Атлас
Войти  

Также по теме

"Из-за этого кризиса появится шанс, что мы выберем не фашистский путь, а наоборот, либеральный"

Верят ли русские в социализм на самом деле и как изменятся их ценности в случае падения цен на нефть? БГ предлагает выдержки из выступлений известных российских ученых на круглом столе, организованном Фондом Гайдара

  • 39979
Crowd on a city street, Moscow

Thinkstock/Fotobank.ru

Фонд Егора Гайдара проводит цикл публичных дискуссий, посвященных жизненным ценностям населения России. Вторая дискуссия состоялась в понедельник в Москве и была посвящена теме "Россияне выбирают социализм?".

Согласно данным социологических опросов, 70–80% граждан страны уверены, что "большинство не сможет прожить без опеки государства". 50-60% говорят о том, что "государство должно обеспечить нормальный уровень благосостояния всем гражданам". В чем причина этой тяги к патернализму? Почему россияне так плохо относятся к бизнесу и предпринимателям? Насколько Россия в этом отношении отличается от других постсоциалистических стран? И, что самое главное, как изменятся ценности россиян, когда подешевеет нефть и денег у государства станет в разы меньше? 


"Мы живем в сословном полуфеодальном обществе. Сегодня у низших сословий не так много возможностей"

Александр Чепуренко

Александр Чепуренко

Профессор кафедры экономической социологии НИУ ВШЭ, соавтор российской части "Глобального мониторинга предпринимательства"

С начала 90-х годов я участвовал в составлении рейтингов настроений россиян. В первой половине 90-х большинство россиян поддерживали демократию и хотели видеть именно такой строй в нашей стране. Потом этот показатель постепенно начал снижаться.

Россияне уверены, что государство должно принимать непосредственное участие в экономике, в защите прав населения. Предприниматели – это драйверы рыночной экономики. Однако россияне не любят предпринимателей. Большинство населения выбирает стабильную государственную политику, оно против той "демократии", которая получилась в России в 90-е годы. 

Взрослое население России оценивает возможности для занятия бизнесом плохо. Очевидно, что люди не идут в предпринимательство, потому что не видят для себя такой возможности. Россияне считают, что они не способны вести бизнес, и бояться быть предпринимателями.

Значительная часть россиян катастрофически боится неудач. В США, если вы дважды неудачно начинали бизнес, то в третий раз банк с удовольствием даст вам деньги в кредит: считается, что вы уже извлекли все необходимые урок. У нас все наоборот: мы привыкли посыпать голову пеплом и думать, что у нас всё плохо.

Конечно, государство не оказывает поддержку малому предпринимательству, потому что не видит в этом смысла. Малый и средний бизнес, который был опорой власти раннего Ельцина, совершенного не нужен нынешнему путинскому "силовому большинству".

Однако в России на 2013 год доля предпринимателей – 5,8% населения. В Германии их 5%. Правда, в России господствует не производительный тип предпринимательства, а деструктивный. То есть предпринимательство – это посмотреть, у кого дела идут хорошо, и отнять успешный бизнес. 

Как старый марксист, я считаю, что не люди такие, а обстоятельства такие.  Мы живем в сословном полуфеодальном обществе. Сегодня у низших сословий не так много возможностей. Социализм это система, предполагающая солидарность в обществе. Но российское общество – неколлективистское.

Любой человек относится болезненно к вопиющим случаем парораспределительной несправедливости, все это порождает социалистические настроения. Чиновников не любят, клянут государство. Но надеются россияне все равно на государство, а плохо это или хорошо, я не знаю. На кого людям еще надеяться, на Стеньку Разина? 

Возможности экономического роста сейчас исчерпаны, как только нефтяная рента начнет снижаться, в элите начнутся всякого рода брожения. Надежда может быть связана только с тем, что у нас есть вменяемые региональные политики, которые создают в своих регионах экономическое чудо без помощи природных ресурсов.  Если такие люди почувствуют поддержку федеральных политических элит, будет  возможен экономический рост. Но для этого нужны серьезные изменения в стране и в правящем классе.


"Наше государство любит называть себя социальным, а на самом деле таковым не является"

Владимир Назаров

Владимир Назаров

Директор Научно-исследовательского финансового института

Бедное общество склоняется к ценностям выживания. Бедный народ охотно жертвует своей свободой ради определенной стабильности. И доверяет свою судьбу любым подвернувшимся иерархическим структурам. В традиционных обществах это семья, церковь.  Если же традиции отсутствуют, они заменяются огромным бюрократическим или социалистическим государством. Наше государство не социалистическое, оно любит себя называть социальным, но на самом деле таковым не является. 

Я считаю, что ответы на наши вопросы о ценностях не в том, что мы любим или не любим демократию. А в том, что мы – бедное общество. Когда россияне в 90-е годы сказали, что любят свободу и демократию, на самом деле, они тогда ничего не понимали ни в свободе, ни в демократии. Люди просто увидели, что западное общество живет хорошо, и захотели жить так же .

В девяностые мы хотели создать мощный рынок, и все начало получатся. Но потом на нас начали падать "нефтяные деньги" и стало понятно, что счастье не в рынке и не в демократии, а в распределении "нефтяного бабла". Распределение "нефтяного бабла" не несет позитивной, модернизационной повестки. Наоборот нужно построить вертикаль, по которой грамотно раздавать ренту. Чтобы всем хватало, чтобы никто себя не чувствовал обделенным, чтобы каждый получал свой кусочек. Кто-то откат в 30%, а кто-то грошовую пенсию.

В России общество по-прежнему бедное. Россияне не зависят от производительности труда,  мы зависим от природной ренты. Государство лишь распределяет то, что дано нам богом и природой. Из-за мягкой денежно-кредитной политики сложились аномально высокие цены на нефть. Если бы не политика США, цены на нефть были бы ниже, и нам пришлось бы больше думать головой, чем рассчитывать на государство.

Но дешевые деньги – это временное явление. Сперва у нас отнимут нашу нефтяную ренту, это произойдет естественным образом. Цены на нефть будут снижаться, добыча нефти тоже будет падать. Вначале это никак не повлияет на общественные ценности. Потому что в России и так всё фигово с самовыражением, и никакой кризис уже этот показатель не способен еще понизить. Большими рабами мы уже не станем.

У россиян низкий уровень стремления к  самовыражению и к  свободе. Однако в идеи чучхе мы не провалимся,  и в традиционализм тоже. Православие существует лишь в воспалённом мозгу некоторых идеологов. Как прихожанин, могу заявлять, что у нас очень низкая православная культура,  поэтому в традиционные ценности Россия не вдарится. Будет обычный кризис,  на который общество будет вынуждено ответить. Элита и народ вынуждены будут привыкать к новым условиям. А кто не захочет, окажутся на Лазурном берегу, это в случае элиты, или на помойке, в случае народа.

Людям придется отказаться от всех социалистических ценностей и жить на условиях, на которых не так давно жил весь развитый мир. Нам предстоит пройти путь становления нормального капиталистического общества, и здесь роль социального государства будет сводиться к минимуму.

Я бы сравнил наше общество, с бомжом, который нашел миллионом долларов. Он не богатый человек и он не знает, что с этими деньгами делать. Он несвободный человек, он не знает, как правильно распорядится появившимися доходами. Поэтому наше общество нельзя назвать богатым, оно внутренне не готово к этому богатству. Если забрать от нас нефтяную ренту, мы будем прежним бедным государством. Все наши ценности сформировались, когда мы были бедным обществом.

Да, экономический рост трансформирует ценности. Возможен ли с нашими ценностями экономический рост? Это дело случая. Это как кинуть монетку до тех пор, пока не выпадет нужная сторона. Мы подкинули монетку в 90-е годы, не получилось. Сейчас мы будем вынуждены подкидывать монетку снова. Чтобы изменились ценности, должна измениться экономика. С радикальным экономическим кизисом появится шанса, что выберем не фашистский путь, а наоборот, либеральный. 

Капитализм гарантирует определенное равенство. В капиталистическом обществе при чудовищном неравенстве по доходам всем гарантируется жизнь и кусок хлеба. Бедность постепенно преодолевается, возникает общество с относительно равными возможностями. Кроме того, все социальные институты, которые гарантируют нам равенство, появились не в социальном государстве, а гораздо раньше. Социальное государство просто вытеснило их.


"Наша структура ценностей не подходит для рыночной экономики"

Александр Татарко

Александр Татарко

Ведущий научный сотрудник Международной научно-учебной лаборатории социокультурных исследований ВШЭ

Я – социальный психолог, занимаюсь изучением экономических ценностей россиян. Долго считалось, что если создать правильные институты, то  все остальное изменится. Но оказалось, что культура имеет большее  значение, чем институты, потому что институты вырастают именно в культуре, а не наоборот.

Люди во всех обществах хотят одного и того же. Но одни общества предпочитают достижения, а другие безопасность, одни равноправие, а другие иерархию. Шварц провел исследование в 80 странах мира, сравнил Россию и Запад в 1992 году. Россия по ценностям отличается от Запада. Наша структура ценностей не подходит для рыночной экономики.  В 1995 году  было проведено еще одно исследование. Оказалось, что ценности молодежи начали меняться, и мы приблизились к Западной Европе.  Но по сравнению с западным обществом мы ведем себя осторожно, и боимся рисковать. У россиян очень выражены ценности власти и иерархии.

Сегодня очень высокие конкурсы во все вузы, связанные с государственным управлением. Получается интересный микс. С одной стороны, у молодежи есть ориентация на достижения, а  с другой стороны, по-прежнему важны ценности безопасности и иерархии. Все это создаёт ценностный базис для коррупции. Люди в России стремятся через власть получить блага, в этом мы очень близки с китайцами. А в Западной Европе ценности безопасности, иерархии и власти значительно ниже.

Однако я считаю, что необходимо опереться на те ценности, которые у нас есть. А не ломать их. Например, Япония была отсталой страной. Сперва, американцы ездили туда учить японцев, а потом уже японцы учили американцев. Если культура возникла и существует, возможно, не стоит ее ломать, нужно на что-то опереться, чтобы развиваться дальше. Нужно создать определенные условия, чтобы люди могли эти ценности реализовать. Но это креативная  и непростая задача.

 






Система Orphus

Ошибка в тексте?
Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter