Атлас
Войти  

Также по теме

Трубочист Павел Самоделов: «Если человек говорит, что не боится высоты, то я его на работу не беру»

О кладах, птичьих гнездах и страхе высоты

  • 5790
Профессия, в которой нет конкурентов

Зарина Кодзаева

Профессия, в которой нет конкурентов

Трубочистом я стал случайно. По образованию — историк, учитель истории государства и права. Окончил МОПИ (сейчас — Московский государственный областной университет. — БГ). К моменту окончания института у меня уже была семья и ребенок. Мне пророчили научное будущее на кафедре, но был 1991 год, и на 120 рублей в месяц я бы семью не вытянул. Отсидел год без работы, устроился по рекомендации в фирму, связанную с установкой энергоносителей. К ним как раз начали завозить новые заграничные дымоходы и оборудование. Директор мне сказал: «Как их чистить — никто не знает, и никто тебе конкуренции не составит. Осваивай профессию».

Чищу трубопроводы газовых колонок, новые дома с печным отоплением, загородные коттеджи. До развала Советского Союза трубочисты в Москве работали: чистили вытяжки газовых колонок и вентиляцию.

Трубочист в среднем чистит 10 труб в месяц. За каждый канал (в одной трубе может быть несколько каналов: газоотводный, дымоотводный, вентиляционный. — БГ) — 5–6 тысяч рублей. Можно делать и в разы больше.


Стереотипы о трубочистах

Я в черном сюртуке, брюках и большом цилиндре много раз на крыши залезал: телевизионщики просили. Конечно, ругался страшно. Они же не с одного дубля все делают: то не так залез, то солнце пропало, то повернулся не так. Лезу на девятиметровую мачту, внутри которой дымоход, а они еще просят: возьмите ершик в руки. Да как я его возьму, если я на мачту лезу? С одной рукой лезть, что ли? Не залезали так трубочисты раньше — за пояс затыкали или на плечо вешали.

Современного трубочиста на улице вы никогда не узнаете. Все ходят в спецовках, касках, ботинках на толстой подошве и респираторах: когда чистишь, сажи очень много взлетает. Попадет в легкие, и потом проблем не оберешься.

Основные проблемы труб — это сажа и деготь. Деготь возникает, когда печь топится сырыми дровами. Он оседает на стенках, и если его не чистить, то он застывает, как цемент. Очень опасная штука — может образоваться пробка, и дым пойдет обратно в помещение. Угарный газ, углекислый газ — в этом случае задохнуться в собственном доме проще простого. Сбить деготь можно только цепом: на дрель насаживается жесткий трос, а на его конце — цепь. Она крутится и разбивает деготь. Это очень дорогостоящая и долгая процедура, лучше до нее не доводить.

Нас часто спрашивают: вот прогресс, все развивается, нанотехнологии, а что нового у вас в оборудовании появилось? Да ничего. Как были изобретены гиря, ершик и веревка, так и пользуемся ими сейчас. Например, гиря — обычно пятикилограммовая, на длинной веревке. Она опускается в трубу, и ею пробиваются засоры. Ершик мы крепим на надставные шесты и счищаем с его помощью сажу и грязь. Веревка и шесты могут быть длинными — бывают дымоходы и по 10–15 метров. Самый высокий на моей памяти был 23 метра. Для такой работы нужно иметь огромную физическую силу.

Из нового оборудования есть гибкие кабели, рации, роботы, которые ездят по вентиляционным камерам и смотрят, что там. Видеокамеры с подсветкой используем: опускаем их на веревке в трубу и смотрим, где засоры. Но это все вспомогательные средства. Маленькие трещины в дымоходе видеокамерой никогда не увидишь, тут только по старинке — проверка задымлением. Верх трубы перекрывается, поджигается ветошь, пропитанная соляркой. И если где‐то есть трещины, то через них проникает или дым, или запах ветоши. Значит, надо чистить и ремонтировать дымоход — мы же не только чистим трубы, но и ремонтируем их.

Лучше всего работать втроем. Один чистит, второй страхует на крыше, третий страхует всех и помогает внизу. Но обычно крыши небольшие, и средняя бригада — это два человека. В дождь и туман не работаем. Зимой — только на кровле, где устойчивый снежный покров. И вообще, сейчас трубочист на крышу лезет все реже. Постепенно появляются дымоходы с дверцами прочистки, и можно получить доступ со второго этажа, с третьего.


Страх высоты

Когда я беру людей на работу, то всегда спрашиваю, боятся они высоты или нет. Если человек отвечает, что не боится, то на работу его не беру. У такого человека нет инстинкта самосохранения, и он разобьется. Конечно, тех, кто панически боится, мы тоже не берем. Нужна золотая середина.


Черные трубочисты

Конкуренцию составляют черные трубочисты. Их много. Это непрофессионалы, которые не проходили обучение. Скажем, приезжают в рестораны с мангалами, берут палку, обстукивают трубу. Что упало — то упало. Берут по полторы тысячи рублей — и все. Правда, вызывать их приходится очень часто. Или горят такие трубы. Нам часто звонят из ресторанов и просят: ребята, приезжайте, труба горит. Поэтому мы стараемся приезжать постоянно и регулярно осматривать трубы.


Частный сектор

Много работаем с состоятельными людьми. У них очень жесткие требования. В дом только в тапочках заходим. А потом используем очень мощные пылесосы, чтобы прибраться. Однажды, когда начинали работать, ребята так тщательно все убрали за собой, что хозяин сказал: не буду платить, вы ничего не чистили. С тех пор берем с собой пакетик с сажей. Хозяин же зачастую не видит, что там делали трубочисты: ну, приехали, посидели наверху, а потом спустились и уехали. Поэтому сыпем щепотку сажи. А потом хозяин говорит: «Ребят, а вы не до конца убрали». «Хорошо, сейчас уберем».


Самые сложные заказчики

Принципиально не работаю с братвой. После нескольких случаев отказался. Определяю очень просто: когда заказчик говорит, что случилось, то понятно, кто он, по манере разговора. Если общаемся через представителя, то я всегда спрашиваю, кто заказчик, чем он занимается. Если мне говорят, что это «серьезные люди», то я вежливо и культурно объясняю, что не буду с ними работать.


Клады в трубах

Клады не находим. В дымоход их никогда не клали — их всегда замуровывали в печку. Вор, пришедший в дом, мог разломать все, но печку не трогал. В заложенных дымоходах часто находим бутылки из‐под портвейна. Или чистим трубу, а в нее вмуровано бутылочное горлышко. Это значит, что хозяин недоплатил, когда клали дымоход. Когда печка разгоралась, горлышко начинало гудеть. Хозяин смотрел: вроде все нормально, а труба гудит, спать не дает. Знаете, как строители яйца в штукатурку закладывают. Птицы в трубах нечасто встречаются. В действующую трубу сложно забраться: когда топят печку, там такой выхлоп. Гнезда возникают, когда печку долго не топят или когда птица случайно упала в трубу. Но чаще они устраивают гнезда в вентиляции — там хорошо, тепло. Гнездо из дымохода убрать просто: нужно подцепить его крючком и растащить. Либо пролить дымоход бензином и поджечь. Тогда гнездо сгорит.


Трубочисты за границей и у нас

Я самоучка. Вот на Западе трубочист учится от трех до пяти лет. Сначала ты должен отработать учеником трубочиста. Потом мастер тебе дает рекомендацию. Идешь учиться. Потом работаешь подмастерьем. Уже после этого можно идти работать самостоятельно. Требования высокие: нужно знать химию, математику, психологию и уметь общаться с клиентами. А я учился сам. Ездил на стажировки в Финляндию, Англию. Изучал документы, постоянно консультировался.

За 16 лет работы не могу сказать, что знаю о дымоходах все. Каждый раз попадается объект, на котором узнаешь что‐то новое и находишь новые пути решения. У меня дома тоже есть камин. И я постоянно проверяю различные ошибки и способы топки на нем.

Сейчас союзы печников России организуют курсы: печники учатся складывать печи, а мы их чистим. Я тоже веду курс теории и практики. В Москве есть еще курсы специалистов газового хозяйства. Но и там учебники все устаревшие. Да и нет официально такой профессии — трубочист. Всем после обучения присваивается специальность «чистильщик». Нет общефедеральных правил работы трубочистов. Единственные, которые есть, — это Правила производства трубопечных работ. Поэтому мы обратились в Комитет по труду при Госдуме, чтобы внести профессию трубочиста в общероссийский реестр.

 






Система Orphus

Ошибка в тексте?
Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter