Атлас
Войти  

Также по теме

Как проходит сбор помощи на Воробьевых горах

Только по официальным данным в наводнении на Кубани погибли более 170 человек, тысячи остались без имущества. В условиях, когда власти мало кто верит, люди сами стали собирать помощь для пострадавших. Многие поехали добровольцами в Крымск. Светлана Рейтер провела на одном из московских пунктов сбора помощи весь день и поговорила с теми, кому не все равно

  • 9978

Пункт сбора помощи пострадавшим от наводнения в Крымске устроили на смотровой площадке на Воробьевых горах. В 9 утра сюда приехали журналист агентства «Ридус», 24-летний Роман Переверзев, и 18-летний программист и активист движения «Солидарность» Всеволод Чагаев. «Мы сидели ночью в клубе «Завтра» и думали, что надо что-то делать, надо ехать в Крымск, — рассказывает Переверзев. — По федеральным СМИ информации было мало, в социальных сетях местные жители называли пугающие цифры: при наводнении уже погибло от трехсот до тысячи человек. Ближе к часу ночи мы закинули информацию в твиттер: «Кто хочет ехать с нами в Крымск или передать гуманитарную помощь, встречаемся в десять вечера на смотровой площадке».

 По последним данным, в результате наводнения 3 300 человек лишились всего своего имущества, 18 700 — лишились имущества частично.

Пока он говорит, Сева Чагаев, кудрявый брюнет в красной майке, безуспешно пытается прикурить сигарету. После нескольких попыток он разбивает зажигалку об асфальт и почти кричит: «Говно, а не зажигалка!» Чагаев нервничает, и его можно понять: к 12 часам дня на площадке вырастает высокая гора коробок, наполненных консервами, крупами, сухими супами и хлебом. Рядом — хаотичная куча мешков с разнообразной одеждой для любого времени года. К площадке постоянно подъезжают машины, и оттуда выходят люди с сумками, пакетами и даже чемоданами. В них — мыло, зубная паста, памперсы, пятилитровые баклажки воды, свечи, пододеяльники, носки, трусы, нитки и иголки. Совершенно непонятно, как это добро вывозить в Крымск: после того как Переверзев и Чагаев закинули информацию в социальные сети, несколько десятков добровольцев изъявили желание ехать туда на машинах. К часу дня нашлась одна машина, и больше — никого. На туристической пенке сидит гражданская активистка Мария Баронова. Она бесконечно звонит по телефону, пытаясь заказать автобус в Крымск, но ей все время говорят: «Кубань — не наш профиль».

Упаковкой вещей занимаются добровольцы — люди, которые сами привезли еду и одежду для пострадавших, а потом решили остаться и помочь с погрузкой. Ехали на смотровую площадку на пять минут, а остались на весь день. Сортировкой продуктов и одежды занимается молодая переводчица Женя — она на днях вышла замуж, собиралась ехать в свадебное путешествие, но медовый месяц проводит на Воробьевых горах, отдавая категоричные указания: «Детское питание кладем отдельно от туалетной бумаги, памперсы скидываем в отдельный мешок». Ей помогает 24-летняя геолог Олеся: подписывает маркером мешки, укрепляет скотчем ненадежную тару. Не хватает пустых коробок, маркеров, скотча и хозяйственных сумок. За ними едет фотограф «ИТАР–ТАСС» Митя Алешковский. Он же берется решить вопрос с автобусом для добровольцев и гуманитарной помощи. Его сестра Аня, накрутив на голову тюрбан из арафатки, разбирает горы обуви.

От раскаленного солнца пересыхает во рту и плывет в глазах. Женя льет на голову воду из бутылки, выкуривает половину сигареты и продолжает складывать вещи. Армянская пара привозит три сумки детских носков — надо разобрать. Архитекторы Денис и Оксана приносят пять сумок с детской, мужской и женской одеждой — надо рассортировать. 
 Пункт приема помощи будет работать на смотровой площадке на Воробьевых горах 9 июля с 13.00 и до позднего вечера.
Инна, менеджер туристической компании, приносит постельное белье и говорит, что в Крымске живут ее клиенты, они должны были ехать на учебу на Мальту через Москву, и теперь Инна очень переживает, «доедут ли они до нас». К трем часам дня Алешковский привозит скотч, коробки и хорошую новость: автобус до Крымска найден, он отвезет часть гуманитарной помощи, возьмет на борт двадцать пять добровольцев и через три дня привезет их обратно, но нужны деньги — больше ста тысяч рублей. Два добровольца начинают ходить по набережной с коробками, в которые собирают деньги на автобус. За пять часов собирается нужная сумма. Деньги кладут многие — бизнесмены Владислав и Ирина достают из кошельков все наличные: «Мы час искали в сети, куда можно отвезти вещи и деньги. Очень мало информация, и вся — разрозненная».

В семь часов вечера на площадке появляется автодом. За рулем — Андрей Прокофьев, бывший сценарист. Еще год назад он писал «зубодробительные ментовские сериалы» для НТВ и Первого канала. Потом случайно оказался в Псковской области и увидел в местных деревнях «запустение, бурьян и вытоптанную тропинку к спутниковой тарелке». Тогда, говорит Андрей, он понял, что своими руками превращает людей в ничтожеств: «Ползком до магазина — и к телевизору». В ноябре он закончил свой последний проект и с того времени занимается общественной деятельностью — ездил поддерживать голодающих в Астрахань, теперь собирается в Крымск. Он готов взять пятерых добровольцев, и они быстро находятся. Автодом Андрея под завязку набивают коробками консервов, мешками круп, сумками с бытовой химией.

Еще через полчаса на площадку приезжает пикап студента Института МВД Михаила Ефремова. Он считает, что правило «помоги другим, и тебе поможется» сегодня особенно актуально. Ефремов набивает багажник одеждой для пострадавших и медикаментами. По дороге в Крымск он завозит на аэродром МЧС в Раменское Романа Переверзева, который везет в зону бедствия два генератора, купленных молодой семейной парой, случайно попавшей на смотровую площадку.

На Воробьевы горы приезжает балерина Анастасия Волочкова, привозит четыре коробки футболок с собственным изображением. Два симпатичных хипстера приносят вязанку кед «Конверс». Две девушки приносят рюкзак с балетками и кроксами. Пожилая женщина еле дотаскивает до пункта сбора тюк постельного белья. Практически все вещи новые или в отличном состоянии. Приходит художница Ольга, сдает игрушки, книжки и детские бутылочки, помогает разобрать одну коробку, другую, третью, и вот она уже в паре с журнальным дизайнером Соней раскладывает консервы. К государству у Ольги доверия никакого: «Для меня это чувство врожденное, а в последнее время оно сильно обострилось. Я не знаю, оказывается ли им помощь в достаточном объеме. Мне страшно жалко этих людей, я боюсь подумать, что там творится, а все люди — братья».

Рядом сортируют медикаменты оператор Полина и пенсионер Павел Вишневский.

Бывший тренер по тяжелой атлетике, он тренировал молодых краснодарских милиционеров, направленных на ликвидацию последствий наводнения: «Они рассказывают страшные вещи. Говорят, что точное количество жертв установить пока невозможно: завалы еще не разбирали, дома не вскрывали. Одного моего ученика поставили охранять от мародеров какой-то объект в Крымске. Он рассказывает, что по улицам трупы коров, кур и овец плавают и собаки. А рядом — люди. Местных из МЧС просили трупы убрать, а они не приехали, некогда им».

К двум часам ночи на площадку приезжает автобус для добровольцев. Коробки, мешки и бутылки с водой грузят в багажный отсек и в салон. После этого в автобус первым заходит Сева Чагаев, за ним — гражданская активистка Аида Волконская, пара студентов, два крепко сбитых активиста «Левого фронта», журналист Матвей Крылов, он же — бывший нацбол Скиф, и телевизионный продюсер Эмиль. Перед автобусом стоит 23-летняя Ирина, стажер спасательного отряда МЧС и доброволец «Лизы Алерт». Я спрашиваю ее, боится ли она ехать, и она отвечает: «Есть немного. Непонятно ведь, что там будет». Родителям Ира сказала, что едет на несколько дней за город. Чтобы не волновались.
 






Система Orphus

Ошибка в тексте?
Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter