Атлас
Войти  

Также по теме

Именинник

  • 1102


Иллюстрация: Дарья Рычкова

Лидия Семеновна Кравченко — женщина представительная, но не консервативная, всегда даст дорогу молодежи. А еще она — заместитель по хозяйственной части научно-производственного предприятия, где я работаю. На днях Лидия пригласила меня в свой кабинет и попросила замкнуть дверь. Она усадила меня на стул и пристально посмотрела в глаза. Я смущенно ковырнул пальцем столешницу. Наконец Лидия Семеновна сказала:

— Я думаю, вы знаете, зачем я пригласила вас, Владимир.

Я не знал, но догадывался: чтобы распять меня на кресте. Я до сих пор не выполнил прошлого поручения Лидии Семеновны. Я даже забыл, что это было за поручение.

Мадам Кравченко переложила бумаги на рабочем столе с места на место и произнесла:

— Вы человек молодой, творческий, знакомы с тонкими материями…

— Да-да, знаком, — закивал я.

— А у Петра Сергеевича юбилей в следующую пятницу, — продолжала заместитель. — Важный праздник для делового мужчины.

— Несомненно, — с сомнением произнес я. Петр Сергеевич, наш директор, — человек хороший, но совсем не деловой.

Мадам Кравченко вытащила из-под стола элегантный черный блокнот и перьевую ручку. Раскрыла блокнот на первой странице и, подобно дамоклову мечу, занесла над ним перо.

— Фонтанируйте творческими идеями, Владимир, — мадам Кравченко нахмурилась, вызвав в районе моих пяток необъяснимую дрожь.

— Идеями?

Она вздохнула:

— Идеями, как лучше провести празднование. Что-нибудь необычное. Ну вы понимаете.

Я почесал в затылке и сказал:

— Как насчет воздушных шаров? Побольше шаров. С пожеланиями. Здоровья, счастья, слетать на Луну в новом году… насчет Луны — это шутка.

Лицо мадам Кравченко сделалось задумчивым. Она нарисовала в блокноте луну и сказала:

— Вы знаете, Владимир, шары не подходят. Они… э… круглые. Вы меня понимаете?

— Нет, — признался я.

— Они круглые и Петру Сергеевичу напоминают о его проблеме с живо… весом. Петр Сергеевич на строгой диете, и эти, с позволения сказать, шары будут только напоминать ему о лишних килограммах.

Я вспомнил диету Петра Сергеевича, состоявшую преимущественно из белых вин и сочного шашлыка, и кивнул:

— Тогда как насчет человека, переодетого в Годзиллу? Можно разыграть небольшую сценку, как Петр Сергеевич спасает родное предприятие от нападения японского чудовища…

Лицо мадам Кравченко сделалось мечтательным. Она нарисовала в блокноте заячью рожицу и сказала:

— У Петра Сергеевича проблемы с сердцем. Какая Годзилла, что вы?

Я встал и прошелся по комнате, пытаясь сосредоточиться. Мадам Кравченко внимательно следила за внешними проявлениями творческого процесса. Я хлопнул себя по лбу и сказал:

— Что если подарить Петру Сергеевичу мешок банкнот? Понятное дело, не настоящих, а нарисованных.

Мадам Кравченко тоже встала, подошла к окну и горько сказала, наблюдая за шлепающими по стеклу каплями весеннего дождя:

— Поддельные купюры выведут Петра Сергеевича из себя. Уж поверьте.

Я подошел к стулу, уперся в него коленом, прижал к подбородку кулак и замер. Мадам Кравченко тоже замерла. Она понимала, что я готов выдать еще одну гениальную идею. По-моему, она понимала это лучше меня.

— Как насчет гонок в мешках? При этом участники должны не пролить ни капли мартини, налитого в бокал. А на плечо каждому участнику надо посадить волнистого попугайчика, и если этот попугайчик улетит, то…

Мадам Кравченко поинтересовалась:

— Владимир Борисович, вы издеваетесь? Или, может, выпили?

— Никак нет! Это называется мозговой штурм — из груды самых нелепых идей обязательно получится выудить что-то стоящее! — доложил я и продолжил: — Может, девушка из «Плейбоя», переодетая в кролика? Ах да, слабое сердце… тогда, может, переоденем в кролика мужчину? Например, Соловьева из отдела пусконаладки. Петр Сергеевич его не переносит. Вручим юбиляру биту — пускай поколотит кролика. Очень, знаете ли, помогает снять стресс, когда кролика битой бьешь…

Мадам Кравченко выпучила глаза и произнесла что-то вроде:

— Господи…

Я двигался дальше:

— Вот вам настоящая идея: торт из сигаретных пачек. Сергей Петрович очень много курит, боюсь, его здоровье может пошатнуться. Но если он увидит столько сигаретных пачек в одном месте и осознает, что за свою жизнь скурил гораздо больше, то немедленно бросит курить!

Мадам Кравченко села обратно за стол и театрально схватилась за сердце. Я понял, что пора остановиться, но продолжал по инерции фонтанировать. Мадам Кравченко накапала в пластмассовый стаканчик валерьянки, залпом выпила и сказала:

— Владимир, хватит. Вы и впрямь творческий человек. Но наш мир еще не готов к вашим идеям. Поэтому мы поступим просто — купим белого вина и пригласим актера на роль Верки Сердючки… Мадам Кравченко нарисовала в блокноте чертика и сухо сказала: — До свидания.

Я вышел. Меня тут же перехватил коллега и заставил идти в курилку. Закуривая, я вздохнул с облегчением: ничего больше выдумывать не надо.

 






Система Orphus

Ошибка в тексте?
Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter