он приступил к безоглядной накачке деньгами — не карманов греческих чиновников, а финансовых рынков, куда попадает так или иначе почти вся антикризисная госпомощь. Именно на финансовые рынки потекут деньги, выплаченные евроколхозом владельцам греческих долгов. Финансистам, спекулянтам, торговцам деривативами, которых во время первой волны кризиса многие обвиняли в безответственности и обзывали социально бесполезными, продолжают исправно подносить снаряды.

Вот объявляют о гигантском европейском стабфонде — и рынки, и евро подскакивают на несколько процентных пунктов вверх. А через день — откатываются на те же процентные пункты вниз. Умным ребятам на финансовых рынках очевидно, что вот она — вторая волна, по-европейски самобытная, но по сути такая же, как первая: слишком много плохих долгов. И многие из умных ребят сейчас встанут в короткую позицию по отношению ко всей мировой финансовой системе, как те немногие смельчаки из книги Льюиса, которые сделали это еще в 2005—2006 году, предвидя ипотечный кризис в США. Теперь смельчаков будут не единицы, а многие тысячи: пропустить волну не захочет никто.

Поскольку деривативное казино так и не подверглось сколько-нибудь серьезному регулированию, сейчас мы увидим игру со все возрастающими ставками. Реальные активы, похоже, окончательно утрачивают осязаемую стоимость — кому они нужны, когда можно заключать пари о платежеспособности стран и зарабатывать на этом тысячи процентов годовых? А нефинансовому бизнесу с каждым новым шоком становится труднее находить ресурсы для развития.

Греческих госслужащих не жалко — они хоть пошиковали на чужие деньги, — а вот компании «Пупкин и сыновья», выпускающей, например, умные книжки или красивые детские игрушки, в таком мире жить все менее уютно.
 






Система Orphus

Ошибка в тексте?
Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter