Атлас
Войти  

Также по теме

История новой Москвы в 12 главах

«Большой город» так часто писал про возможные перемены в городе и про то, как все перестроить, что, когда эти перемены начались, мы сами в них не поверили. В то, что измениться может не только город, но и сами горожане, поверить сложнее всего — но после акции «Большой белый круг» на Садовом кольце, когда город наводнился вдруг веселыми людьми, в перемены верится проще, чем когда-либо. Изменения накапливаются постепенно, они пока совсем осторожные, и о каждом можно сказать «это ненадолго» и «из этого ничего не выйдет», но, собранные вместе, они немедленно складываются в манифест новой Москвы

  • 25261
История новой Москвы в 12 главах История новой Москвы в 12 главах
История новой Москвы в 12 главах: Часть 2 История новой Москвы в 12 главах: Часть 2
История новой Москвы в 12 главах: Часть 3 История новой Москвы в 12 главах: Часть 3
История новой Москвы в 12 главах: Часть 4 История новой Москвы в 12 главах: Часть 4
История новой Москвы в 12 главах: Часть 5 История новой Москвы в 12 главах: Часть 5


pict_03.jpg
 
Глава седьмая,
в которой москвичи азартно
ищут новых героев

Еще несколько лет назад о «новых лицах» и «новых героях», тем более в связи с общественной и политической жизнью, никто не заговаривал. Все изменилось вместе с первыми протестными акциями и митингами: всем потребовались люди, которые могут сказать с трибуны пару внятных фраз, а за ее пределами — сформулировать хоть какие-то концепции (или просто громко высказаться). Обществу понадобились новые политики, а за их отсутствием — хоть какие-нибудь публичные лица, прежде политикой не занимавшиеся. Коротко говоря, обществу понадобились новые герои.

Что характерно, от этих новых героев пока не требуется ничего, кроме благих намерений и умения связать несколько предложений: публика настолько изголодалась по новым лицам, что готова выдать кредит доверия любому, кто проявит решительность. Тому порукой — громкий успех самовыдвиженца в депутаты, покерного игрока Максима Каца, который пока что написал одну в меру остроумную рекламную листовку, или проснувшиеся знаменитыми поющие десантники — несмотря даже на то, что поют они так себе.


Глава восьмая,
в которой москвичи
учатся протестовать

Главный результат митингов, шествий и протестных стояний заключается (по¬мимо ощущения единства тех, кто туда ходит) в том, что у большого количества горожан обнаружились время и силы, которые они готовы потратить на разные общественные инициативы. Внезапно оказалось, что действия, которые раньше считались абсолютно маргинальными — поддержать сидельцев в СИЗО, сходить на суд к незнакомому человеку, провести вечер, обсуждая, как лучше агитировать за смену власти и каким должен быть идеальный плакат, — теперь способны увлечь сотни, если не тысячи добровольцев. Тому, что офисные работники в свободное время готовы помогать детским домам или искать пропавших детей, никто уже не удивляется — но по-прежнему невероятным выглядит полный зал на собраниях «Мастерской протестных действий», где решают, что делать на митингах и между митингами. Удивительно и то, что люди находят время, чтобы рисовать издевательские граффити («Есть такая профессия — врать каждый вечер»), печатать фальшивые плакаты (см. деятельность группы «Овощам.нет»), ездить с синими ведерками на маши¬нах и так далее. Исход выборов очевиден каждому, но появление настоящего grassroots movement, низового протеста — это вещь совершенно новая и обнадеживающая. Потому что пресловутое гражданское общество складывается в том числе и на таких собраниях.

Лада Ступишина, 43 года, независимый кандидат в муниципальное собрание района Арбат: «Я в своей жизни много где поработала — во Внешэкономбанке СССР, в коммерческих структурах — занималась импортом оборудования, розничной торговлей. А последние три-четыре года я просто домохозяйка. В материальном плане я уже обеспечена, хочется другим помочь.

Моя основная задача — контролировать местных чиновников и информировать жителей. Проблем в районе полно. В арбатских домах до сих пор есть газовые колонки, нет центрального газового отопления, подъезды в безобразном состоянии, машин много — площадок для детей мало. Плохо с продуктовыми магазинчиками — хочу, чтобы люди не ездили в эти «Ашаны», чтобы были доступны магазины и для пенсионеров.

Все говорят про борьбу с наркоманией и алкоголизмом — но никто ничего не предложил осмысленного. Я хочу открыть в нашем районе клуб анонимных алкоголиков — это может сработать, люди будут обсуждать свои проблемы вместе. Досуг — мы не знаем друг друга, хочу создать клуб по интересам, пускай днем приходят подростки, которым некуда податься, а вечером пенсионеры: мы же люди социальные, а у нас общего — один только телевизор. Хочу вернуть те времена, когда мы знали своих соседей, созванивались, вместе отмечали праздники».

Максим Мотин, 28 лет, кандидат в муниципальное собрание района Печатники: «Я закончил журфак МГУ и более 12 лет работаю в области спорта — сначала как журналист, потом как менеджер. Сейчас я руководитель консалтинговой компании «Футбол-маркет» и учредитель благотворительного фонда «Футбол — детям». Фонд занимается поддержкой детей, оставшихся без попечения родителей: мы хотим проводить футбольные турниры и строить спортивные площадки в детских домах.

Как и многим моим знакомым, мне не нравится политическая ситуация в стране. Но за выходом на митинги и лайками в фейсбуке должно стоять что-то конкретное. Я прекрасно отдаю себе отчет, что функции депутата муниципального собрания — минимальны. Но это первая и единственно возможная легитимная ступень власти, куда вообще возможно выдвинуться, поэтому я решил попробовать улучшить жизнь в своем районе.

Глобальная проблема в Печатниках — это цементный элеватор. Жители много лет добиваются его закрытия, он находится в 60 метрах от жилого дома и в 100 метрах от школы и детского сада. Там смертельно опасное производство. В январе было принято решение его закрыть, но в феврале он заработал снова. Я буду помогать жителям бороться за закрытие элеватора.

Также я буду добиваться строительства современных, красивых, безопасных детских городков. Лучше открыть два таких многофункциональных городка, чем три-четыре средненьких детских площадки. То же самое и со спортивными площадками: если строить — то полноценный спортивный комплекс, где можно играть в футбол, волейбол, баскетбол, а зимой заливать площадку под каток.

Денис Гакал, 26 лет, независимый кандидат в муниципальное собрание района Дорогомилово: «Я закончил Академию народного хозяйства, в 2009-м стал кандидатом наук. С 2005 года я работаю в СБ-банке, начинал с самого низа, сейчас — начальник управления: все, что связано с работой отделений банка, — моя сфера. У меня черный пояс по карате, чемпион России, тренирую детей и взрослых в школе No.169.

Мне много чего не нравится вокруг: и глобальные вещи по стране, и на локальном уровне. Естественно, я ходил на протестные митинги, в декабре меня задержали на одном из них, 20 часов провел в ОВД. Митинги — это здорово, но нужно пытаться что-то делать самому. Я родился в этом районе, семья моя живет тут более 50 лет, район я знаю хорошо, вот и захотелось поучаствовать в улучшении местной жизни. Тут Дорогомиловский рынок, «Европейский», незаконная торговля у Киевского вокзала — проблем куча, и это влияет не только на внешний вид района, но и на безопасность. Если бабушкам и дедушкам, матерям с колясками тут неспокойно — на это стоит обращать внимание.

Моя задача — напрячь управу, ОВД и другие местные власти, чтобы они начали заботиться о людях. Я сам провожу избирательную кампанию и обхожу людей и слышу все их проблемы. Люди пишут коллективные письма, жалуются, но проблемы не решаются годами. Вот есть дом, он с 1927 года не был на капремонте, кирпичи с балкона падают. Или: пожилым людям сложно переходить Дорогомиловскую у «Макдоналдса», потому что время пешеходного светофора слишком короткое, — и, несмотря на все жалобы, никто не может изменить этого много лет».

Глава девятая,
в которой москвичи
идут в политику

Мало кто из москвичей знает, чем занимаются муниципальные собрания города и кто в их районе депутат. Еще меньше тех, кому приходило в голову самому податься в политику. На нынешних выборах 4 марта ситуация кардинально изменилась: районными депутатами захотели стать рядовые горожане, совершенно не похожие на тех, кто шел в политику раньше. Они никогда прежде не работали на госслужбе и не участвовали в партийной жизни. Среди них много ¬студентов, домохозяек, клерков и бизнесменов, которые честно собираются починить проблемы своего района. На выборы они пошли в качестве самовыдвиженцев: изучили избирательное законодательство, собрали подписи в поддержку своей кандидатуры и отнесли документы в территориальную избирательную комиссию. Некоторым из них пришлось отстаивать свое право баллотироваться в суде, так как чиновники в ТИКе находили десятки причин для отказа в регистрации. Многих так и не зарегистрировали. Но обыватели, готовые участвовать в городской жизни не только на уровне плакатов на митингах и статусов в фейсбуке, в любом случае найдут себе в ней полезное применение.

 
История новой Москвы в 12 главах: Часть 3

История новой Москвы в 12 главах: Часть 5







Система Orphus

Ошибка в тексте?
Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter